Узбекистан в поисках гражданского общества

Ровно пять лет назад в Узбекистане произошел транзит власти

Внезапная кончина первого президента страны Ислама Каримова, руководившего страной ровно четверть века, и случившаяся, по официальным данным, в начале сентября 2016 года, стала началом новой эпохи в истории независимого узбекского государства. Возможно, одними из первых это почувствовали узбекские трудовые мигранты, права которых не были защищены должным образом.

Ровно пять лет назад в Узбекистане произошел транзит власти
Фото: Предоставлено Пресс-службой посольства Узбекистан в РФ

Такое положение вещей было наследствием бывшего СССР, поскольку в тоталитарном государстве гражданам было запрещено не только работать, но и выезжать за рубеж. В следствии этого в Узбекистане не сформировалась практика и правовые основы защиты прав трудовых мигрантов. Узбекистан постепенно восстановливая экономику, пострадавшей при распаде СССР, стремился обеспечить права человека во всех сферах общественной жизни.

С приходом во власть Шавката Мирзиёева, трудовые мигранты почувствовали себя полноправными гражданами своей страны, которая стала более интенсивно защищать их права, оказывать им помощь в трудные времена. Наиболее выразительно выглядела эта поддержка с началом пандемии ковида, когда людям срочно пришлось возвращаться на родину.

В стиле нового руководства в Ташкенте, казалось бы, не было ничего нового, там вспомнили о традициях узбекского общества, где ценилось внимание людей друг к другу – о чем многие люди, жившие во времена СССР, помнили со времен войны, когда узбеки приютили более полутора миллионов эвакуированных.

Государство усилило внимание к нуждам человека, - это стало основным трендом новой внутренней политики в Узбекистане и разительно изменило атмосферу в обществе. Начало расти доверие и готовность сотрудничать с властными структурами.

Информационная прозрачность и возможность выбора

Если общество не ломают через колено революцией, войной или оккупацией, то оно развивается, следуя своей исторической традиции. Изменения только тогда органично приживаются, когда их принимают люди, и лидер, который стремится модернизировать страну, должен сопрягать требования времени с потребностями и возможностями общества.

Узбекистан живет не в изоляции от современного мира, становящегося более открытым, благодаря чему самые разные ценности и технологии оказываются доступны всем. В этих условиях Узбекистан уделяет серьезное внимание просвещению населения и воспитанию молодёжи в духе толерантности и уважения к правам и свободам человека.

Успешность политики Узбекистана особенно хорошо видна в стабильном развитии общества, где минимизированы религиозный экстремизм, национализм и другие угрозы.

Подобное понимание задач государства становится стержнем модернизации, предлагаемой нынешним узбекским руководством. В то же время в Ташкенте отдают себе отчет, что благодаря глобализации разные модели общественного развития и обеспечения прав личности становятся доступны для понимания в Узбекистане, где гармонично трудятся узбекистанцы, получившие европейское образование и принимающие западные ценности, и предпочитающие традиционный уклад и образ мышления.

Узбекский вариант связи общества и государства

В попытке оптимизировать отношения общества и государства в Узбекистане стремятся использовать институт махалли – традиционную структуру самоуправления, особенно в сельской местности, где сохранились горизонтальные связи между людьми. Махалля может стать узбекским вариантом компромисса, если общественный контроль будет направлен не на частную жизнь, а на работу государственных органов. Например, обратит внимание на хокимов, иногда выходящих за рамки дозволенного, или позволит пресекать неправомерные действия местных администраций, самоуправство застройщиков...

Зоной ответственности махалли становится социальная помощь – забота о бедных, старых и одиноких, и узбекский менталитет тут сыграет свою определяющую роль. В дни пандемии волонтеры помогали старикам и малоимущим, получая информацию именно в махаллях.

И как отмечают узбекские наблюдатели, «неслучайно все поездки руководителя страны по регионам включают обязательное посещение махаллей, не по заранее подготовленной программе, а экспромтом. Такие встречи, открытый диалог в той или иной махалле позволяют выявить проблемы, характерные практически для всей республики».

Люди перестали бояться рассказывать начальству о своих проблемах – и это заметное достижение новой политики. Во многом преодолеть этот барьер страха помогли электронные приемные президента, куда жители обращаются, причем уже не анонимно, со всеми своими вопросами, вплоть до замены электрического счетчика.

Если верить узбекскому официозу, за 4 года с жалобами, предложениями и обращениями в данные приемные обратилось около 5 млн. граждан страны. Глава государства дал жесткое указание, чтобы ни одно заявление, жалоба или обращение не оставалось без ответа, - и вот появляются результаты, что «более 80% обращений были справедливы и нашли свое решение».

На призыв президента Мирзиёева к соотечественникам за рубежом – возвращайтесь, помогите, - откликаются многие, кому важна узбекская традиция жить большой семьей. Но такое изменение парадигмы еще не стало нормой, это дело времени и кропотливой работы власти по формированию привлекательного открытого общества, свободы политического выражения и свободы слова, независимого правосудия.

Узбекистан движется по этому пути, там пересматривают законодательство о СМИ, деятельности журналистов и блогеров, упрощают процедуры, связанные с регистрацией институтов гражданского общества и получением средств от иностранных источников.

Правовая база деятельности правозащитников приводится в соответствие с международной Декларацией о правозащитниках, принятой Генассамблеей ООН в 1998 году. И здесь мы снова заметим разительное отличие узбекских реалий от других стран.

Такие нынче удивительные времена…

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру