Чем больше нахапал — тем меньше дадут

“Гуманизм” российского правосудия: самые мягкие приговоры — за самые крупные экономические преступления

11.01.2010 в 16:31, просмотров: 15383
Чем больше нахапал — тем меньше дадут
Рисунок Алексея Меринова
Обман, мошенничество, подлог, обсчет, гнилые товары и услуги некомпетентных “специалистов” — это наша среда обитания. На бытовом уровне мы сталкиваемся с жульничеством и разводиловом практически каждый день.  

Преступления в сфере экономики превратились в обыденное явление. Мошенников, наживающих капиталы обманом, у нас уже больше, чем людей, пытающихся честно зарабатывать свои деньги.

Вал экономических преступлений захлестнул страну, и правоохранительные органы не могут его сдержать как по объективным, так и субъективным причинам.
Расследовать экономические преступления сложно. Следствию нужно месяцами — если не годами — кропотливо собирать доказательства, чтоб судья вынес мошеннику обвинительный приговор. Но даже в этом случае он наверняка не получит того наказания, какого заслуживает по людским меркам.

Предприниматель Ананьев производил некую жидкость и продавал через аптеки как настойку боярышника. Его завод подпольно функционировал в деревне Курилово Калужской области пару лет, выпуская по два с половиной миллиона флаконов в месяц. В 2007 году это безобразие обнаружилось, и Следственный комитет МВД возбудил уголовное дело.  

Расследование установило, что предприниматель Ананьев заработал на липовой настойке 66 803 583 рубля. Обнинский городской суд Калужской области его наказал.
Предпринимателю, получившему обманным путем почти 67 миллионов, вынесен приговор: штраф 150 тысяч рублей.  

Ананьев осужден по 171-й ст. ч. 2. Незаконное предпринимательство с извлечением дохода в особо крупном размере. Наказывается “штрафом в размере до трехсот тысяч рублей, или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев”.  

Компенсации ущерба — нет, конфискации имущества — тоже нет. Соответственно, 67 миллионов остаются у осужденного.  

Хотя, судя по тому, что из широкого диапазона наказаний, предусмотренных в УК, судья выбрал для Ананьева самое мягкое, можно предположить, что некоторая часть его денег все-таки перетекла в другие карманы.  

Наказания по “экономическим” статьям в УК сочинялись будто специально для того, чтоб стимулировать судейское мздоимство. Незаконная банковская деятельность (ст. 172), например, “наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей, или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей, или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо без такового”.  

Разумеется, при таком раскладе обвиняемый постарается сделать все возможное, чтоб судья приговорил его к штрафу в размере от 100 тысяч до 300 или к условному сроку, но только не к четырем годам в колонии.

* * *
 
В мае в Новосибирске суд рассматривал дело о незаконном обналичивании и отмывании крупных денежных сумм. По данным следствия, банкир-нелегал Владимир Балаклеевский за четыре года обналичил более 13 млрд. рублей, заработав на незаконной банковской деятельности 32 млн. Предпринимателя, полностью признавшего вину, суд приговорил к 3,5 года условно и штрафу в размере 100 тысяч рублей.  

32 миллиона, надо понимать, остались у Балаклеевского. Во всяком случае, в приговоре ничего не сказано о том, что у него их надо конфисковать. Вероятно, судья не увидел в этом необходимости.  

В городе Ростове суд признал виновным Михаила Каплиева, директора сети игровых заведений, по восьми эпизодам ст. 199.2 “Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которого должно производиться взыскание налогов и сборов”. Каплиев задолжал налогов на 21 миллион рублей. Наказание — 3 года условно. Про конфискацию — опять ни слова.

* * *
 
В сентябре Приволжский суд города Казани назначил условное наказание Мухамедшиной Любови Владимировне — два года и десять дней — за то, что она, “действуя с прямым умыслом, направленным на незаконное использование объектов авторского права”, организовала незаконное производство контрафактных дисков.  

Дело возбудили в октябре 2007 года. Местные убэповцы не предпринимали в отношении Мухамедшиной никаких действий. Пришлось ею заниматься ДЭБ МВД. Оперативная группа из Москвы обнаружила на заводе Мухамедшиной 610 712 контрафактных дисков, 1788 матриц для их производства и документы об отправке изготовленных дисков заказчикам — в разные регионы России, Украины и Беларуси.  

Изъятый контрафакт стоил в общей сложности 42,5 миллиона рублей. Если бы Мухамедшину не остановили, она бы на эту сумму нагрела правообладателей.  

Но и без 42,5 миллиона Мухамедшина не осталась внакладе. Ведь те диски, которые ее предприятие прежде отправляло в регионы, тоже были контрафактными. Это нельзя доказать в суде, потому что их уже не выловить из моря подделок, лежащих на прилавках. Но всем понятно, что доходы, полученные от их продажи, — незаконные.  

Тем не менее суд счел нецелесообразным “применение дополнительного наказания в виде штрафа с учетом материального положения подсудимой”.  

Несмотря на то что у Мухамедшиной нашлись средства на открытие завода, суд решил: она так бедна, что не сможет заплатить даже символический штраф.  

Можно представить, какое возмущение вызвал такой приговор у московских оперативников, проделавших колоссальную работу, чтоб вывести Мухамедшину на чистую воду. Им пришлось устанавливать подлинность 610 712 контрафактных дисков, отдавать их на экспертизу, искать правообладателей, составлять протоколы. Бригада специалистов потратила на дело Мухамедшиной пару лет, но, как теперь выясняется, совершенно впустую. Справедливость не восторжествовала, казна не пополнилась, правообладатели остались обманутыми.  

Преступление раскрыли. Вину доказали. А результат — ноль. Стоило трудиться?  

Мухамедшина подделывала диски “Компании Вокс Видео”, а Николай Куделко подделывал кофе CAFE PELE.  

На его предприятии в Подмосковье под видом растворимого кофе в жестяные банки расфасовывался кофейный напиток “Барановичский”, приобретенный в Республике Беларусь.  

По заключению экспертов, изъятая продукция была низкого качества и не соответствовала санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам.  

В результате незаконной предпринимательской деятельности правообладателю товарного знака CAFE PELE — бразильской компании Cacique de Cafе Soluvel причинен ущерб на сумму более 6 млн. 600 тыс. рублей.  

Суд приговорил Николая Куделко к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима и к штрафу в размере 100 тыс. рублей в доход государства.
Гражданский иск о возмещении ущерба может подать только бразильская компания. Если узнает, что у нее есть такая возможность.  

Мухамедшина кинула “Вокс Видео” на 42 миллиона — ей дали два года условно. А Куделко обнес Cacique de Cafе Soluvel на 6 миллионов — и ему дали 6 лет колонии.
Можно подумать, что два приговора за аналогичные преступления вынесены судами различных государств с принципиально отличающимися друг от друга уголовными кодексами.  

Чем объяснить такой феномен? Наверное, тем, что 6 млн. в семь раз меньше 42. Видимо, незаконных доходов Куделко оказалось недостаточно, чтоб оплатить ими свободу — хотя бы условную.

* * *
 
Трусовский районный суд г. Астрахани вынес приговор в отношении бывшего генерального директора ОАО “ТЭЦ “Северная” Константина Шишкина и бывшего начальника котельного цеха этого же предприятия Василия Сазыкина. Они признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере) и пп. “а”, “б” ч. 3 ст. 174.1 УК РФ (легализация имущества, приобретенного в результате совершения преступления).  

Шишкин и Сазыкин сделали две врезки в газопровод, по которому газ шел в котельные “ТЭЦ “Северная”. С октября 2005 по март 2007 года через эти врезки они похитили газ на 125 млн. рублей. Незаконно полученное топливо обвиняемые легализовали, использовав в производственном процессе. Выработанную за счет этого энергию продали потребителям.  

Приговором суда Шишкину назначено наказание в виде 6 лет 6 месяцев, а Сазыкину 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
Они, очевидно, не стали добиваться снисхождения, решив ни с кем не делиться. Лучше отсидят, но выйдут богатыми людьми.  

Оперативные сотрудники говорят, что такой вариант разруливания отношений с судом и следствием обычно выбирают те, кто хапнул не так много по нынешним меркам и твердо знает, что больше ему в жизни не хапнуть.  

А если человек нахапал выше крыши и уверен в себе, он отдает сумасшедшие деньги, лишь бы остаться на свободе.

* * *
 
Генеральный директор ОАО “Ульяновскнефть” Виктор Курочкин организовал добычу нефти на нескольких месторождениях с нарушением лицензионных требований и условий. Ему были установлены уровни, свыше которых нельзя выкачивать нефть, а он их превышал, причем намного — процентов на 60 с каждого месторождения.

 Доход, полученный ОАО от реализации нефти, добытой свыше уровней, установленных технологическими схемами разработки, за два года составил 755,5 миллиона рублей — побольше, чем у Сазыкина с Шишкиным.  

Суд, однако, счел, что исправление и перевоспитание Курочкина возможно и без изоляции его от общества и применил к нему меру наказания в виде штрафа — 150 тысяч рублей 00 копеек.

* * *
 
Заместитель министра внутренних дел России, действительный государственный советник первого класса Евгений Школов (курирует криминальный блок милиции), считает, что сейчас в принципе нет механизмов адекватного наказания за экономические преступления: “Формально такая ответственность предусмотрена, но существует множество нюансов: начиная с того что законодательство оставляет возможность преступнику сохранить похищенное. Конфискация как вид наказания отменена.  

А ведь выгода — основной мотив большинства экономических преступлений. Могу согласиться с точкой зрения, что далеко не во всех случаях требуется отправлять правонарушителей за решетку и сажать их на шею налогоплательщиков. Куда логичнее создать систему, в основу которой положить возмещение причиненного имущественного вреда. Возможно, с помощью экономических санкций в виде штрафов, кратно превышающих сумму ущерба”.  

Мнение Школова разделяют сотрудники департаментов и служб экономической безопасности МВД и ФСБ, а также следователи, расследующие экономические преступления. Новый УК РФ был принят совсем недавно — года четыре назад, — но он категорически не отвечает реалиям дня. Необходимо срочно вносить в него изменения, ужесточающие наказание мошенникам.  

Украли Шишкин с Сазыкиным газ на 125 миллионов — пусть вернут в десять раз больше. Не могут? Пускай расплачиваются до конца жизни, отдают каждый месяц половину зарплаты, а контрольные органы пусть проверяют пять раз в год, не приобрели ли они какую-то новую собственность.  

Расплата за экономическое преступление, нанесшее серьезный ущерб государству или гражданам, должна быть настолько весомой, чтоб человек уже до конца жизни не мог подняться и твердо знал, что квартира в пятиэтажке — его потолок. Все, больше у него никогда ничего не будет.

* * *
 
В ноябре Новгородский городской суд вынес приговор бывшему заместителю начальника Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Новгородской области Юрию Николаеву. Он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество с использованием служебного положения).  

Николаев оформил командировку в Ярославль — себе, двум сотрудникам и водителю — для проведения оперативно-разыскных мероприятий. На самом деле никакие оперативные мероприятия не планировались. Николаев просто съездил на служебном автомобиле в Ярославль к родственникам за счет управления.  

В результате его незаконных действий УФСКН по Новгородской области был причинен материальный ущерб в размере более 18 тысяч рублей.  

Суд приговорил Юрия Николаева к штрафу в размере 220 тысяч рублей. Кроме того, суд удовлетворил гражданский иск о взыскании с осужденного ущерба, причиненного УФСКН РФ по Новгородской области.

* * *
 
Чем меньше ущерб, нанесенный преступником государству, и скромнее его выгода — тем справедливее приговор, который выносит ему суд.  

Хотите — верьте, хотите — нет, но у нас это так.

АНЕКДОТ В ТЕМУ

Подсудимый выступает в зале суда:
— Это возмутительно!
У нас в России правосудие или что? За что я деньги плачу?!