Дочь акушера-гинеколога из «дела врачей»: «С ней в камере 38 женщин»

Дочь Лилии Панаиоти: «Мама принимала роды - и все»

Мосгорсуд продлил заключение под стражей девяти фигурантов так называемого «дела врачей-репродуктологов», обвиненных в «торговле детьми» за границу «под видом суррогатного материнства». Часть детей уже возвращена их генетических родителям-иностранцам. Но до хэппи-энда еще далеко. Мы побеседовали с сыном и дочерью одной из фигурантов «дела» – известного в Москве врача-акушера Лилии Панаиоти, находящейся в московском СИЗО. 

Дочь Лилии Панаиоти: «Мама принимала роды - и все»
Лилия Панаиоти на работе (до своего задержания)

Среди арестованных три юриста, репродуктолог Юлиана Иванова, глава Европейского центра суррогатного материнства Владислав Мельников, акушер-гинеколог роддома №3 Лилия Панаиоти, эмбриолог Тарас Ашитков, а также две суррогатные матери. Фигуранты «дела врачей» находятся за решеткой уже полтора года, с июля 2020. Решение Мосгорсуда продлить их содержание под стражей до 14 апреля 2022 года стало очередным ударом для них самих и их родных.

– Моя мама – врач с 30-летним стажем работы, – рассказывает дочь Лилии Дарья. – Она приняла огромное количество родов и провела множество сложнейших операций. В интернете о маме нет не то что негативных отзывов, нет ни одного равнодушного отзыва! Исключительно положительные, со словами благодарности… 

Она работала сначала в московской клинике, потом несколько месяцев, перед тем как ее задержали, в больнице Красногорска. Мама находится в СИЗО № 6 г. Москвы уже полтора года! Абсолютно невиновный человек! Я бы никогда в жизни не поверила, что такое вообще может произойти, пока это не произошло с нашей семьей…

Мама принимала роды. И все! Она не занималась оформлением документов на детей, она не занималась переносом эмбрионов, не контактировала с детьми после родов. За эти полтора года я поняла, что честная жизнь – это не залог спокойствия, что если кому-то важному надо, чтобы человек сел – он сядет. Врачам грозит от 8 до 15 лет за «преступления», которые они не совершали и не могли совершить!  

Лилия Панаиоти с коллегами

Сын Лилии Панаиоти Герман добавляет:

– В июле 2021 года, казалось, в этом «деле» наступил просвет.  Через год судов по мере пресечения наконец-то отпустили врачей под домашний арест! Мама вернулась домой… но лишь на три недели! Следственный комитет подал апелляцию, и врачей снова забрали в СИЗО. Это просто издевательство…  

– Вы с ней на связи? В каких условиях она находится?

– Условия тяжелые. Вместе с ней в камере находится 38 женщин, среди которых много наркоманок и преступниц... Иногда нам дают разрешения на свидание с мамой. Но с августа, как ее снова забрали, мы ее ни разу видели. Пока на свидание записаться у нас никак не получается. По телефону с августа два раза всего говорили. Основное наше общение – это переписка, на сайте СИЗО есть такой сервис. Мы ей пишем, и там есть специальная кнопка «хочу получить ответ», и она может отвечать.

–  Как ее здоровье?

–  Маме 53 года. Конечно, такие условия не добавляют здоровья. И травма старая дает о себе знать, нога у нее больше болеть начала. И психологически, и эмоционально все это очень сильно давит. Мы все очень переживаем за маму. Мы надеемся на лучшее, пытаемся ей сейчас как-то облегчить жизнь, поддерживаем в переписке, продукты передаем…

Юрист Константин Свитнев (он арестован по «делу врачей» заочно, так как находится не в России) комментирует ситуацию:

– Два года все это тянется, при том, что нет ни единого доказательства вины врачей. В «деле» отсутствует и состав, и само событие преступления. Происхождение всех фигурирующих в деле детей установлено, прямое генетическое родство между родителями и всеми детьми подтверждено, все дети, за исключением пятерых (трое филиппинских детей и двое австралийских), находятся в своих семьях, со своими генетическими родителями.

– На чем же строится обвинение?

– Обвинение сейчас сводится исключительно к тому, что использование донорских ооцитов (женских яйцеклеток) в сочетании с программой суррогатного материнства в России незаконно и якобы представляет из себя ту самую пресловутую «торговлю детьми», в то время как прямая генетическая связь детей с отцом для них не имеет принципиального значения. Но это не так – донорство законно и широко практикуется на протяжении последней четверти века. Как вообще можно продать ребенка его родной матери или отцу?

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру