Кто научил убивать майора Евсюкова?

Расследование “МК”: милицейский начальник устроил бойню в супермаркете из-за нереализованных амбиций

18.05.2009 в 18:37, просмотров: 43800
С момента бойни в супермаркете “Остров” минуло три недели.  

Столько же времени молчит телефон родителей майора Дениса Евсюкова. Не отвечает на звонки и его родная сестра. Соседи утверждают, что семья через несколько дней после случившегося выехала из квартиры. По слухам, Евсюковы собираются сменить место жительства.
А биография самого майора, расстрелявшего людей в супермаркете “Остров”, с каждым днем обрастает новыми подробностями.


Найти кого-то из друзей Дениса Евсюкова казалось невозможным. Школу, где, по некоторым данным, учился майор Евсюков, давно снесли. Одноклассники, которые могли бы учиться с ним в одном классе, не помнят такого ученика.  

Предприятие, где работал отец Дениса — Виктор Евсюков, — опечатано.  

— Я беседовал с Виктором сразу после случившегося, — поделился с нами близкий друг семьи. — Отец Дениса был страшно подавлен. Кажется, он жалеет, что вообще родил такого сына. Ведь он всю душу в него вложил, а тут такое… Он до сих пор не может прийти в себя. Виктор — честный, порядочный, добрый человек! Я первый раз в жизни увидел слезы на его глазах. А еще он сказал: “Я потерял сына! Денису нет оправдания! Надеюсь, суд вынесет правильное решение!”  

Тем не менее “МК” удалось узнать некоторые подробности биографии майора Евсюкова. Которые, как нам кажется, проливают свет на причины трагедии в Царицыне.


“Если выпивал — только с начальством”

“У майора Евсюкова не было высшего образования”. “Диплом куплен”. “Закончил школу милиции”. Вот такая информация поступала последние две недели в прессу по поводу высшего образования Евсюкова.  

Все это время я обзванивала столичные колледжи милиции, бывшие ПТУ, где мог учиться майор. Но везде упиралась в стену: “Не учился! Не знаем!”  

Оставалось последнее учреждение. Самое престижное. Университет МВД РФ.  

— Ректор в отпуске. А Евсюков у нас  точно не учился. Мы проверили, — услышав скандальную фамилию, секретарша поторопилась повесить трубку.  

Но на тот момент я уже точно знала, что Евсюков благополучно закончил данное учебное заведение. И диплом о высшем образовании получил в 1998 году. Сами выпускники “вышки” сразу вспомнили своего однокурсника. И после случившейся трагедии в считаные минуты связались друг с другом.  

— Мы сразу поняли, что речь идет о нашем Денисе, тем более внешне он нисколько не изменился, — рассказывают однокурсники Евсюкова. — Конечно, многие ребята пребывали в шоке! Сильно пьющим Дениса назвать нельзя было. С головой вроде тоже дружил. Агрессии никакой не проявлял. Скорее наоборот: производил впечатление забитого парня. Во всяком случае сдачи дать не мог, в драках не участвовал. Несмотря на это, порядочным человеком его назвать язык не поворачивается. Уже в 18 лет он понял, что звезд с неба не хватает и карьеру сможет сделать только одним путем — если пойдет по головам своих товарищей!  

В то время в высшей школе было всего два факультета — следственный и криминалистический. Денис выбрал второй.  

— Конкурс составлял 4 человека на место, — продолжают собеседники. — Поступить туда было не так уж и сложно, особенно для детей милиционеров. Как правило, туда шли дети военных, иногородние, те, кто хотел откосить от армии. Были и такие, кто поступал от безысходности — провалил экзамены в другие вузы, а в Высшую школу милиции экзамены начинались в августе. Сдавали три предмета — изложение, основы государства и права, физкультуру. Если по гуманитарным предметам Евсюкову натянули балл, то на физкультуре он чуть было не завалился. Сначала не смог пробежать кросс 3 километра. Потом попытался проплыть 50 метров на время — тоже не получилось. Короче, баллы еле-еле добрал на канатах. Помним, папа вместе с ним приезжал — подполковник хлопотал за сына, помогал как мог. На самом деле сдать норматив по физкультуре было сложно неподготовленному человеку. А Евсюков вообще спорту не уделял внимания.  

— Как же он учился?

— Чтобы там учиться, мозги не нужны. “Тройку” всегда рисовали. И никого не выгоняли. Разве что могли впаять наряд. Учились мы всего четыре года. Из них первые два года копали окопы, получали наряды и несли караул. Не до учебников было. А когда началась чеченская война, нам выдали палки и милицейскую форму. Снарядившись, мы выходили на улицу отлавливать лиц чеченской национальности. Нам, молодым дуракам, было в кайф лупить дубинками мирный народ, вместо того чтобы зубрить лекции. Также мы часто патрулировали улицу Миклухо-Маклая. Там около РУДН отлавливали негров с наркотой. По голове стукнешь — они шарик с героином и выплюнут. Дело в том, что прежнее здание Высшей школы милиции было небольшим и не вмещало всех студентов. Вот и нагружали нас “внеклассными” заданиями. А еще за нами шел постоянный контроль. Домой мы возвращались в 9 вечера. Начальство боялось, чтобы курсанты ничего не начудили во внеурочное время. Ведь форма и дубинка у нас всегда при себе имелись. Были случаи, когда наших студентов прямо с лекции уводили: РУБОП задерживал за излишнюю вседозволенность…  

Возможно, такие “внеклассные занятия” и воспитали из Евсюкова того, кем он стал спустя десять лет. Сегодня бывшие сослуживцы Евсюкова из ОВД “Чертаново Южное” вспоминают, как однажды их начальник ни с того ни с сего бросился с кулаками на жалких пьяных бомжей, сидевших в “обезьяннике”. А потом схватил автомат и чуть было не расстрелял бедолаг. В другой раз Денис, заметив за рулем “Жигулей” кавказца, схватил биту и разбил все стекла в автомобиле.  

Но все это было позже…  

Во время же учебы в школе милиции Евсюков слыл, повторимся, неагрессивным, даже забитым юношей. И больше всего он не любил как раз эти самые походы на улицу Миклухо-Маклая. Считал подобные вылазки грязным делом. Зато руководить процессом никогда не отказывался.  

— Евсюков всегда стремился быть начальником. Однажды в сентябре 1996 года три курса криминального факультета МВШМ отправили на картошку в Подмосковье. Студентов распределили работать в поле — собирать картофель и на конвейер, где перебирали продукт. Дениска занял непыльную должность заведующего складом, где хранили картофель. Если мы вставали в 5 утра, трудились по 7 часов, то Евсюков продирал глаза только к полудню. Пахали мы 2,5 месяца. Условия проживания были жуткие: многие ребята простыли, потому что спали на сквозняке, мылись холодной водой. Зато Дениска все это время снабжал преподавателей бесплатной картошкой. Те в свою очередь сулили ему оказать помощь в учебе. Ходили слухи, что Евсюков приторговывал картошкой в соседних деревнях.  

— Таким Денис был во всем, — добавляет другой собеседник. — Если все идут в наряд — он хотел быть старшим в наряде. Все в караул — он просился в разводящие: отказывался брать в руки автомат и стоять часовым. Потому и держался всегда поближе к руководству. Если выпивал — только с начальством. Причем как выпивал? Бегал им за выпивкой и закуской. А начальников у нас хватало. На 28 человек приходились командир группы и его заместитель, старшина курса с замом, командиры взводов, зам. начальника курса, начальник курса — вот все, кого обхаживал Евсюков. Вскоре Денис понял, что расположение руководства можно завоевать, если начать “закладывать” однокурсников. Чем он и занимался.  

— Некоторые ваши однокурсники называют Евсюкова “мажором”, за которого все вопросы решал высокопоставленный отец…  

— Вы смеетесь?.. — искренне удивляются собеседники. — На нашем курсе учились сыновья генералов. А папа Дениса был всего лишь подполковником, заместителем начальника отдела вневедомственной охраны. Попросту говоря, никто и зовут его никак. Собственная машина, “Жигули”, у Дениса появилась только на 4-м курсе. Правда, его отец действительно не вылезал из института. Уж очень ему хотелось, чтобы Денис получил достойное образование и стал добросовестным милиционером. Конечно, папа мог замолвить словечко за сына, помочь с его поступлением, но не больше.

“Выбрал красавицу, чтобы доказать, чего он стоит”

— Подружиться с Евсюковым нам не удалось. Да он и сам не стремился заводить с нами дружбу. Все четыре года только прогибался перед начальством, — добавляют бывшие курсанты. — Даже на перемене, когда все шли на перекур, Евсюков сразу бежал в кабинет к руководству — доложить обстановку на курсе.

 Напрямую он никому ничего плохого не делал, но с ним предпочитали держать ухо востро. Однажды после занятий мы с ребятами отправились пьянствовать в общежитие школы милиции. Стипендия у нас была высокая — 400—600 рублей, — так что погулять было на что. Захватили с собой девчонок-медичек из соседней общаги. Евсюков тоже присутствовал там. А на следующий день “вломил” нас преподавателям. Дело дошло чуть ли не до отчисления из института. А ребят, которые жили в общаге, и подавно хотели лишить койко-места. После этого случая командир нашей группы, который тоже присутствовал на той тусовке, отправил Евсюкова в наряд. Били Дениску за такие вещи нещадно. Драки у нас в школе не приветствовались — так мы отрывались на нем на физкультуре, во время занятий по вольной борьбе. Но Дениса это не смущало. С него как с гуся вода. Он терпел и, казалось, забывал обиды.  

Но не так прост оказался Денис Евсюков. Спустя годы он отомстил тем обидчикам. Несколько его однокурсников по иронии судьбы попали в ОВД “Чертаново Южное”, туда, где работал Евсюков. Позже все они лишились своих должностей.  

— У него был единственный друг — Леша Елисеев, — добавляют собеседники. — После окончания вуза они работали вместе в “Чертаново Южное”. Пять лет сидели в одном кабинете, дружили, выпивали… Потом Евсюкова повысили, а Елисеева сделали замом. Но когда супруга Евсюкова попросила Дениса пристроить на работу мужа своей сестры, тот выставил Елисеева пьяницей и лишил должности. Его место занял свояк Евсюкова.  

Так Евсюков лишился единственного друга.  

А когда минувшей осенью однокурсники Дениса оповестили его о встрече выпускников, то ответил резким отказом: “Не о чем мне с вами разговаривать”. Евсюков оказался единственным человеком со всего потока, кто не пришел на ту встречу.  

— Честно говоря, понятия дружбы в милицейской среде не существует, — утверждают собеседники. — Например, у нас на курсе учились два друга. Оба работали в Чертанове. Только один был начальником криминальной милиции, а другой — обычным опером. Так они даже здороваться перестали. Когда на кону стоят большие деньги, ни о какой дружбе и речи идти не может. Менты легко “вломят” друг друга ради карьеры — это факт.  

По словам однокурсников, Евсюков женился на певице из “Стрелок” Карине Тонаканян только чтобы доказать всем, что и он не лыком шит. Ведь во время учебы в институте Денис не пользовался успехом у женского пола, хотя очень старался. Девушки только посмеивались над его неуклюжестью, над малообразованностью, над внешним видом. Говорят, что только в последние годы Евсюков щеголял в дизайнерских костюмах, а когда-то носил штаны с заплатками.  

— Денис пытался ухаживать за всеми девчонками из группы. Его вообще чаще можно было застать в женской компании. В столовой он предпочитал обедать исключительно с дамами, таскался за ними везде, девочки называли его прилипалой. Никто с ним не встречался. Конечно, это злило Евсюкова. Возможно, и в жены он выбрал себе красавицу из популярной группы, чтобы доказать всем, чего он стоит. Ребята, которые с ним работали, предупреждали: мол, куда ты суешься, тебе никаких денег не хватит содержать такую красотку. Но он как будто назло всем женился! И даже в последнее время, когда Карина угрожала ему разводом, он не мог допустить этого. Боялся снова стать посмешищем.  

А вот что Карина нашла в Денисе? Этот вопрос повис в воздухе.  

— Он сильно любил Карину, — продолжают ребята. — Красиво и дорого ухаживал за ней. Все, что зарабатывал, тратил на нее. Ходили слухи, что она его приворожила. У него ведь буквально крышу срывало, когда они были вместе. Он звонил ей постоянно, контролировал ее. Когда она была на гастролях, высылал ей цветы. И карьерный рост ему необходим был только для того, чтобы соответствовать супруге. Когда она была рядом, он практически не выпивал, вел себя достойно. Естественно, он ее ревновал, но никогда не бил и не оскорблял. Их семейные скандалы сводились к битью посуды и мебели. А еще он очень хотел детей, но Карина, по слухам, не могла родить ребенка.

“Бывшие однокурсники собирают деньги, чтобы его отмазать”

Высшую школу милиции Денис Евсюков закончил в 1998 году.  

Это был особенный выпуск. Двадцатый, юбилейный. Поэтому и дипломы выпускникам вручали с должным пафосом.  

— В тот день перекрыли улицы Волгина и Островитянова. Нам вручали дипломы и значки “Отличник милиции” Степашин и Рушайло. Приехали еще куча высокопоставленных генералов и кто-то из правительства, — вспоминают бывшие выпускники вуза. — Когда уже получили дипломы и погоны, отмечать событие отправились в парк Горького. Был с нами и Денис. Евсюков был в форме лейтенанта, тогда как остальные переоделись в гражданку. Выпили мы тогда прилично. Сели в азербайджанском ресторанчике. В кафе продавали только пиво, но водку можно было купить из-под полы, что мы и сделали. А потом Денис потребовал лицензию на продажу крепкого алкоголя, которой, естественно, у сотрудников не оказалось. Хозяин кафе вынужден был накрыть нам “поляну”. Потом мы повздорили с ребятами за соседним столиком. Произошла драка. Когда приехала милиция — полк по охране парка Горького, — Дениса среди нас не оказалось. Он сбежал, когда жареным запахло. В итоге нам пришлось расплачиваться за стол и сидеть в “обезьяннике” до выяснения обстоятельств. Скандал потом замяли родственники в погонах.  

— Наверняка в студенческие годы вы не сомневались, что Евсюков далеко пойдет?  

— Больше шутили на эту тему. Думали, ему быстрее рога пообломают… Кстати, после той бойни в супермаркете “Остров” многие майоры стесняются форму носить. Над ними теперь подтрунивают: “Что ты в Евсюкова нарядился?..”  

— Вы рассматриваете версию, что Евсюков совершил преступление под действием алкоголя?  

— В милиции многие “на стакане” сидят. Но не каждый ведь стреляет по людям. Хотя на нашем курсе были ребята, которые отсидели за убийство. Одному дали шесть лет. Другого чуть не уволили с должности, когда он стрелял в вооруженных бандитов. Пронин тогда за него “впрягся”. Тот парень говорил, что убить человека тяжело… Кстати, помимо алкоголиков среди нашего брата достаточно и наркоманов. Многие так снимают стресс. Работа ведь сволочная. И, несмотря на это, добровольно покидают насиженные места единицы. У нас есть поговорка: “Милицейская работа — как чемодан без ручки: и нести тяжело, и бросить жалко”. К безнаказанности ведь привыкаешь. Хорошо, когда у тебя ксива в кармане и “ствол” за штанами. Хотя я не жалею, что уволился. Наконец-то начал спокойно спать.  

— Евсюков мог попросту сойти с ума?  

— Если бы у него была вялотекущая шизофрения, которую внешне выявить невозможно, то психиатрические тесты это давно бы показали. При поступлении на новую должность и получении очередного звания каждый сотрудник правоохранительных органов проходит психологический тест из 360 вопросов. Психологи раскалывают человека за 30 секунд. Его бы вычислили. Нельзя постоянно кого-то подкупать — все равно произошла бы утечка. Ведь даже когда милиционер при задержании преступника просто стреляет вверх, с ним потом обязательно беседует психолог. Хотя сослуживцы Евсюкова заметили, что в последнее время он вел себя весьма странно. Иногда приходил на работу, садился на стул и целый час молча пялился в стену…  

— Почему сослуживцы Евсюкова даже сейчас боятся раскрывать свои имена?  

— Боятся мести Евсюкова. Ведь не факт, что его посадят. После случившегося мне позвонила одна знакомая и сказала, что бывшие однокурсники Дениса собирают деньги, чтобы его отмазать! Дескать, нужно перевести его из изолятора в НИИ имени Сербского. А потом его признают невменяемым на момент совершения преступления. Тогда его положат лечиться, а потом уже будем думать, что делать. Также она сказала, кому передавать деньги. Я ушам своим не поверил.  

— Это что, корпоративная этика?  

— Никакой этики, тем более корпоративной, в милицейской среде нет. Может, ему помогают, чтобы не сболтнул лишнего? Если Евсюков заговорит, то многим действующим начальникам не поздоровится. Вот и суетятся все!  

— Сколько же денег нужно собрать?  

— Точно не знаем, но больше 100 тысяч долларов. Хотя он сам человек не бедный. Знаете, сколько имеет начальник отделения милиции? 10 тысяч долларов в месяц (официальная зарплата начальника ОВД — 35 тысяч рублей. — Авт.). Минимум! Говорят, Евсюков даже в бухгалтерию за зарплатой не ходил. Но чтобы купить такую должность, нужно тоже выложить кругленькую сумму.  

— А бесплатно не занять должность?  

— Вы что думаете, Евсюков самый умный, самый талантливый? Вы его диплом открывали? Там же одни “тройки”. Ребята постоянно пересдавали за него английский — он двух слов связать не мог! А еще все пишут: “Начальник ОВД “Царицыно” — это круто”. Чушь! Наш друг в 28 лет получил полковника. Практически все выпускники нашего года — майоры, стоят на руководящих постах.  

— Недавно в прессе появились жалобы бывших подчиненных Евсюкова на своего экс-начальника…  

— Возможно, у этих людей тоже рыльце в пушку. Ведь никто из них после увольнения не подал в суд на Евсюкова. Только после задержания Дениса побежали жаловаться в профсоюз. Дело в том, что Евсюков контролировал все процессы в своем подразделении. Он не давал ребятам подзаработать. Евсюков увольнял тех, кто не хотел делиться. Он перекрывал своим подчиненным все контакты, любое дело брал под свой контроль. Не давал никому брать взятки. Все деньги сгребал в собственный карман. В конторе он ни с кем близко не общался, не делился, его волновали только деньги.  

Когда этот материал был уже готов, в распоряжение “МК” попала еще одна информация. По неофициальным данным, в момент совершения преступления Евсюков находился под воздействием препарата LSD. Один из наших информаторов пояснил: “Ссора с женой, проблемы с алкоголем, трудная работа — это все басни для обывателей и прессы”.

МЕЖДУ ТЕМ  

Милицейский главк издал распоряжение, ужесточающее контроль за учетом добровольно сданного оружия. Руководителям подразделений поручено найти бреши в документации о хранении полученных от граждан стволов и боеприпасов в свете “дела Евсюкова”.  

Как стало известно “МК”, на Петровке задумались, откуда у милицейских боссов утерянные наганы, и пришли к очевидному выводу, что одним из источников получения пистолетов, автоматов и боеприпасов к ним является сокрытие от учета единиц оружия, сдаваемых добросовестными гражданами. Офицеры, которые по закону обязаны принимать опасные находки и согласно описи в кратчайшие сроки передавать в специальные хранилища для дальнейшего уничтожения, зачастую фиктивно составляют документы о приеме, а оружие присваивают.  

Руководство московской милиции потребовало от руководителей территориальных подразделений “обеспечить личный контроль” за соблюдением правил регистрации и учета пришлого со стороны вооружения.