Новые последствия коронавируса пугают: психологи забили тревогу

«В стационар поступают пациенты с депрессией после ковида»

Уже больше полугода человечество переживает самую масштабную пандемию в его истории. Ущерб, нанесенный мировой экономике уже оценивается в триллионы долларов, обсуждается её влияние на медицину, политику и образование. Но о психологических последствия коронакризиса говорят не так часто. Мы выяснили, как изменился портрет современного пациента психолога в условиях пандемии. Вскрылись любопытные вещи.

«В стационар поступают пациенты с  депрессией после ковида»

Первый контакт

Еще в начале года появившийся в китайском Ухане, Коронавирус SARS-CoV-2, многие не воспринимали всерьез.  Даже начало карантина было лишь еще одним поводом для того, чтобы собраться вместе и отдохнуть: «Ни одного свободного столика у нас нет. Завтра карантин вводят, все отмечают» - такими словами встретил нас в конце марта менеджер одного из волгоградских ресторанов. Поужинать в тот день так и не получилось. Все заведения города отмечали приближающееся «дуновение чумы». Завтра закроют, так надо повеселиться – как в последний раз. И такое – было практически везде.  Психологически – все это действительно, казалось многим нелогичной и абсурдной игрой.  Петербурженку Анну Ильину, сбежавшую из карантина – 17 февраля судили самым обычным судом.  «Если я заразна, то почему даже представители Роспотребназдора не сидели на заседании в масках?» - удивлялась обвиняемая.   

Однако, по мере развития ситуации нарастала и паника. Видео с человеком, упавшим в обморок в московском метро моментально становилось «вирусным». Симптомы «короны» сравнивали с чумой. Появилась масса  «экспертных статей»  о теории заговора и намеренного распространения болезни. Весь этот шквал информации жадно впитывался человеком, пытающимся найти хоть какой-то ответ, чтобы уберечь себя и своих близких, что приводило к самому частому  психологическому симптому вируса.  Профессиональные психологи  говорят: в такой ситуации даже у вполне нормальных, вменяемых людей – отключается рациональное мышление. У некоторых – возникает невероятно сильная потребность в обработке всех близлежащих поверхностей дезинфицирующим средством. Причем это желание настолько  захватывает, что  забываются   даже  элементарные меры безопасности. Ожоги от  проспиртованной зажигалки на проспиртованных руках – классический пример.  

«Некоторые люди, - рассказывает Михаил Клюшкин, врач психиатр, психотерапевт, доктор медицинских наук (центр Михаила Виноградова) -   настолько обеспокоены вероятностью заражения, что носят в метро противогаз. При этом  даже не задумываются, что этот угольный фильтр делает только хуже, т.к. задерживает частицы - а обычная марлевая маска и перчатки намного лучше работают".  

Осеннее обострение

Так было всю весну. Но после относительно спокойного лета - в сентябре все стало повторяться. Психологически – не изменилось ничего.   Давление на базовый инстинкт человека – самосохранение – продолжается.  

"Берегите себя и здоровье окружающих вас людей, носите маски и перчатки.  Этот голос в московском метро  слышит каждый, но не всегда прислушивается. Следующей остановкой может стать реанимация". Такими  словами начинается   репортаж о коронавирусной ситуации в России в одной из популярнейших новостных телепрограмм. Казалось бы,  страшные предупреждения должны сработать в помощь врачам. Но психологи уже в конце прошлого века убедились: наша психика работает по другим лекалам.  Так,  еще в 1976 году в США в рамках программы пропагандирования вакцинации  сняли видеоролики, очень похожие на наши сегодняшние новости.  Люди разных возрастов и профессий сначала утверждали о том, что им бояться нечего, а в следующем кадре – они на больничных койках.  Эффект  от этой кампании ученых тогда поразил. Вместо того, чтобы  делать прививки,  люди стали сомневаться в  адекватности действий правительства.  Причина – по словам психологов и психиатров не в достоверности или недостоверности самой информации.  А в том, как именно ее обрабатывает наш мозг.  

"Сейчас многие приходят с жалобами на тревогу, опасения  по поводу собственного  здоровья, , в том числе, вызванные не объективно плохим самочувствием, а СМИ, - рассказывает Александра Бархатова, старший научный сотрудник ФГБНУ НЦПЗ. -  Информация о ковиде приобрела тотальные масштабы, угрожающие. Я сама просыпаюсь утром, включаю телевизор и первая же новость про ковид. «Какой кошмар, мы все умрём» - вот так это всё воспринимается. Я  сразу же выключаю телевизор, и очень многие реагируют так же. Я не говорю, что сообщать о вирусе  не надо. Надо. Но  есть  разные способы донести информацию.  Сейчас почти все сообщения о вирусе – директивны.  А  директивная информация всегда вызывает протест.  Нужно изменить способ подачи - не директива, а информационные ролики, разъяснения, почему ты должен носить ту же маску, например, как это конкретно работает.  Необходимо соблюдение пиетета. Дозированной информации".  

Информация хуже вируса

Да, обилие устрашающей информации, заставляет людей бояться за свою жизнь, и как следствие бороться с угрозой: соблюдать меры безопасности, скупать маски и перчатки в аптеках, обрабатывать любые поверхности спиртовым раствором. Однако, побочным продуктом такого воздействия могут быть серьезные проблемы с психическим здоровьем:

"В стационар поступают пациенты с  депрессией  после ковида. У них происходит стойкая фиксация на собственном здоровье. Такие люди, исходно тревожные, после выздоровления от ковида, начинают в дальнейшем подозревать у себя осложнения.  Они считают, что из-за ковида у них появилась онкология или сахарный диабет и эта идея застревает, становится сверхценной,  все это осложняется, вплоть до принятия решения о суициде. Они решают так:  чтобы не ждать, что случится с их здоровьем, лучше  умереть уже сразу. У других возникают устойчивые страхи, что болезнь может вернуться или в их организме произошли неисправимые изменения. Причем в процентном соотношении таких пациентов довольно много. Другой случай, когда  пациенты не болея, считают что COVID-19  у них есть, что вирус вбрасывается извне, его распространяют спецслубжы, для истребления населения" - комментирует Александра Бархатова. 

Постоянное психическое напряжение,  в котором сейчас оказались почти все, коллеги Бархатовой   даже сравнивают с состоянием военных действий: «Ощущение присутствия в ситуации потери: ежедневные сводки числа погибших, отчеты в социальных сетях и сетевых СМИ о происходящем, в том числе с фотографиями из больниц. Психическим аналогом может быть виртуальное присутствие в ситуации войны". 

"Недавно пришла мама девочки, - рассказывает Михаил Клюшин – И хотя все врачи и эпидемиологи говорят, что дети практически не болеют,  она мало,  что не выходила из дома. Принимала пищу только в своей комнате, была постоянно в перчатках (даже дома), не ходила в туалет после других,  стала постоянно делать влажную уборку в своей комнате - и все было бы безобидно, если бы все прошло. Но летом продолжилось тоже самое. Родители забили тревогу, когда ребенок за полгода ни разу не вышел из дома. Договорились с ней на консультацию по скайпу, а после нее у меня встал вопрос: «Может быть,  там было что то большее, чем ковидофобия?  Родителям там явно надо всерьез заняться психическим здоровьем ребенка, а ковидокризис – лишь ярко показал существующую проблему». И врачи, и психологи сейчас едины во мнении: коронокризис поставил человечество в условия жесточайшего  эксперимента с самим собой.  “Эксперимента с отложенными последствиями”, - как его называли участники заседания комитета по биоэтике при Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО.  

Причины в далеком прошлом

Почему чисто психологически мы оказались не готовы к пандемии? Как это ни покажется странным на первый взгляд, но наша психологическая неготовность к коронакризису – привет из доисторических времен. «200 000 лет назад никто не совершал сорокадвухминутных пробежек по три раза в неделю, не поднимал гири по вторникам.  Охотники ничего такого не делали». Это наблюдение из знаменитого «Черного лебедя» Нассима Талеба психологи и психиатры сегодня вспоминают очень часто. Да, современный человек – живет дольше, питается другим, да и охотится – разве что, ради развлечения.

Но эволюционно –  регуляторные системы нашего организма так и остались  в первобытных пещерах.  Ведь наш организм, считают психологи, эволюционно заточен на то, чтобы справляться с один раз возникшей угрозой – а потом отдыхать до появления новой.  

Врач-кардиолог Ярослав Ашихмин еще до пандемии, говорил в своих интервью : "Мы как вид не приспособлены жить в условиях такого длительного хронического стресса. Раньше люди убегали от саблезубого тигра, догоняли мамонта, потом был период отдыха, а сейчас у нас непрекращающийся стресс в условиях информационной перегрузки. Ряд функций в головном мозге выходит из строя. И не все могут наладить контакт со своим бессознательным. Можно сказать, что те, кто, например, срывается на других и кричит, избавляются от стресса таким образом либо через какие-то социально опасные виды поведения. А есть люди, которые внутри себя все это хранят. Тогда организм приковывает внимание человека к каким-то мелким проблемам". Что уж говорить, если проблема не мелкая, а мирового масштаба. И освещение этой проблемы в СМИ имеет свои последствия: 

«Слово материально, оно держит людей в нервном напряжении, - комментирует Любовь Крылова, психолог, частный практик - Начинаются срывы у всех по-разному кото то разводится. Психика сопротивляется, но нас доводят до стрессовой ситуации. Лично у меня сейчас очень много запросов на панические атаки. Тревога и страх убивает иммунную систему, поэтому даже люди, которые никогда бы не заболели коронавирусом они к болезни готовы, потому что иммунная система на нуле. За нее отвечает такая железа как тимус, она от страха сдувается и перестает вырабатывать т-лейкоциты, которые сопротивляются любой болезни, страх их убивает".

О последствиях постоянного воздействия стресса на организм впервые заговорил канадский врач Ганс Селье (собственно, он впервые и сформулировал концепцию стресса). Согласно его идеям, смерть может наступить не от страха, как такового, а от стресса, как результата постоянной стимуляции, которую организм вынести не может. Почему от "страха" тимус (вилочковая железа) "сдувается"? - происходит отмирание его клеток, изменение в его структуре и уменьшение тканевой массы. Хотя, этот процесс так или иначе происходит в течение жизни, существуют исследования, доказывающие, что под воздействием мощных стрессовых факторов разрушение железы происходит намного быстрее. А само влияние стресса на сердечно-сосудистую систему изучается настолько детально, что существует даже специальный термин "поведение А типа". Он описывает людей, вечно стремящихся к успеху, постоянно находящихся в напряженной конкуренции с другими, вечно куда-то спешащих. Такой человек сам постоянно загоняет себя в стрессовые условия, результатом становятся многочисленные проблемы со здоровьем.

Особенности повседневной жизни

Сообщения о вирусе, режим самоизоляции – действительно, стали лакмусовой бумажкой многих проблем.  Как ни странно, как до, так и после карантина – обращения к специалистам касались по большей части не новых ситуаций:  страха от потерянной работы, невозможности найти новую, а проблем старых.  Лишь проявившихся в необычной ситуации с новой силой. Многие психологи отмечают, что вынужденная изоляция  лишь "оголила" существовавшие до нее в скрытом виде проблемы. И это, по мнению специалистов, плюс. Чем ярче видна проблема, тем легче в ней разобраться. "Сама по себе изоляция никак не действует. Не надо её отождествлять с наличием или отсутствием проблемы в семье или на работе,  -  комментирует Дмитрий Шугаев Валентинович, психолог, кандидат наук. -  Тут, конечно,  речь не идёт о бизнесе, он действительно страдает. А вот, что  касается увеличения числа разводов, которые «якобы» произошли из-за пандемии…. Эти разводы всё равно случились бы.  Только в отсроченном варианте. А так  - люди оказавшись в замкнутом пространстве, быстрее с друг другом познакомились,  стали проводить вместе времени больше и поняли, что не подходят друг другу и не смогли договориться. Ранее значительную часть не высказанной злости и агрессии, они сливали вне дома. А теперь вынуждены выливать это на друг друга".    

Раскрылись все самые больные и уязвимые места человеческих отношений:

"У меня была на приеме девушка, - рассказывает частнопрактикующий психолог Дмитрий Малин,   – она  утверждала, что у нее проблемы с соседями. Она снимает квартиру, живет с друзьями, которые поженились  и  не могут намекнуть ей, что она должна уезжать. А ей самой не хочется.  Так вот, когда мы начали разбирать с ней эту ситуацию, то появилось что-то вроде любовного треугольника.   Стало понятно её нежелание менять свое местожительства. Она говорила о том, как её расстраивает, что муж её подруги не будит её по утрам. Даже не понимала абсурдности своих требований. А ведь  изначально заявка была обозначена как "сложность общения с людьми". Но тут в целом ясно, когда мы с ней актуализировали эту проблему,  все остальные как бы отошли на второй план, потеряли свою остроту, потому что понятна изначальная причина. Она начала искать свою квартиру. И все, ко мне больше не приходила".  

Если смотреть с такой точки зрения, то можно сказать, что некоторым ситуация коронакризиса пошла на пользу, позволила остановиться, разобраться в себе и своих давних проблемах. Однако, не всем так повезло, как этой девушке:

"У меня в основном проблема семейных взаимоотношений. - описывает свой консультативный опыт врач-психотерапевт Юрий Вяльба, - Три пары уже в разводе, люди до пандемии терпели, привыкали -то в период пандемии конфликтов больше, потому что и контактов больше.   "Прямо вот приходят и говорят, что он/она руки не моет после улицы. Она там по ресторанам ходит, друзей созывает, она надо мной смеется, больным меня выставляет" и т.п. Происходит отстранение, потому что люди начинают считать своих супругов заразными. Причина в том, что один из партнеров гипертревожен, а другой наоборот имеет другое представление о коронавирусе - не соблюдает гигиены, возникают конфликты, начинают спать в разных кроватях, обижаться, видеть новые недостатки, теперь уже через призму этой обиды и т.п. Ко мне не приходят уже даже с запросом на сохранение семьи, люди просто хотят восстановиться психологически после развода. Понимают, что это уже все последняя капля. Сейчас им необходимо "очухаться", прийти в себя после всех этих потрясений". 

Решение есть

Психологическая напряженность, создаваемая ситуацией коронакризиса так или иначе, действует на каждого из нас. Для предотвращения подобных случаев психологи приводят ряд простых правил поведения в период пандемии:

Советы психологов на период пандемии сводятся к простым правилам.   

Не винить себя за снижение продуктивности и работоспособности, так как "большая часть Ваших ресурсов уходит на то, чтобы успокаивать себя. Даже если Вы этого не замечаете, но настороженность, контроль за соблюдением более жестких правил гигиены, постоянное внимание к здоровью (своему, окружающих, близких)".   

Если Вы вынуждены находится в длительной изоляции, то организовывайте себе дополнительное общение с близкими, друзьями. К тому же сейчас есть много способов сделать это с помощью компьютера и интернета.   

Перевод негативных мыслей "а вдруг я болею не так как другие, а вдруг что и тп" - в рациональные формы: "я уже сдал тест и он отрицательный", "я соблюдал все меры безопасности, мне негде заразиться" (В том числе и поэтому необходимо носить маски, мыть руки и соблюдать социальную дистанцию).   

Составить себе расписание на день (если вы вынуждены находиться дома, работать на удаленке), важно добавить в жизнь элементы подконтрольные Вам самим. В частности это относится к режиму сна и приему пищи.  

В такой ситуации как эта, очень важно строить себе планы на дальнейшую жизнь и задавать цели по их достижению. Необходимо понимать, что на этой пандемии жизнь не заканчивается, борьба с коронавирусом не является основным приоритетом вашего существования. Долгосрочные цели помогу вам ощутить и принять это.