Выбор идеального адвоката: как не стать Ефремовым в руках Пашаева

Гарантировать выигрыш в суде может только «решала»

Скандал вокруг уголовного дела Михаила Ефремова высветил серьезную проблему – беззащитности клиентов перед собственными адвокатами. Доверяя юристам свои дела, деньги и зачастую дальнейшую судьбу, люди даже не всегда понимают, правильный ли сделали выбор. А когда выясняется, что поставил не на того, бывает уже слишком поздно. Конечно, адвоката можно лишить статуса, засудить, при особом упорстве даже посадить. Только вот какой толк? Дело-то проиграно. Как оценить все риски «на берегу» и выбрать хорошего адвоката, не ставя эксперименты на самом себе и не теряя драгоценное время, разбирался «МК».

Гарантировать выигрыш в суде может только «решала»

«Защита от юриста»

«Юрист взяла деньги, заключили договор. Но она, не намереваясь его исполнить, уехала в отпуск, ничего не сделала. Обманула меня и своих коллег, представила сфальсифицированные документы, подтверждающие якобы исполненные ею обязательства, исчезла, скрывалась, на связь не выходила. Пока я ее искала и пыталась прояснить ситуацию, по вине юриста я лишилась своего законного права, которое она обязывалась защитить. Процессуальные сроки прошли. Следственные органы завели уголовное дело. Но мне надо вернуть свои деньги плюс компенсацию, так как я много потратила, безуспешно пыталась восстановить свое право и много пережила».

Чтобы найти жалобы клиентов подобного содержания, не придется даже особо глубоко копать. Каждый потребительский интернет-форум такими гневными постами завален. Только вот внятных советов там по пальцам одной руки можно пересчитать. В большинстве своем они сводятся к традиционному «сам виноват». Еще один типичный совет обманутым клиентам – следить за работой своего юриста. Только вот как за ним уследишь, если сам законов не знаешь?

Правда, сами же правоведы советуют практически то же самое. Причем, следить за работой защитника следует еще до того, как он начал вас защищать.

Первый и главный совет от самих адвокатов - присмотреться к конторе, в которую вы собираетесь обратиться. «Юридическая фирма» в названии – повод остановиться, сосчитать до десяти и, развернувшись с порога такой организации, отправиться искать дальше. 

- Адвокаты отличаются от юридических фирм-однодневок в первую очередь тем, что они связаны рядом обязательств в силу закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, - объяснила адвокат Оксана Михалкина. - Хороший способ подстраховать себя – идти именно к адвокатам, имеющим регистрационный номер Минюста и удостоверение.

Это, пожалуй, базовый совет, который поможет отделить «мух от котлет». На юриста без статуса адвоката рычагов давления почти нет, заявляют представители профессионального сообщества. Это свободные художники, живущие по законам дикого рынка. Рычаги влияния на адвоката после скандальной истории с лишением статуса  Эльмана Пашаева стали известны всем. Первый – жалоба в адвокатскую палату, к которой прикреплен защитник. Подать ее может любой обиженный клиент. Второй, куда более серьезный – представление Минюста или бумага от судьи, которого довел до белого каления адвокат. Итогом в любом случае станет дисциплинарное дело и разбор полетов на совете адвокатской палаты. В лучшем случае защитник, если будет признан виновным в нарушении правил работы, отделается замечанием или предупреждением. В худшем – вылетит вон из адвокатуры на определенный срок. Чаще всего (даже в таких жутких ситуациях, как с Пашаевым) на год. Максимальный срок отлучения от адвокатского сообщества, согласно Кодексу профессиональной этики – пять лет. Простых же юристов «без корочки» разбирать некому, и лишать их нечего. 

«Доверитель – не потребитель»

Но есть и обратная сторона медали. Работая с простым юристом, клиент заключает договор об оказании юридических услуг. А значит, он – потребитель, и на его стороне закон «О защите прав потребителей». Этот статус дарует ему главное: презумпцию незнания закона. То есть государство автоматически признает, что потребитель – абсолютный невежда, который имеет полное право не знать ничего вообще, и активно его защищает. Если юрист-«не адвокат» с треском проигрывает дело или у доверителя имеются любые претензии к качеству его работы, есть неплохие шансы отсудить у него не только заплаченный за услуги гонорар, но и компенсацию морального вреда. В нагрузку судья назначит бедолаге-правоведу еще и штраф – 50 процентов от того, что присудит клиенту. 

С адвокатами же такой номер не проходит. Они принципиально разделяют юридические услуги и юридическую помощь и говорят, что занимаются оказанием именно помощи.

Причем, это не игра слов. У такого разделения есть далеко идущие правовые последствия. Закон о защите прав потребителей на адвокатов не распространяется.

- То, что мы имеем сегодня с точки зрения законодательства, по меньшей мере странно, - считает сопредседатель Национального союза защиты прав потребителей Алексей Егармин. - Когда люди идут к адвокатам, они идут именно за услугой – по юридическому сопровождению, по представлению своих интересов в суде и так далее. Для клиента работа адвоката – это услуга.

Однако для законодателя это вовсе не так. В результате, как поясняют эксперты по защите прав потребителей, произошел серьезный перекос. Клиент, чаще всего абсолютно юридически неподкованный, лишен возможности получить защиту от государства как потребитель просто потому, что ему не оказана «услуга», а предоставлена «помощь».

- Необходимость привести нормы закона об адвокатской деятельности к нормам закона о защите прав потребителей назрела уже давно, - пояснил Алексей Егармин. - В этом случае клиент получит необходимую защиту на случай недобросовестности адвоката. Пока же мы наблюдаем настоящий нарыв неравенства.

Пока же законы разбалансированы, ситуацию на рынке адвокатских услуг, которые и не услуги вовсе, красноречиво описывают гневные посты обманутых клиентов:

«С адвокатом был заключен договор на оказание услуг (составление иска, представительство в суде и так далее). Внесено 175000 рублей в качестве предоплаты (приходник имеется). В договоре нет четкой цены, прописано обобщенно "делать все возможное для достижения результата". К договору приложен прайс адвоката без печатай и подписей. Так вот, адвокат составил иск и один раз присутствовал на суде, проигранном. В дальнейшем адвокат прятался, не отвечал на звонки, и как следствие просрочил все сроки для обжалования. То есть дело зашло в тупик, спустя полгода адвокат объявился и сказал, что он всю работу сделал (иск и посещение суда) и стоило это 175000 рублей. Я обратился в коллегию, где состоит адвокат, но там отписались, сославшись на свободу договора»

«Идеальный адвокат: модель для сборки»

И адвокаты, и эксперты по защите прав потребителей признают: универсальной инструкции по поиску идеального защитника нет и быть не может. Но есть ряд советов, которые клиенты могут взять на вооружение.

Первый – бежать от адвокатов, которые дают гарантии.

- Гарантировать положительный результат по делу адвокат не может ни устно, ни письменно, - говорит Оксана Михалкина. - Решение по делу зависит только от суда, поэтому единственное, что должен прописать в соглашении адвокат, – фразу о том, что он обязуется защищать интересы доверителя всеми не запрещенными законом способами.

Адвокат может сказать, что в силу устойчивой судебной практики дело клиента, скорее всего, выигрышное. Но ручаться за стопроцентную победу он не имеет права -  это лукавство. Верить в такие сказки за свои же деньги очень наивно. Если же адвокат обещает за деньги договориться со следователем или судьей, перед вами или аферист, или «решала». Последний может и выполнит обещанное, но здесь надо четко понимать: подписавшись на такой способ решения своих проблем с законом, вы автоматически становитесь вне правового поля. Захлопнутся в итоге на ваших запястьях наручники за попытку дачи взятки должностному лицу или нет – вопрос везения и прозорливости правоохранительных органов.

Второй совет от экспертов – четко прописывать в договоре или соглашении, что адвокат должен посещать все судебные заседания или следственные действия. В противном случае клиент может оказаться в незавидном положении. Дело проиграно, а доказать, что провал случился именно из-за неявки адвоката в суд, очень сложно.

Третий совет – платить только за участие адвоката в процессе. Понятие «гонорар успеха», как поясняют защитники, применимо исключительно к гражданским и арбитражным делам. Там в случае выигрыша адвокат может запросить определенный процент от взысканной в пользу клиента суммы. К уголовным делам у добросовестных адвокатов подход принципиально иной. Они берут деньги только за сам факт сопровождения дела.

Четвертая рекомендация – обращать внимание на сроки действия соглашения. В уголовных делах адвокат работает по стадиям процесса. Одна стадия – одно соглашение. То есть для следствия, первой инстанции в суде, апелляции и так далее, должны быть разные соглашения. Ограничить отношения с подзащитным конкретным сроком – значит, заведомо его «кинуть». Никто заранее не знает, сколько по конкретному делу продлится, например, предварительное расследование. По одним делам оно занимает два-три месяца, по другим тянется годами. С гражданскими делами все проще: адвокат работает ровно столько, сколько длится действие доверенности. На это клиент тоже должен обращать внимание. Если доверенность выдана на полгода и не продлена, адвокат получает право выйти из дела, так как клиент, по сути, сам лишил его полномочий.

Наконец, пятый совет – изучить профессиональную биографию адвоката. Делать это, конечно, лучше еще до подписания соглашения и оплаты. Начать следует с реестра Минюста. Это открытые данные, найти их в Интернете не составит труда. В строку поиска нужно вписать фамилию, имя и отчество адвоката. Система выдаст всю хронологию: когда присвоен статус, действует ли он сейчас и к какой палате прикреплен защитник. Идеально, если адвокатом юрист стал давно и ни разу не лишался статуса. Хотя бы одна красная полоса (так Минюст маркирует адвокатов, чей статус прекращен) в биографии защитника – уже повод задуматься. Затем следует почитать решения судов по делам, в которых участвовал адвокат. Но искать их в базах судов - все равно что искать иголку в стоге сена. Так что такое чтиво доступно лишь, если адвокат сам выложит свое портфолио в сеть.

- Лучше, если выигранные дела разноплановые, - советует Алексей Егармин. - Многие адвокаты идут на уловку. Набирают массив однотипных дел с устоявшейся судебной практикой. Выиграть такие дела не составляет труда, а у клиентов формируется ложное впечатление о высокой квалификации адвоката.

«Не идеально, но нормально»

Несмотря на череду скандалов, которые опутали российскую адвокатуру после дела

Михаила Ефремова, представители адвокатского сообщества считают, что не все в их рядах так плохо, как может показаться на первый взгляд.

Президент Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Юрий Пилипенко подчеркнул, что

состояние адвокатуры не идеальное, как и любого другого профессионального сообщества, но оно абсолютно в пределах нормы.

- Более того, в последние годы мы интенсифицировали "расшивание узких мест" в корпорации. Например, приняли профессиональные стандарты уголовной защиты и повышения квалификации, ввели ограничение так называемого экзаменационного туризма и прочее, - рассказал Юрий Пилипенко.

Да и статистика ФПА по жалобам на адвокатов говорит в пользу того, что в целом фон довольно спокойный. Так, в 2019 году в адвокатские палаты поступило около 15 тысяч жалоб на адвокатов, и только треть из них признана допустимыми, то есть соответствующими критериям, установленным законом и Кодексом профессиональной этики. Менее трех тысяч адвокатов были привлечены к дисциплинарной ответственности.

351 адвокат был лишен статуса, что является самым серьезным дисциплинарным наказанием, 93 из них обратились с жалобой в суд, 15 адвокатам суд восстановил статус. При этом надо помнить, что адвокатов в стране более 80 тысяч, а количество дел - судебных и консультационных, исчисляется миллионами.

В ФПА отмечают, что по сравнению с предыдущими годами общее количество нарушений остается на прежнем уровне. При этом число серьёзных проступков немного сократилось.

В корпорации признают, что в последнее время адвокатов стали чаще привлекать к уголовной ответственности. Чаще всего им инкриминируют мошенничество или покушение на него. Под статью в основном попадают как раз те самые «решалы».

- Эта проблема действительно существует, хотя она не столь масштабна, как иногда представляется, - подчеркнул Юрий Пилипенко. - Но главное в том, что она даже не биполярна: я имею в виду тех, "под кого адвокаты якобы берут деньги". Есть же и общественный спрос на такого рода "услуги", который порожден социальными изменениями в стране в последние десятилетия. И иногда клиенты сами ищут таких "специалистов". Гражданин с погашенной судимостью может вернуться через экзаменационные испытания в адвокатуру. И я бы не стал всех чесать под одну гребенку, так как не всякая судимость должна ставить крест на жизни или карьере человека. Тем более в стране, где в прежние годы четверть или более населения прошла через лагеря. Кроме того, мне известно, что помощь некоторых из моих коллег, прошедших через уголовное преследование, пользуется у граждан повышенным спросом. И никаких нареканий. Они успешны и законопослушны. 

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28381 от 5 октября 2020

Заголовок в газете: Защита от адвоката