Как сложилась жизнь экс-полицейских из Уфы, обвиняемых в изнасиловании дознавательницы

«На работу устроиться не могут, денег нет, выплачивают кредиты»

18 января в Уфе состоится новое рассмотрение скандального дела об изнасиловании экс-дознавательницы из Уфы. Напомним, в октябре 2019 года девушка обвинила в изнасиловании трех высокопоставленных сотрудников МВД. Ранее суд признал виновным начальника отдела по вопросам миграции Павла Яромчука. Двух его коллег оправдали. Однако, в ноябре дело вернули на новое рассмотрение. Всех фигурантов процесса поместили под домашний арест. Как живут бывшие полицейские в материале «МК».

«На работу устроиться не могут, денег нет, выплачивают кредиты»

Наиль Багаутдинов – адвокат Павла Яромчука, того самого, которого ранее осудили на четыре года, отправили отбывать наказание в колонию в Нижний Тагил, а затем осужденного снова вернули под домашний арест.

— Вам не кажется, что эта история будет длиться вечно? – начали разговор с адвокатом Яромчука.

— Не хотелось бы. Посмотрим, какое решение вынесет судья 18 января.

— С Яромчуком вы общаетесь?

— Конечно, на днях с ним виделся.

— Ему, наверное, обидно, что его ранее посадили, а двух его друзей освободили?

— Наверное, в какой-то степени была обида. Но больше обидно, что в деле не разобрались. Ведь все трое были привлечены по одним и тем же доказательствам. Но суд апелляционной инстанции решил, что все доказательства не подтверждают вину двух подсудимых, и в то же время эти самые доказательства свидетельствуют о вине Яромчука. Мы в своей жалобе указывали, что моего подзащитного необходимо тоже оправдывать.

— Либо всех сажать.

— Мы не могли такое сказать. Так написал гособвинитель.

— Яромчук надеется, что его оправдают?

— Мы все надеемся на изменение приговора. В данный момент Яромчук находится в напряжении, не знает ведь, какое решение последует. 

— Вы настаиваете на своем – насилия он не совершал?

— Мы опять собираемся заявлять, что он не совершал насилия, его вина не доказана. Если к нам прислушаются, может примут нормальное решение.

— С пострадавшей вы не общались?

— Нам нельзя, да и зачем? Пострадавшая сторона агрессивно настроена, по непонятной причине болезненно на нас реагируют. Я читал смешную вещь, что адвокату потерпевшей, якобы, предлагали деньги, чтобы она отказалась от защиты дознавательницы. Был сильно удивлён. Такие заявления вызывают улыбку и недоумение.  

— Давайте вернемся к Яромчуку. Его жена не подала на развод?

— Ни в коем случае, она его поддерживает.

— Верит ему?

— Мы все ему верим.

— Чем занимается Яромчук под домашним арестом? Сидит, грустит?

— У него на ноге браслет, из дома выходить запрещено. Живет в пригороде Уфы, в частном доме. Занимается домашним хозяйством, сидит с двумя несовершеннолетними детьми, когда они болеют.

— Соседи не косятся в сторону семьи?

— Все соседи хорошо к нему относятся. Мало кто верит, что он мог такое совершить.

— Как обстоят у его семьи дела с деньгами?

— С первого дня, как все закрутилось, для семьи настали тяжелые времена. На них висят два ипотечных кредита, жена одна работает. У самого Яромчука всегда были проблемы с деньгами.

— Мало платили в органах?

— В госорганах нигде много не платят. У полицейских скромная зарплата.

— Он был начальником миграционного отдела, говорят, там часто взятки дают?

— Яромчук не осужден за взятки, значит, не брал.

— Его жена сколько получает?

— Насколько я знаю, не больше 30 тысяч рублей.

— Как же он оплачивает услуги адвоката?

— Многие звездные адвокаты бесплатно работают, и мы так можем.

— Яромчук ведь еще должен выплатить компенсацию пострадавшей.

— Да, моральный ущерб оценили в 500 тысяч рублей.

Откуда он возьмет такую сумму?

— Пока сидел на зоне, работал. Из заработанных средств что-то взыскивалось.

— Имущество у него не конфисковали?

— У него нечего конфисковать. Единственное жилье отнять не могут. Но это вопросы седьмой очереди. Пока собираемся доказывать его невиновность. Если удаться, тогда и вопросы компенсации отпадут сами собой.

— Этот суд поставит точку в деле?

— Вряд ли. Решение апелляции в любом случае кого-то не устроит. Если всех оправдают, то потерпевшая останется недовольна.

— Яромчук думает о будущем?

— Планировать будущее надо после решения суда. А если Яромчука снова отправят в колонию, что тут планировать.

«По миру не пойдут»

Еще у двоих фигурантов дела, экс-начальника отдела полиции по Уфимскому району Эдуарда Матвеева и экс-начальник отдела полиции по Кармаскалинскому району Салавата Галиева тоже дела не очень.

Вот что рассказали знакомые экс-полицейских.

— Матвеев сидит под домашним арестом в квартире, ему там тяжелее, чем Галиеву, которого «заперли» на приусадебном участке, — рассказывает знакомый полицейских. — Деньги у них имеются, они ведь себе полковничью пенсию выработали. Правда, Матвеев «лишился» запасного выходного парашюта, примерно с десяток окладов после увольнения ему не выплатили, это вроде порядка 500 тысяч. До того, как Матвеева посадили под домашний арест, я его видел, выглядел он подавленным, говорил, что болеет часто. Думаю, он до сих пор переживает, что не получилось у него занять должность вице-премьера правительства Башкирии. По итогу, место досталась отцу потерпевшей дознавательницы.  Одним словом, Матвеев живет на нервах, на работу не устроился, плачется постоянно, что денег не хватает. Хотя дома у него целый автопарк, мог бы распродать его. 

Приятель второго фигуранта дела Салавата Галиева говорит, что тот после освобождения тот тоже остался без работы: «Галиев пытался восстановиться на службе, но ему отказали. Больше никуда устроиться не смог. А потом снова угодил под домашний арест. Но у него вроде жена прилично зарабатывает, по миру не пойдут. Знаю, что Матвеев с Галиевым пытались добиться реабилитации, но и тут им всячески препятствовали.

Читайте материал: По делу изнасилованной в Уфе дознавательницы открылись новые детали

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28456 от 13 января 2021

Заголовок в газете: «Работы нет, денег нет, платим кредиты»