Гаишника, оскандалившегося в ДТП с шишкой из «Лукойла», оправдали за убийство

Присяжные признали Николая Хованского невиновным

Мир, то есть люди, соскучился (как показывают опросы общественного мнения) по добрым, но при этом поучительным историям. А по таким, где бы, как в сказке, «отворились врата темницы» и невиновного выпустили с извинениями, и подавно. На днях присяжные в Мосгорсуде оправдал жителя столицы Николая Хованского, обвиняемого в мошенничестве и убийстве.

Оправдательный вердикт сам по себе в наше время почти чудо, но эта история с подтекстом. Незаконно обвиненный в страшном преступлении Хованский в прошлом личность весьма известная - бывший инспектор 3-го спецполка ГИБДД, которому музыкальный критик Артемий Троицкий и лидер группы ДДТ Шевчук вручили в день милиции антипремию в номинации "Дорогу колесницам" (после скандальной аварии на Ленинском проспекте с участием вице-президента компании «Лукойл» Баркова). 

Были ли связаны два события – ДТП и обвинение в убийстве – и как удалось убедить суд в невиновности - обозреватель «МК» спросила у самого Николая.

Присяжные признали Николая Хованского невиновным
Николай Хованский в СИЗО сбросил 59 кг

ИЗ ДОСЬЕ МК: 25 февраля 2010 года на Ленинском проспекте столкнулись «Мерседес» вице-президента компании «Лукойл» Анатолия Баркова и «Ситроен», за рулем которого была медик Ольга Александрина, а на пассажирском сиденье ее свекровь, заслуженный врач России Вера Сидельникова. Обе женщины в результате ДТП погибли. Хованский, прибывший на место через две минуты после аварии, заявил о виновности Александриной еще до проведения всех экспертиз, чем вызвал бурю негодования.

- Николай, вы знаете, что когда вас задержали, злопыхатели писали – мол, так и надо этому гаишнику, оправдывающему вип-водителей?

- То ДТП настроило против меня народ. Но я сам себе вопрос задал: «Что бы лично я подумал, прочитав об аварии?» И честно ответил - подумал бы точно так же, как они: опять власть имущий откупился, а виноватой сделали погибшую.

После этого я не обижался на людей.

А та авария правда мне на всю жизнь запомнилась. Я одним из первых прибыл на место трагедии. Я пытался спасти Сидельникову (Александрина погибла на месте), передал ее в больницу еще живой. Вообще много лет назад я опробовал метод: если водителя невозможно достать из покорёженной машины, надо просунуть к нему руку и сказать: «Будешь держаться за эту руку – будешь жить!». И люди держались так по часу и больше, пока не подъезжали специалисты с оборудованием. Потом этот способ стали использовать мои коллеги. Были даже проведены эксперименты, доказывающие его эффективность. Так вот, я держал Сидельникову за руку, пока ее не вытащили из автомобиля.

Возможно, мне не стоило давать интервью на месте ДТП. Но я был пресс-секретарем нашего батальона. Да и любой сотрудник ГИБДД, отработав хотя бы две недели, сказал бы, кто виноват в данном случае. Увы, это женщина-водитель. Потом экспертизы, которых было множество, это просто подтвердили. Одна из погибших женщин вела беременность очень известной спортсменки- депутата. Так что за нее тоже было кому заступиться, если бы разбирательство пошло незаконным путем. Но там, повторюсь, все было очевидно. За полчаса до этого ДТП была практически точно такая же авария в Выхино, где пострадали дети. Но про нее никто не вспоминал даже.

Когда же меня «наградил» Артемий Троицкий в присутствии любимого певца моей старшей дочери Юрия Шевчука, я счет это оскорблением. Я не худший милиционер, спас много людей на дорогах. Вы же знаете, что мне в итоге суд присудить моральный ущерб?

- Да. После этого ДТП вы, впрочем, уволились.

- Я ушел на пенсию, как и планировал. Меня позвал в коммерческую фирму по техосмотрам человек, у жены которого я принял в 2008-ом году. Их машина застряла в пробке, я смог прорваться к ним, ну и помог новому человек появится на свет.

- Как вы стали подозреваемым в убийстве москвички?

- Ко мне в декабре в 2013 году обратился племянник. Его знакомый Александр Бондаренко попросил свести с кем-то из правоохранителей для консультации. Он мне рассказал, что одноклассник обманным путём (якобы деньги были для совместного бизнес-проекта) продал две квартиры его матери. Проект лопнул, он остался без жилья и без средств. Я стал его помогать. Через два месяца Бондаренко признался, что мать пропала – ушла из дома и не вернулась. По его словам, она могла уехать в Крым. А для оформления продажи квартир одноклассник нашел похожую на нее женщину.

- Это же преступление.

- Именно. И я отыскал эту подставную женщину. Она сильно пьющая. Выяснилось, что она согласилась помочь даже не за деньги, а из жалости. Наниматели ей объяснили, что мать давно пропала, а нужно платить налоги, коммуналку и тд. потому требуется ее присутствии у нотариуса. В общем мне за раскрытие этого преступления (мошенничества) дали две почетных грамоты – одна от УВД, вторая - от начальника ОВД «Нагатино-Садовники». Я доставал запросами, чтобы искали мать, подозревал, где она может находится: рядом с ее домом железнодорожный вокзал, там часто собирались те, кто любил выпить. Она была склонна к злоупотреблению алкоголем, могла память потерять.

- Мать так и не нашли?

- Нет. Я писал многочисленные жалобы на то, что ее никто не ищет. После того как я сходил с ее сыном на прием к главе СК Александру Бастрыкину, возбудили уголовное дело по статье 105 УК «Убийство». А потом вдруг я стал главным обвиняемым. По версии следствия, это я и махинации с квартирами придумал, и мать Бондаренко убил 19 мая 2013 года, а тело закопал на «Бутовском полигоне». Я бы сам не поверил, что так могут наши «органы» все перекрутить. И ведь у них ничего не срасталось: мама появлялась в поликлинике в октябре 2013 года и 9 января 2014 года с переломом руки. То есть в мае

она еще была в Москве и была жива. Даже близко с «Бутовским полигоном» моя машина не была ни в тот месяц, ни в другие. С самим Бондаренко, ее сыном, я познакомился намного позднее.

- И как долго вы под следствием?

- 4 года и 22 дня. У меня пятеро детей. Младшим придумали легенду, что папа примкнул к экспедиции геологов и ищет редкую породу под названием «справедливость». В детском садике они прямо так и рассказывали.

- Как вам «сиделось» в столичных СИЗО?

- Плохо. Постоянные внутрикамерные разработки, стукачи… В федеральном СИЗО № 1 «Кремлевский централ» я 10 месяцев сидел с приговоренным к 25 годам, которого этапировали из колонии для дачи каких-то показаний (хотя по закону подозреваемые не могут находится вместе с уже осуждёнными). В СИЗО №4 «Медведь» сидел в переполненной камере, где спал на полу. Там еще все курили, и я постоянно задыхался. С едой у нас были проблемы. Меняли 4 пачки «Парламента» на кусок говядины, которую не положили в суп.

Сразу скажу, что я подготовил иск на миллион рублей к ФСИН на нарушение условий содержания. 11 ноября будет суд.

Но я благодарен СИЗО № 4 за то, что там познакомился и с интересными людьми. Один из них – директор фабрики «Меньшевик» Илья Аверьянов, обвинявшийся в расстреле рейдеров, пришедших на его предприятие. Я радовался, когда суд присяжных оправдал его, и он вышел на свободу. А сейчас радуется он за меня. Мы уже созванивались.

- Свидания, звонки в СИЗО у вас были?

- Какое там! Ничего не давали, а жену еще следователь сделал свидетелем (видимо, чтобы даже не просила у него).

- Вы верили, что вас оправдают?

- Я никогда раньше не знал эту пропавшую женщину и никак не был причастен к преступлению. Но я понимал, что живу в России. Я знаю историю нашего государства, включая моменты, когда на плахе лежала голова ни в чем не повинного…

У нас было 17 заседаний суда присяжных. На вопросы: «Причастен ли Хованский к мошенничеству? Причастен ли к убийству?» присяжные ответили: «Нет».

Сколько нервов потрепано… Машина стоит на штрафстоянке с 2014 года (была признана вещдоком, инкриминировали, что якобы на ней вывозил тело). За время, проведенное за решеткой, я похудел на 59 кг, меня никто не узнает! И все же я не раздавлен, готов жить и работать дальше.

Про что вся эта история экс-гаишника? По мне - так про то, что в нашей стране от героизма до тюрьмы может быть один шаг, и про то, как можно по ошибке стать «самым плохим полицейским» в глазах общества и преступником в глазах правоохранителей. И еще она про то, что сдаваться нельзя в обоих случаях.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28410 от 9 ноября 2020

Заголовок в газете: Гаишник из дела «Лукойла»: «Все против меня»