«Большой добряк, бредил небом»: рассказ об инструкторах, погибших в авиакатастрофе

Все члены клуба относятся к элите парашютного спорта

На борту самолета L-410, который потерпел крушение в Мензелинском районе Татарстана 10 октября, были спортсмены-парашютисты, опытные инструкторы и новички, которые впервые в тандеме с опытными наставниками совершали свой первый парашютный прыжок. О погибших инструкторах рассказали «МК» их коллеги.

Все члены клуба относятся к элите парашютного спорта
Инструктор Олег Кублицкий.

Погибли 16 человек, включая обоих пилотов. Выжить удалось шестерым. Все пострадавшие находятся в тяжелом состоянии.

Инструкторы Сергей Кузенко, Олег Кульбицкий, Игорь Алексеев должны были совершить парашютные прыжки в тандеме с новичками. Дмитрий Филинов должен был снимать их на видео. Все они погибли.  

— Все они были суперпрофессионалами, средняя напрыжка у них — 5 тысяч прыжков, — говорит их коллега, инструктор Мензелинского аэроклуба Олег Шипоров. — Каждый из них вел парашютный блог. У всех остались маленькие дети.

Коллеги говорят, что погибли представители элиты парашютного спорта.

— Я знал Сергея Кузенко, это был крепкий, жизнерадостный человек, большой добряк, — говорит инструктор Олег Третьяков, который работает на аналогичном аэродроме Фролово под Пермью. — Он бредил небом, ему нравилось прыгать с парашютом. В нашей профессии вообще работают фанаты, энтузиасты своего дела, и не за деньги, по большому счету. Просто нравится дарить радость людям, которые впервые ощутили всю красоту прыжка с парашютом.

Инструктор Сергей Кузенко.

— Сколько инструктор может получать за прыжок в тандеме с новичком?

— 1000-1200 рублей. Допустим, прыжок с парашютом стоит 10 тысяч рублей, часть уходит на топливо, на дорогое обслуживание самолета, на оплату работы пилотов и так далее. Все инструкторы — спортсмены, многие из них служили в ВДВ. Они приходят, готовят парашютные системы, им назначают пассажиров, с которыми они будут прыгать в тандеме.  Совершают с новичками 2-4 прыжка в день, смотря, сколько народу приедет. Больше не прыгают, чтобы внимание не рассеивалось. Нам сейчас ребята позвонили с Мензелинского аэроклуба — все в шоке. Они потеряли почти весь свой инструкторский состав.  

— Какую высоту они успели набрать?

— Успели подняться на метров 70-100, пролетели чуть больше километра, когда у них отказал левый двигатель. Самолет начал резко заваливаться. Была бы высота — есть ведь парашют, запасной парашют, плюс мастерство… Могли бы спастись. А тут от них ничего не зависело. Произошел отказ техники, и ничего уже сделать было нельзя. Да, есть правила, как себя вести при жесткой посадке: надо прижаться к полу. Ребята наверняка все сделали как надо. Они могли бы приземлиться в поле, и все бы остались живы. Но на их пути оказался бетонный забор. Из-за возникшего препятствия и оказалось столько жертв. 

— Среди тех, кому удалось спастись, в основном спортсмены. А пилоты и инструкторы все погибли...

— Инструкторы сидят впереди самолета, сразу за летчиками. Сначала выходят спортсмены, а тандемы выходят крайними. Спаслись в основном те, кто был в конце самолета: удар ведь пришелся на переднюю его часть.

У нас сейчас отменили все прыжки. Снова заговорили, что авиационный парк стареет, а купить новую технику аэроклубы не в состоянии. Поэтому мы летаем на старой советской технике. У нас — Ан-2, он может еще спланировать даже с маленькой высоты, а у них была махина — L-410, на которой, как говорят, летали сначала военные, а потом спортсмены около 35 лет.

Читайте также: Инструктор Мензелинского авиаклуба чудом выжил при авиакатастрофе: «Впервые проспал»

Парашютисты погибли в Татарстане при крушении самолета: фото обломков

Парашютисты погибли в Татарстане при крушении самолета: фото обломков

Смотрите фотогалерею по теме

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28642 от 11 октября 2021

Заголовок в газете: Шифр катастрофы —L-410

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру