В Москве хорошо зачищают собак

Даже новые приюты не гарантируют жизнь дворнягам

10.06.2009 в 16:55, просмотров: 5635
Столичная политика по отношению к животным в Москве строится на контрастах. С одной стороны, представители власти наносят торжественные визиты во вновь открытые приюты, с другой — зоозащитники заявляют о начале повсеместных отстрелов бродячих собак. На самом деле животных вряд ли будут убивать в большом количестве. Но и муниципальные приюты не станут раем для собак.
О перегибах в разрешении “собачьего вопроса” — расследование “МК”.

В советское время с бесхозными четвероногими не церемонились. Государство платило живодерам по рубль двадцать за собаку и по 40 копеек за кошку. Пойманных животных либо бросали в газовую камеру по рецепту доктора Менгеле — наглухо задраенный кузов грузовика с выхлопной трубой, либо травили дитилином, вызывающим все ту же смерть от удушья. Хоть на мыло не отправляли. Сколько инфарктов и инсультов спровоцировали у нормальных людей эти расправы, никто не считал. Только в 2001 году за животными признали право на жизнь. Именно тогда появился “Регламент по отлову, транспортировке, стерилизации, содержанию, учету и регистрации безнадзорных и бродячих кошек и собак в городе Москве”. Увы, недолго музыка играла. Зверей опять начали уничтожать. Пока негласно, но есть реальные опасения, что скоро все будет делаться по закону.


В преддверии финала “Евровидения” в межрайонные прокуратуры посыпались заявления от москвичей, ставших свидетелями очередной расправы над четвероногими. Собак усыпляли, увозили, убивали. Не агрессивных, не бешеных, а тихих, прикормленных и доверчивых. “МК” уже сообщал о расстреле среди бела дня трех собак в Хамовниках. “Санитаров города” задержали, но быстро отпустили “в связи с отсутствием состава преступления”. Убийц собак даже не наказали в административном порядке! И они, похоже, прекрасно знали, что им ничего не будет. Иначе не учинили бы расправу при свидетелях.  

Похоже, в Москве отлов животных с целью уничтожения запрещен только на бумаге. Наша газета обращалась в Хамовническую прокуратуру с просьбой назначить проверку и привлечь к ответственности стрелков, но ответа мы не получили, хотя прошли все сроки. Видимо, надзирающим за исполнением закона органам не до собак, потому что в нашем городе уже по людям так же беспричинно открывают огонь. Безнаказанность развязывает руки.  

 В среде зоозащитников вовсю циркулируют слухи, что в недрах Департамента управления жилищно-коммунального хозяйства родились поправки к существующему “Регламенту по отлову…”. Говорят, что теперь 30 процентов бездомных животных будут ликвидированы при поступлении в приют. Остальных отправят в ветеринарные клиники на кастрацию и стерилизацию, а потом разместят в приютских вольерах на срок 182 дня. Если за это время животных никто не “усыновит”, им выпишут путевку на тот свет. Наши источники в департаменте эти слухи не подтвердили. Но и не опровергли.  

Дай бог, что ничего подобного в столице не произойдет. Но в любом случае муниципальные приюты без новых поступлений не останутся. В столицу без всяких квот бредут собаки из Московской области — им только МКАД перейти. Привозят живность даже издалека. Недавно в мой район грузовик с липецкими номерами вместе с картошкой притащил щенков в картонной коробке. К счастью, малышей разобрали по домам и автостоянкам. А еще недобросовестные владельцы периодически выбрасывают своих питомцев на улицу. И наконец, в городе достаточно собак, не побывавших под скальпелем ветеринара и способных производить потомство. Бывает, ловцы идут на хитрость: ловят щенков, но не трогают сук, регулярно собирая щенячий урожай, как любитель тихой охоты со знакомой грибницы.
Когда впервые была обнародована сумма — 3 миллиарда рублей, — выделенная на обустройство и содержание муниципальных зооприютов, наивный человек мог лишиться дара речи. Неслыханная щедрость! Правда, лишь редкие капли золотого дождя пролились на несчастных животных.  

Приют в промзоне “Руднево” в сентябре прошлого года начал работать по “временной схеме”. Что это такое, можно понять из рассказа Надежды Егоровны Нахаевой. Тогда москвичка впервые приехала в этот муниципальный питомник искать своих собак. Двоих псов удалось забрать. Попутно женщина пересчитала приютских питомцев, а когда приехала через неделю, поголовье убавилось на три десятка. Неудивительно: в собачьей богадельне не было ни воды, ни еды. Тихих бабушек, сдавших своих домашних собак и навещающих их с гостинцами, еще пускают по списку, а Нахаевой дали от ворот поворот. Человек, который за свои деньги закупил тонну продуктов и множество медикаментов, оказался персоной нон грата.  

“Как-то нам удалось прорваться на территорию, — рассказывает Надежда Егоровна. — Моя знакомая, которая приехала к своему кобелю, ужаснулась: пес не мог встать на ноги от голода. Мы увидели страшную картину: собак с выпирающими ребрами, живых и мертвых в одном вольере. Мы не могли сдержать слез. По дороге в приют я купила три мешка корма, а там было 500 собак! Чтобы напоить животных, рабочие собирали дождевую воду с крыш. А потом начались морозы, и вода замерзла. В начале декабря мы привезли ведер 20 каши, но ее, конечно, не хватило на всех. Администрация нам выдала 5 мешков корма: по 10 граммов на “брата”.

 Смертность там высокая. В тот день мы увидели девять трупов собак на помойке. А в апреле у моей знакомой отловили кобеля. Нашли мы его в приюте. Отдавать не хотели, ссылаясь на карантин по бешенству. Но у собаки был ветеринарный паспорт со всеми прививками. Когда с четвертой попытки нам удалось со скандалом его забрать, пса было не узнать. За две недели в приюте он поседел”.  

Недавно приют был сдан в эксплуатацию, и сегодня он не похож на задрипанную богадельню. Там побывали представители общественности с артистами Сергеем Юрским и Леонидом Ярмольником, а недавно в Руднево приезжал лично Юрий Лужков. Все было надраено до блеска: вольеры вычищены, миски блестели, собаки намыты шампунем. В общем, все образцово-показательно. Правда, животные по-прежнему выглядят напуганными.  

Территория окружена глухим двухметровым забором, вход строго по паспорту с 12 до 16 часов, кроме воскресенья и понедельника. Беспрепятственно проходят только волонтеры, человека с улицы могут и не пустить. И наконец, самое непонятное: если собака с вашего двора попадет в это заведение, вызволить ее оттуда будет не так-то просто. Несколько дней назад в Руднево завезли двух стерильных сук с Преображенского рынка. Опекунам собак пока не вернули.  

В приюте Дарьи Тараскиной, расположенном в Подмосковье, паспорт у посетителей не спрашивают, зато всю подноготную животного выдадут в течение пяти минут. Там, как в доме у примерной хозяйки, всегда прибрано. И главное, не встретишь затравленных глаз, даже в хосписе, где все четвероногие пациенты — глубокие инвалиды. Здесь не усыпляют, и звери это чувствуют.  

Бездомные животные сложно поддаются учету и идентификации. В Москве отсутствует единая база данных по стерилизованным и чипированным животным. Невозможно определить, на каком этапе городского заказа по схеме отлов—стерилизация—содержание в стационаре-приюте находится конкретное животное. К тому же ночью все кошки серы. Какое поле чудес для алчных рук! Попробуй проследить, сколько раз была отловлена и простерилизована одна и та же рыжая собака!  

— В 2008 году на отлов и стерилизацию бездомных собак было разыграно на тендерах свыше 83 миллионов рублей. Несложный подсчет показывает, что под скальпелем побывали 28 тысяч собак. То есть вся московская популяция. А на 2009 год уже разыграно на тендерах почти 252 миллиона. Неужели будут прооперированы 50 тысяч особей? Такого количества бездомных собак в Москве просто нет! У нас создана промышленная живодерня — источник дохода множества людей, — констатирует защитница животных Татьяна Павлова. — Сколько раз бедная собака переживает стресс! Ее ловят, везут в клинику и стерилизуют, потом помещают в клетку на передержку, снимают швы, везут в приют. А через 182 дня, если она не пристроится, ее усыпят. Все считают, что концов нет. На самом деле конец есть — это завод “Эколог”, куда должны свозить все эти трупы. Но их там нет. За забором приюта “Кожухово-Руднево” есть озеро, в котором поплавками качались 40 трупов собак.  

Моя собеседница знает, о чем говорит. Она бывший руководитель отдела городской фауны и разработчик городского закона “О содержании домашних животных в Москве”.  

— Перед тем как меня уволили (в 2006 году отдел городской фауны был расформирован), я заказала работу по мониторингу и подсчету бездомных собак в Москве, — говорит Павлова. — По подсчетам Института проблем экологии и эволюции имени А.Н.Северцова, численность популяции составила 25—30 тысяч. Таким образом, был опровергнут миф о том, что их 100 тысяч. Тогда годовой бюджет нашей отрасли составлял 32 миллиона рублей и прогнозировалось серьезное уменьшение затрат в связи с тем, что около 12 тысяч собак было стерилизовано. А сейчас бюджет вырос до трех миллиардов. Деньги уходят на что угодно, только не на животных. Например, спроектировать приют в поселке Северный, на который уже существовала проектная документация, стоит 35 миллионов рублей. 11 миллионов отводится на благоустройство приюта, 7 миллионов рублей на благоустройство территории вокруг, 5 миллионов рублей на закупку мебели и медицинского оборудования. О какой мебели идет речь? Собачьих будках с сеткой-рабицей? Роскошное убранство дома-дворца по Новой Риге с хрустальными люстрами и прочими наворотами стоит в два раза дешевле.  

По словам Татьяны Павловой, вся нормативно-правовая база по содержанию домашних животных в Москве успешно применяется в Питере. Конечно, в городе на Неве легче контролировать бродячее поголовье: там есть природные границы-острова. Собаки не пускаются вплавь. Но главное, там нет идей массового уничтожения животных.  

Очень страшно, если гуманное начинание московских властей — дать меньшим братьям кров — станет дорогой на тот свет. Не нами сказано: путь в ад вымощен благими намерениями.  

Читая о некоторых экзотических традициях китайской кухни, я часто испытывала культурный шок. Особенно когда речь шла о блюдах из собаки. И лишь недавно мне открылась разгадка такого специфического отношения к животным в Поднебесной. В большинстве европейских языков название живых существ, употребляемых в пищу, происходит от латинского anima (воздух, дыхание, жизнь), русское слово “животное” имеет корень “живот”, то есть жизнь. А китайский иероглиф обозначающий животное, “дун-у” — это дословно “движущийся предмет”. Разве можно причинить боль и страдания объекту? Серийные маньяки смотрят на своих жертв как на “дун-у”. Кстати, большинство двуногих монстров начинали свой кровавый путь с кошек и собак.

МЕЖДУ ТЕМ  

Всех беспризорных собак и кошек, которых отловят на улицах Москвы, будут стерилизовать, не взирая на пол и возраст. Кроме того, этих животных после операции поместят в питомники. Это предусмотрено соответствующим распоряжением столичного правительства.  

Как сообщили “МК” в столичной мэрии, до сих пор стерилизовали только самок безнадзорных бродячих животных. Причем, согласно прежнему распоряжению, после этой операции “дам” должны были возвращать на прежнее место их обитания. Однако, поскольку это не решало проблемы (число москвичей, заболевших бешенством или лептоспирозом, не уменьшилось), эти меры ужесточили. 

sos!

Мы не раз рассказывали о благородном человеке Юрии Александровиче Полетаеве, который на свои средства спасает кошек и собак, оставшихся без крова. Когда зимой 2006 года под строительными плитами на территории математического колледжа в течение месяца родилось 20 щенят, он не смог пройти мимо замерзающей стайки. Построил вольеры с домиками, кормил, лечил и пристраивал в добрые руки. Все это время раздавались угрозы стереть маленький приют с лица земли.

 Судебное решение о сносе прибежища, похоже, вступит в силу со дня на день. Мы обращаемся к добрым людям: спасите животных! 15 собак и кошек, молодых, здоровых, красивых и воспитанных ждут решения своей участи. Их жизнь в ваших руках.  

Звоните: 8-495-463-46-08 или 8-926-279-31-22.