Дикие цифры по коронавирусу в Петербурге: город поет и пляшет

"Бабка в блокаду выжила, а мы что - слабаки?"

Считается, что в крупных «столичных» городах эпидемию коронавируса пережить проще. Много врачей, больниц,  аптек. Но и заразиться тут легче. «МК» прошёлся по Петербургу в разное время cуток и убедился, что рекордные показатели по коронавирусу в городе на Неве не случайны.

"Бабка в блокаду выжила, а мы что - слабаки?"

Выходные, время – в районе полуночи. На Думской улице все пляшут и поют: двери баров широко открыты, у каждого работает зазывала. «Девушка, заходите к нам в бар, у нас открыто! Танцы до утра». Где-то поют в караоке. Предлагают подышать «шариком» - вдохнуть гелий из воздушного шара, один из способов достичь опьянения. Это не зарисовка из жизни до пандемии, это происходит в конце ноября в Петербурге, пока местная статистика бьёт рекорды по количеству заражённых и умерших от COVID-19. При этом барам запрещено работать после 23 часов. Каким образом целый кластер заведений на Думской – в самом центре города, у Гостиного двора – «танцует до утра», непонятно. Ни одного наряда полиции я в этом разгуле не увидела.

На более цивильной и статусной улице Рубинштейна поступают хитрее. Здесь больше ресторанов, чем баров, и в районе 23 часов происходит следующее: из заведения вас не выгонят, но попросят рассчитаться и чуть приглушат в зале свет. «Потому что может прийти полиция» - разводят руками сотрудники. И если из зала, где обычно едят, люди все же уходят, то в баре, в уютном полумраке продолжают выпивать.

На прошлой неделе федеральные СМИ облетела новость о том, что в Петербурге запретили проводить спортивные мероприятия со зрителями. На самом деле, это не совсем так: в сообщении Смольного есть уточнение, что профессиональных спортивных клубов этот запрет не коснётся. Теперь любительские соревнования (на которые ходят в сотни раз меньше людей, чем на матчи «Зенита» и СКА) запрещают, под них просто не сдают залы, но на футбол и хоккей ходить по-прежнему можно. Ледовый дворец и вовсе заполняется больше, чем на половину – на матче 22 ноября там было 6 тысяч 640 зрителей при вместимости 12 тыс. 300 человек

Концертные залы, театры и кинозалы с 1 ноября должны заполняться не больше, чем на 25 процентов. 18 ноября мне удалось попасть в Малый драматический театр («Три сестры», Елизавета Боярская блистала в роли Маши), и зал был полон – рассадка была не шахматная, а самая обычная, и все – битком. Были и пенсионеры – как среди зрителей, так и среди сотрудников. В тот же день Смольный объявил, что ограничение в четверть зрителей не будет действовать, если до 18 ноября театр успел продать больше билетов на мероприятие. Наверное, это предотвратит множество скандалов со зрителями, но не покидает ощущение, что петербургские власти ощутимо опаздывают с реакцией на ситуацию с коронавирусом.

Петербург уже входит в число регионов, где критически мало свободных коек. 24 ноября Дмитрий Песков заявил, что самая сложная ситуация с COVID- 19 в шести регионах, и вместе с Республикой Коми и Мордовией в их число попал Санкт-Петербург. Если в целом по стране конечный фонд нагружен примерно на 78 %, то в Петербурге – более, чем на 90%. 24 ноября город поставил очередной антирекорд: выявили больше трех тысяч случаев COVID-19 (3 тыс. 179), подтвердили восемьдесят смертей от инфекции – и это максимальные для Петербурга цифры.

Новые ограничительные меры, как видим, избирательны, к тому же старые не вполне работают. Я не раз слышала аргумент: «Бабка в блокаду выжила, а мы что - слабаки что ли». И, кажется, у города есть шанс это проверить.

Сюжет:

Пандемия коронавируса