Единая криминальная Россия

На похороны Япончика прибыли делегации из регионов и вынесли Государственный флаг РФ

13.10.2009 в 18:53, просмотров: 24983

“Где Макинтош-то теперь?” — “Во Франции… А с Ваней Черным что стало, знаешь?” — пришедшие проводить Япончика в последний путь вспоминали минувшие дни. Проститься с Иваньковым приехали авторитетные представители криминального мира со всей страны. И не только. Делегации с венками шли одна за другой. На лентах золотом отливали надписи, по которым можно было изучать географию криминальной России: “От братвы из Кирова”, “От братвы из Ярославля”, “От костромских пацанов”…  


Охранники кладбища говорят, что не помнят таких мер безопасности ни на одних похоронах: с утра милиция оцепила все подходы к погосту, приехала машина взрывотехников, снаружи дежурили три автобуса с ОМОНом и были припаркованы два авто оперативных служб, откуда ведется скрытая видеосъемка…


Охранники кладбища говорят, что не помнят таких мер безопасности ни на одних похоронах: с утра милиция оцепила все подходы к погосту, приехала машина взрывотехников, снаружи дежурили три автобуса с ОМОНом и были припаркованы два авто оперативных служб, откуда ведется скрытая видеосъемка… Территорию “патрулировали” и братки. Под особой охраной была свежевырытая могила, рядом с могилой матери Иванькова: ее стерегли по периметру, не подпуская никого и близко к участку. Там стояли металлические ограждения с ярко-бордовыми бархатными канатами и два зеленых навеса на случай дождя. Весь участок по старой русской традиции выложили еловым лапником. Соседние участки были в идеальной чистоте: с них вынесли ветки, убрали с дорожек листья… Чего не скажешь про остальную территорию кладбища.  

Никого из ожидаемых криминальных и шоу-звезд на кладбище не было. Они либо простились с Япончиком раньше — во время ночного отпевания, либо сделают это тогда, когда разойдутся журналисты. Ночью это уже сделали Костя Гинсбург и Алимжан Тохтахунов (Тайваньчик).  

Между тем некоторые из пришедших на похороны делились мнениями об усопшем. “В последние годы он старался изменить свой имидж, — сказала “МК” президент Правозащитной ассоциации охранного бизнеса Светлана Тернова, которую считают чуть ли не преемницей Япончика в деле “третейского судейства”. — Он ведь даже внешне сильно изменился, причем в лучшую строну. На всех фотографиях последних лет он напоминает профессора. Нет, такие люди от дел никогда не отходят. Но его интересы поменялись. Его тянуло к образованным людям. Сам много времени (по 14 часов) проводил за книгами. Я думаю, он бы расстроился, увидев, что на его похоронах практически нет интеллигенции, а одни татуированные персонажи. И вообще он в последнее время тяготился тем, что, в отличие от 90-х годов, когда деятели культуры и науки не стеснялись своего знакомства с ним, сейчас его не принимают. Точнее, не хотят афишировать знакомств…”  


Прощание началось в 10 утра. На входе в храм Воскресения Словущего стояли крепкие ребята в кожанках — “фейс-контроль”. Во время отпевания неизвестный длинноволосый мужчина обошел молча все венки у храма, а потом стал кричать: “Молчаливые хуже скотов!” Вскоре коренастые юноши увели его куда-то в сторону…  

Перед гробом из церкви вынесли российский флаг — большое полотнище держали четверо. Сам гроб из драгоценных пород дерева был настолько тяжелым, что его с трудом удерживали 15 человек.  

Пока гроб с телом после колокольного звона несли практически через все кладбище, перед ним бросали розы и гвоздики. Получился целый цветочный ковер длиной около километра (от церкви до могилы было довольно далеко). Впереди несли парадные портреты Япончика. Несли и венки, которые затем выставили вдоль всего участка — так их было много. На лентах были надписи и “личного” толка — например, от семьи Слива (известный вор в законе, с которым Иваньков когда-то имел дела) или “Дорогому брату от Дедушки Хасана”. Самого Хасана (Аслана Усояна) — одного из лидеров отечественного криминала — на похоронах не было. Говорят, что сейчас он вообще находится от греха подальше за границей. Ведь, по одной из версий, в Япончика стреляли именно из-за того, что он принял сторону Усояна. Впрочем, по другим данным, именно Дед Хасан был распорядителем похорон. Однако почему-то никто его там не заметил.  

Церемония прощания на могиле длилась совсем недолго. Священник еще раз прочитал молитву, а затем братва медленно прошла рядом с гробом, оставляя венки и цветы. Несколько крепких ребят по-прежнему бдительно наблюдали за периметром участка и отсекали всех, кто им не нравился. “Своими” считались те, кого в подворотне лучше не встречать…  

Гроб закрыли крышкой, покрытой российским триколором, а собравшийся цвет криминального мира потянулся к выходу, на поминки. Приезжие “пацаны” обсуждали, сколько заказывать черной икры — 10 кило или больше. Кто-то собирался поминать Япончика в узком кругу, давая лаконичные указания по мобильнику: “Водочки поставь и на четыре тела накрой”.