Сына Орбакайте присудили отцу

А органы опеки напугал депутат из Щербинки

15.09.2009 в 18:55, просмотров: 12571

Заседание Грозненского районного суда, на котором должно было быть вынесено решение — с кем (до очередного решения вышестоящего суда) останется сын Кристины Орбакайте и Руслана Байсарова, шло во вторник пять часов. Тогда как предварительное слушание уложилось в час. Показания на суде дали няня и преподаватели Дени. Впрочем, решение, как с ним ни тянули, оказалось предсказуемым — суд определил место жительства Дени Байсарова с отцом.

Состав присутствующих на суде не изменился. Как и в первый раз, не явились на заседание ни сама Кристина Орбакайте, ни ее представители. А прессу вновь удалили из зала. В ходе суда также рассматривалось ходатайство адвоката Кристины Орбакайте Татьяны Акимцевой о переносе рассмотрения исков Руслана и Касират Байсаровых в Москву согласно принципу территориальной подсудности. Суд тем не менее рассмотрел дело в Грозном. Ходатайство Акимцевой было основано на том факте, что и Дени, и его мать зарегистрированы и проживают в Москве. А Руслан Байсаров, хотя и зарегистрирован в Чечне, но тоже проживает в Москве. Как и Кристина, адвокат отсутствовала по той же причине — уведомление суда о заседании в Грозном было получено слишком поздно. “Мы получили бумагу поздно, она выглядела странно — без печатей и с грамматическими ошибками, — заявила “МК” пресс-секретарь Кристины Орбакайте Наталья Никитина. — В частности слово “федеральный” там было написано через “и”. По закону на такие важные заседания должны приходить уведомления в суд минимум за две недели до заседания. А не накануне вечером, когда суд к тому же проходит в другом городе. До этого о дате заседания мать узнала только из прессы. Кроме того, ехать в Чечню ей запретили врачи — переживания отразились на сердце.  


Пресс-секретарь утверждает, что с тех пор, как Байсаров забрал Дени, она виделась с сыном лишь два раза. После недавней пресс-конференции с участием Дени, куда Кристину тоже не пригласили, мальчик больше не появлялся в школе, и мать вообще не в курсе, где находится ее сын.  

— Кристина и Руслан несколько раз встречались и передавали друг другу соглашения на подпись — каждый со своими условиями, — продолжает Наталья. — Кристина почти сразу отказалась увозить ребенка в Америку, о которой Байсаров столько твердит по телевизору. А вот подписать документ, по которому мальчик останется с отцом, отказалась. И Руслан одно время уже было согласился на эти условия, но потом передумал — даже отказался из-за этого выступать по телевизору в одной передаче, куда пригласили всю экс-семью. А вообще у нас ощущение, что Руслан хочет забрать ребенка любой ценой, — то, что говорил Дени, выглядело как заученный стишок.  

Адвокат Байсарова Александр Добровинский по-своему комментирует ситуацию.  

— О дате заседания Кристина знала давно. Эту информацию мы распространили сразу после окончания первых слушаний в Грозном. Сегодня она прислала телеграмму в грозненский суд на 5 листах. Там указывались причины, по которым Орбакайте не может присутствовать на суде. В телеграмме было написано, что у Кристины случилось плохо с сердцем. И затем шла фраза: ответчица не может лететь в Грозный, так как у нее в этот день назначены съемки. Согласитесь, болезнь и съемки — это взаимоисключающие понятия. Как можно одновременно болеть и сниматься? Также ее адвокат Акимцева заявила, что суд просто необходимо перенести в Москву, потому что Грозный — опасный город и находиться там людям публичной профессии небезопасно. Это несерьезное заявление! Кристина здесь неоднократно выступала с концертами, как она может чего-то бояться? Тем более, Руслан предлагал ей лететь на частном самолете, в городе ей бы обеспечили охрану…  

Между тем и без того сложная ситуация во взаимоотношениях между Байсаровым и Орбакайте ознаменовалась вчера утром еще одним неприятным инцидентом. Начальник Департамента органов опеки и попечительства Тверского района Москвы Лариса Бондарева заявила, что к ней пришел человек, представившийся депутатом из Щербинки Владимиром Путинцевым, и потребовал отдать ему все документы, имеющие отношения к Дени Байсарову. В частности, заключения органов опеки по оценке мест проживания Дени — как у отца, так и у матери. Непрошеный визитер якобы построил разговор в угрожающем тоне, заявив, что женщина зря выступает не на стороне Руслана Байсарова, тогда как у того “деньги и нефть”. Руководительница органа опеки сильно испугалась, но документов не отдала. Сейчас Лариса Бондарева отказываясь комментировать ситуацию. За нее это сделала пресс-секретарь Кристины Орбакайте Наталья Никитина: “Мы надеемся, что соответствующие органы проверят и дадут правовую оценку этой ситуации. Мы уверены и надеемся, что этот человек — не представитель Руслана Байсарова, что есть люди, которые хотят внести путаницу в и без того сложную ситуацию вокруг Дени Байсарова”. Руслан Байсаров в свою очередь был в шоке от того, как вывернулась ситуация.  

— Да, Путинцев — наш хороший приятель, — прокомментировал случившееся адвокат Руслана Байсарова. — Не понимаю, как можно сказать, что он кому-то угрожал. Мне смешно это слышать. Худенький, невысокого роста. Кажется, на него дунешь, и он свалится. По нашей просьбе он пришел в органы опеки действительно попросить выписку по нашему делу для суда в Грозном. С нас этот документ требовали представители суда. В свою очередь органы опеки никак не могли нам подготовить данную бумагу, возможно, пытались затянуть процесс. Хотя уже давно представители опеки побывали в доме у Руслана, и претензий у них не было.  

Мы связались с самим Владимиром Путинцевым и попросили прокомментировать ситуацию. “Я никому не угрожал, что за бред?! — заявил “МК” Владимир Александрович. — Я давно занимаюсь юридической деятельностью и никогда не стал бы прибегать к таким действиям”.  

Вчера “МК” раскрыл и главную интригу: зачем Руслану Байсарову потребовалось сразу два иска — один подал он, а другой — его мать. Дело в том, что, как стало известно “МК”, по одному и тому же вопросу нельзя подавать больше двух исков сразу. Похоже, лимит в вопросе, с кем будет жить Дени Байсаров, исчерпан до момента выхода на Верховной суд Чечни.  

— А как же заседание Тверского суда? Оно теперь может не состояться? — поинтересовался репортер “МК” у адвоката Байсарова Александра Добровинского.  

— Не знаю, — пожал плечами знаток российского законодательства, — оба иска по этому вопросу уже поданы. Но если вдруг состоится — мы все придем: и Руслан Байсаров, и его адвокаты.

|