Навстречу китайскому игу?

Коллекционер жизни

02.10.2009 в 16:26, просмотров: 2078
Когда победила Великая Октябрьская социалистическая революция, первоочередной заботой новоявленной власти стал расстрел поэта Николая Гумилева.  

Второй по степени важности задачей стал расстрел царской семьи.  

Династия Романовых немало сделала для того, чтобы Октябрьская революция свершилась. Но все же ее вклад в дело уничтожения населения России ничтожен по сравнению с усилиями воспоследовавших правителей, смело начавших осуществлять третью задачу: пустить в расход “белых”, “недобитых”, “раскулаченных”, “врагов народа”, “предателей Родины”, “власовцев”, “врачей-убийц” и т.д.  

Затем пришла пора четверостепенной дозачистки — чернобыльской, путчево-перестроечной, дефолтной, шоковой, но это, так сказать, мелочь, пустяк по сравнению с накрывающей нас пятой волной, призванной окончательно решить вопрос существования некогда великой страны.


* * *

Было много радости по поводу того, что недавняя революция 90-х (сейчас уже никто не сомневается: то была полномасштабная революция, как и в 1917-м) осуществилась бескровно. Действительно, количество ее жертв несопоставимо с началом социальных преобразований кровавого ХХ столетия. Однако в наступившей ситуации кризиса и растущей безработицы смерть может добрать урожай, компенсировав прежнюю недостачу революционной жатвы сторицей.

* * *

Ситуация предельной ясности возникла в нашей стране. Одни не могут свести концы с концами, другие выписывают себе гигантские премии, то бишь бонусы — непонятно за какие трудовые успехи. “И чихать мы хотим на всех” — как бы говорят они этими своими действиями, направленными на прямое обогащение в условиях тотального неблагополучия. Их прямота и ясность позиции не могут не восхищать. Маски сброшены. Достоевский по схожему поводу писал приблизительно следующее: “Пусть мир летит в тартарары, лишь мне чай с сахаром пить”.  

Президент и премьер в унисон не одобряют эти бонусы. И не скрывают своего неодобрения. Но и на их запрет — тоже плевать. Потому что ведь и они тоже, если вдуматься, понавыписывали себе бонусов в виде кредита народного доверия. Поделом им, ведь при их непосредственном участии, благодаря им заколосился в людях вирус наплевательства.


* * *

Разве так, к примеру, следует проводить антиалкогольную кампанию? Нет, ее надо начать с другого.

 Поставить во главу угла не запрет, а разрешение. Политической борьбы — вдруг люди увлекутся и забудут о пьянстве? Занять их работой — вдруг любимое или прибыльное занятие поспорит с бутылкой? Дать возможность возвести свой дом — не задирая цены на землю и стройматериалы — и тогда забота о семейном очаге вдруг да отобьет охоту заливать зенки.  

Когда набирала темпы предыдущая антиалкогольная кампания, ее поддержала Перестройка. Люди поверили в то, что нужны. Появилась цель существования. Конечно, все пить не бросили (и не бросят) — но найти противовес алкоголю, а не просто отнять дьявольское наслаждение и наваждение, т.е. антидепрессант, все же не помешало бы.

* * *

Спохватывание — вот главный признак государственной политики России во все времена. Неумение предвидеть и судорожно спохватиться — это и есть деятельность власти.


* * *

Рассыпающаяся страна… Рушатся дома, погребая под обломками граждан, полыхают детские сады и приюты для стариков и умалишенных… Гидроэлектростанции превратились в угрозу жизни… А был шанс — привести запущенное хозяйство в порядок. Могуче и обещающе начиналась “перестройка”!

 Поэт Римма Казакова призывала в духоподъемном стихотворении: “Отремонтируем страну!” Верилось: придут энергичные люди и уж точно засучат рукава и отреставрируют подгнившую державу, снесут ветхое, запустят новое, современное производство…  

Кончилось тем, что каждый, кто сумел и успел, ухватил кусок пожирнее и утащил в сторону, чтоб не делиться.

* * *

О закате Европы судачили давно и многие. Старушка не вняла предупреждениям. Она, напротив, еще сильнее сибаритски расслабилась. Террористические взрывы тряхнули Лондон и Мадрид. Заполыхали подожженные людьми леса Греции, Испании, Хорватии… Военные учения во Франции стали причиной пожаров на близлежащей своей же территории. Ушлая Америка проглядела создание на своей земле грандиозной финансовой пирамиды, а уж казалось — Америку не проведешь! Ремонтировать обветшалое здание мира станут такие же гастарбайтеры, какие в России возводят шаткие, ненадежные строения? Но между остальным миром и нами есть принципиальное отличие. Они работают, живут результатами своего труда. А мы? Рубашка на мне немецкая, куртка итальянская, брюки испанские, носки английские (у нас производят одноразовые носки, мало кому такие понравятся), кроссовки на мне китайские, кепочка из Израиля, трусики турецкие… Чем занято население?

* * *

Хорошо ли будет жить под чужим, допустим, китайским, игом? Придут рачительные хозяева, наведут дисциплину, заставят маршировать и ходить по струночке, ракеты будут лететь куда нужно, спички у взрослых отберут, а рефлексирующую культуру заменят статуи Мао… Наступит порядок… Только трудное это будет испытание — существовать в своем бывшем доме по указке обосновавшихся в нем пришлецов…