Ночь в большом городе

Трудности отбили у москвичей желание не спать

Лето ушло, а хочется приключений и любви — чтоб было что вспоминать длинными зимними вечерами. Две корреспондентки “МК” решили выяснить: чем живет сейчас ночная Москва и легко ли в ночи встретить ее, большую и светлую?

Любовь на колесах

0.00. На улицах уже пусто, редкие прохожие торопятся домой. Зато заняты все скамейки на бульваре — благо тепло. Одна парочка страстно целуется. Рядом девушка лежит на коленях у парня, положив ноги на спинку скамейки. Практически все на бульваре — явные выходцы из ближнего зарубежья. Возможно, дело не в романтике — просто людям негде уединиться...  

Около метро “Улица 1905 года” — ночной рок-концерт, собравший около десятка слушателей с сигаретами и пивом. Мимо проносится внушительная компания роллеров — человек пятьдесят. Тормозим замыкающего: что это, мол, за сборище на колесах?  

— Это покатушки, ночные тусовки роллеров, — объясняет Илья, в дневной жизни, как выяснилось, менеджер интернет-магазина. — В принципе они бывают и днем, но тогда машины мешают. Если хотите, можете присоединиться!  

Илья приглашает нас в ближайшую поездку по Белокаменной. Услышав, что придется проехать 40 километров на своих двоих, пусть и снабженных колесиками, мы обещаем подумать и торопимся к машине.  

1.00. Нас все-таки сильнее привлекают колеса большего диаметра, и мы отправляемся в знаменитый байк-клуб в районе Нижних Мневников. На подходах много фантастически красивых мотоциклов и машин. Внутри людей практически нет. Мы увидели человек пять сотрудников — колоритных, накачанных, с живописными наколками на руках и мужеством, начертанным на лицах. Мы приосанились, но нас никто и не заметил. Героические мачо прошли стороной — типа на работе.  

— Все сейчас разъехались на лето, — объясняет охранник клуба Вячеслав. — А так здесь яблоку негде упасть, кризис на нас практически не сказался.  

Заходим в клуб. Музыка играет, искусственный туман клубится над танцполом, но почти никого нет. Лишь в одном углу обнаруживаем “живой” столик с весьма неформатными посетительницами — бальзаковскими дамами, похожими на успешных челночниц или не очень успешных бухгалтерш. Интересуемся, нравится ли здесь.  

— Да, мы часто сюда приходим, — говорит пышная леди в небесно-голубом костюме. — Здесь можно неплохо оттянуться, съесть настоящий, огромный кусок мяса с кровью, посмотреть на симпатичных парней. Беда только, что познакомиться с ними нереально, у них вместо женщин одни железяки в голове…  

У стойки бара — скучающая юная нимфа, явно поджидающая принца на рычащем коне.  

— Как в этом клубе по части достойных кавалеров? — поинтересовались мы у нее.  

— А у меня тут муж работает, гражданский, — быстро разговорилась 21-летняя Маша, в дневной жизни бухгалтер. — Вообще я лет с 14 увлекаюсь мотоциклами. А так забавно наблюдать, как являются гламурные барышни, явно желающие познакомиться. Посидят-посидят и недовольные уезжают. Потому что на них никто внимания не обращает, у мужчин здесь другие ценности.  

И все-таки нам повезло. Один абориген не только обратил на нас внимание, но даже разрешил посидеть вместе с ним на красивом мотоцикле. Правда, отцовском. 11-летний русоволосый Руслан с гордостью рассказал, что уже ездит по территории клуба на мопеде, что у них очень весело по вечерам и что всем женщинам нравится местный кумир по прозвищу Хирург.  

— Мама не возмущается, что ты так поздно не спишь? — спрашиваем мальчика.  

— Оставила нас мамка. Когда сын еще младенцем был, — говорит незаметно подошедший отец Руслана. — Ну ничего, нам и так хорошо, спокойно, никакие женщины не нужны. С ними только лишние хлопоты и нервотрепка.  

Мы решаем долго не мучить брутальных сотрудников клуба, а поехать в какое-нибудь другое место — повеселее.

В голубом раю

2.00. Этот клуб в районе “Полежаевской” известен своими однополыми посетителями и желанием префекта Митволя его закрыть. Вход, по идее, свободный, но нас не пускают.  

— Сегодня у нас маленький день, и клуб закрыт для частной вечеринки, — внушительный охранник преграждает нам путь. Увидев наше недоумение по поводу “маленького дня”, объясняет: — В середине недели клуб иногда снимают под частные вечеринки. Вы лучше, барышни, приходите в большой день, в выходные. Правда, ловить вам особо здесь нечего...  

— Простите, а к вам они не пристают?

— У нас на этот счет строгие распоряжения руководства, — смущается секьюрити, — поэтому мы вежливо отказываем нашим гостям. Ну они и не настаивают… У нас очень приличный контингент.  

2.30. Не теряем надежды и отправляемся в другой клуб для однополых любовников. К тому же в нем, как обещали на сайте заведения, сегодня вечером конкурс караоке.  

— Хорошо подумайте: надо ли вам сюда? Вы можете увидеть самые неожиданные вещи, — предупреждают щупленькие охранники у входа.  

— Например? — любопытствуем мы.  

— Ну, посетители могут целоваться, обниматься, танцевать. Старайтесь не показывать своего отношения, чтобы не задеть чувств членов нашего клуба. Все-таки у нас необычное ночное заведение...  
Если вы думаете, что московский гей-клуб — это некое подобие виденной в кино “Голубой устрицы”, где геи в кожаных трико обжимаются в страстном танго, вы глубоко заблуждаетесь. Здесь все чинно и благородно. Есть библиотека и караоке: можно посидеть в кресле с книжкой Марины Цветаевой или Оскара Уайльда, а можно пропеть в микрофон что-нибудь из репертуара хора мальчиков. Тебя будут слушать и тебе будут хлопать. Можно выпить чего-нибудь горячительного в баре, но почти никто этого не делает: дорого.  

— Кризис подкосил и нас, и наших клиентов, — признается менеджер клуба.  

Когда-то это заведение было известно как пристанище жриц женской любви. Но сейчас женская пара в клубе только одна, и это — мы... Видимо, кризис отбил у лесбиянок желание тусоваться. Некоторые присутствующие исподтишка рассматривают нас.  

В целом ночная гей-тусовка напомнила нам вечер самодеятельности в старших отрядах пионерлагеря. То же нестройное пение, одна сигарета на двоих и поцелуй украдкой за дверным косяком, пока никто не видит. Бородатые шутки ведущих, отчаянно пытающихся пародировать Цекало и Милявскую (Лолитой прикидывался мужик-травести), нагнали на нас такой депресняк, что мы уже двинулись к выходу… Но тут узрели трио, которое заставило нас задержаться в голубом раю еще ненадолго.  

Все самое интересное начинается, когда на сцене появляется женщина. И она появилась — тоненькая девчушка лет восемнадцати с трогательными угловатыми коленками под мини-платьишком. Она изо всех сил старалась выглядеть искушенной светской дивой и усердно взбадривалась виски. Она упорно пела в микрофон песню о любви, преданно глядя в глаза своему кавалеру и страстно выгибаясь.
И тут мы увидели предмет ее страсти.  

Девочки, по-нашему, это шок! Это было толстое, старое и пьяное лицо кавказской национальности...  

— Давай еще! — кричал этот господин и стучал по столу пухлой ручкой в перстнях. У него, единственного во всем клубе, стол был завален яствами и заставлен бутылками. А по правую руку от хозяина стола сидел… худенький юноша лет 20. И, любуясь на свою поющую девочку, любвеобильный господин параллельно оглаживал по всем местам своего мальчика. Тискал его не глядя — как домашнюю кошку.  

Говорят, когда у мужчины естественный ресурс любви исчерпан, для стимуляции мужских функций ему нужно все больше и больше… Больше денег, больше девочек, больше мальчиков. С каждым прожитым годом девочки и мальчики становятся все юнее, а затеи, оплаченные щедрой на развлечения рукой, — все изощреннее и непонятнее…

“Чемодан секса”

4.00. Пожалуй, самая кипучая ночная жизнь столицы в условиях кризиса происходит за стенами заведений с мужским стриптизом. Вход туда, правда, дороговат… Но если очень хочется побыть в обществе красивых мужчин, то никаких денег не жалко.  

В мужском стриптизе нам больше всего понравились лифт и трусы.  

Вызвав лифт, будьте готовы: вместе с ним к вам подъедет абсолютно голый мужик. Да-да, он возлежит прямо в кабине на специальной подставке и улыбается во все зубы. Его можно потрогать и даже поцеловать. Все остальное — за деньги. Можно прямо в лифте.  

А трусы стриптизеров — это не просто предмет туалета, это своего рода наружная реклама. Особенно нас впечатлили стринги с надписью на причинном месте: “SEX BAG” — чемодан секса… На весь “чемодан” услуг, кстати, имеется прейскурант под названием “крейзи меню”. И действительно, меню — крейзее некуда! Романтический вечер с танцором (30 минут — 5000 руб.). Мы честно задумались: хотим ли кого-то из красавчиков до такой степени, чтобы выложить за это 5 тысяч? И пришли к единому выводу: нет, не хотим. Но если кто-то захочет “секса чемоданами”, в заведении имеются мальчики на любой вкус.  

Посетительниц тут немало. Поразительно, но это не какие-нибудь увядшие бизнесвумен с толстыми портмоне и даже не вылепленные пластическими хирургами “Барби” без возраста. Потребительницами мужского стриптиза являются девушки — молоденькие и хорошенькие. Достойные самых настоящих, а не продажных красавцев. Они подъезжают стайками в течение всей ночи. Откуда у них деньги, для нас осталось загадкой, хотя мы и пытались подслушать их разговоры.  

Но подслушали только вот что. В одном из многочисленных полутемных коридоров заведения точеная дева лет 23 напирала пышными формами на длинноволосого мачо в неоновом трусняке.  

— Милый, если я сниму номер, ты проведешь ночь со мной?  

На тот момент, когда мы проходили мимо, мачо выдерживал паузу Станиславского. Мол, я еще подумаю.  

Оказалось, снять номер на ночь (тут же, на втором этаже клуба) стоит почти 50 тысяч рублей. И это без начинки в виде жиголо — его общество расценивается отдельно. Представьте: юная и прелестная дама готова это сделать. А красавчик, выставленный на продажу, еще размышляет! Впрочем, его служебная инструкция действительно предусматривает право отказаться… Неужели наши настоящие, “непродажные” мужики стали настолько никудышными, что нам с вами, девочки, проще вложить бабки в верное “предприятие”?  

В общем, в мужском стриптизе оказалось так забавно, что заскучали мы только минут через тридцать.
Нам понравилось, что если жиголо открывает свой рот, то лишь для того, чтобы отвесить даме изысканный комплимент. Например, мулат по имени Пьер с совершенным шоколадным телом сказал одной из нас:  

— Я был бы счастлив проснуться рядом с такой красивой женщиной!  

Конечно, понятно, что эта фраза давно разучена контингентом наизусть и входит в стоимость посещения… Но все равно приятно. Приятно, что в стенах мужского стриптиза мы вправе выглядеть как угодно: можем быть старыми и толстыми, уставшими и ненакрашенными… И все равно не рискуем пасть в жесткой конкурентной борьбе, как в реальной жизни. И заведомо не ждет нас на пути к сердцу этих красавцев никаких болезненных разочарований. Ну разве что денежные затраты, но и они прогнозируемы, так как внятно прописаны в “крейзи меню”. Кажется, именно это и приводит к жиголо молодых и красивых женщин. Мы просто устали биться за свое право быть любимыми с нечуткими и неверными бесплатными мужчинами.

Романтики больше нет

5.00. После душных клубов нам захотелось полюбоваться ночной столицей. Как в юности: отражение огней в Москве-реке, романтичные прогулки по Арбату…  

Увы, гуляющими по Арбату в этот час оказались мы одни. Еще год назад в это время на культовой улице столицы кипела жизнь: тусовались неформалы, из клубов и ресторанов выползали гламурные персонажи. Сейчас же Арбат вымер, как курортный город в несезон. Мы прошли его насквозь и не встретили ни души. Лишь в проеме призывно распахнутых дверей небольшой кофейни увидели какое-то движение.  

— Неужели теперь ночью никто не гуляет по Арбату? — спрашиваем у юного продавца.  

— Вы сначала закажите что-нибудь, а потом вопросы задавайте! — взмолился паренек. Получив деньги за кофе, он стал немного разговорчивее:  

— Раньше хоть приезжие заходили, парочки всякие, теперь же можно всю ночь простоять зря. Только в выходные появляются посетители, и то мало. Блюда стали заказывать подешевле, а главное, на чай почти не оставляют — кризис. Работаю, можно сказать, из любви к искусству…  

6.00. Попрощавшись с рыцарем барной стойки, решаем ехать по домам. Ночь еще не отступила, и на Садовом кольце, напротив Курского, замечаем проституток. Просим нашего таксиста Юру прицениться. 

— Полторы тысячи за час — ни фига себе! — вернувшись, ворчит Юра. — Знаете, каких девочек можно снять за тыщу? Пальчики оближешь! Ну а те, кто пострашнее, готовы и за пятьсот поработать.  

Оказывается, наш милый таксист регулярно пользуется платной любовью… “А что такого? — удивляется он. — Это проще и спокойнее, чем с вами, порядочными, хороводиться!”  

В общем, романтичные прогулки по ночному городу этим летом не прельщают ни москвичей, ни гостей столицы. Тем, кого подкосил кризис, видимо, не до амуров. Платежеспособные дамы и господа все чаще предпочитают платную любовь, предсказуемую и гарантированную, как обслуживание в швейцарском банке.

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру