Танк с переходом на личность

Во время войны технике давали дорогие сердцу имена

22.04.2010 в 17:00, просмотров: 6340
Танк с переходом на личность
“Ласточка в танковых войсках”. “Грозное оружие победы”. “Лучший в мире средний танк”. Как только не называли “тридцатьчетверку” — гордость танкистов. Боевые машины сыграли решающую роль в сражениях под Москвой, Сталинградом, на Курской дуге, под Берлином.  

Многие из легендарных “Т–34” были созданы на деньги советских граждан и организаций и носили имена собственные.  

Герои были прикованы к госпитальной койке, но продолжали “шагать” в передовой цепи среди танкистов, так как их имена были написаны на грозных машинах, несущих фашистам смерть.  

Накануне 65–летия Победы “МК” решил проследить историю именных танков, воевавших на полях Великой Отечественной войны.


“Бей его во фланг!”

В боевых действиях на полях войны участвовало немало именных танков. Так, в апреле 42–го художники-сатирики Кукрыниксы — Михаил Куприянов, Порфирий Крылов, Николай Соколов — и поэты Виктор Гусев, Самуил Маршак, Сергей Михалков и Тихонов, получив Сталинскую премию, решили отдать ее в фонд обороны.
Посоветовавшись, они постановили на эти средства купить 47-тонный тяжелый танк “КВ” и подарить его армии. Чтобы танк не затерялся среди множества других боевых машин, решили дать ему имя. Член военного совета Западного фронта Николай Бирюков предложил свой вариант — “Беспощадный”. Художники и поэты с ним согласились. Боевую машину решили оформить так же, как Кукрыниксы и поэт Маршак оформляли “Окна ТАСС”. На корпусе появилось жерло пушки, бьющей по Гитлеру. Под рисунком было начертано стихотворное напутствие экипажу: “Штурмовой огонь ведя, наш тяжелый танк, в тыл фашисту заходя, бей его во фланг! Экипаж бесстрашный твой, не смыкая глаз, выполняет боевой сталинский приказ”.  

Экипаж “КВ” подобрали из танкистов, отличившихся в боях под Москвой. С командиром танка Павлом Хорошиловым, водителем Егором Царапиным, наводчиком Алексеем Фатеевым, старшим механиком–водителем Филипповым и стрелком-радистом Егоровым художники и поэты вели оживленную переписку, называли фронтовиков родными братьями.  

Танк “Беспощадный” оправдывал свое название. Его появление на поле боя внушало фашистам животный страх. Тяжелый “КВ” принимал бой сразу с несколькими танками противника. Замаскировав боевую машину снопами, “Беспощадный” не раз подпускал фашистов как можно ближе, а потом расстреливал в упор. Нередко боевая машина создавала видимость прорыва, отвлекая на себя огонь врага, чтобы наши войска успели переправить через реку раненых. За участие в августовских и сентябрьских боях 1942 года все члены экипажа были удостоены ордена Красной Звезды.  

“Нас единодушно приняли в партию”, — отчитывались танкисты перед московскими друзьями — писателями и художниками.  

Из писем шефы танка узнали, что боевая машина, находясь в строю около девяти месяцев, пройдя с боями 700 км, подбив 27 танков противника, уничтожив 9 минометов, 10 пушек, 17 пулеметов, около 30 единиц автотранспорта, 13 бронеавтомобилей, в марте 43-го года получила повреждения и была отправлена в ремонт.
У танка была лобовая пробоина и 48 вмятин от прямых попаданий вражеских снарядов.  

После ремонта, будучи в разведке, экипаж “Беспощадного” нарвался на вражескую засаду. У машины заглох мотор, танк неподвижно застыл в узкой ложбине. Танкисты отстреливались, пока не кончились патроны ко всем трем пулеметам. Фашисты стали стучать прикладами по броне: “Рус, сдавайся!”. Карикатура Кукрыниксов подогревала их ярость, фрицам хотелось взять экипаж в плен. Но вдруг открылся люк, и в немцев полетели гранаты. На счастье, вскоре удалось завести мотор. Взревел двигатель, и танк устремился к своим позициям. “Беспощадный” опять встал на длительный ремонт. Об этом узнали московские шефы и тут же организовали доставку в бригаду необходимых запасных частей.  

В июле 43–го на имя художников Кукрыниксов пришло очередное письмо с фронта. Адрес на конверте был написан незнакомым почерком. В письме сообщалось о потерях в экипаже “Беспощадного”. В марте в танке под деревней Ашково сгорели лейтенант Павел Хорошилов, наводчик, башенный стрелок Алексей Фатеев, были тяжело ранены старший механик-водитель Филиппов и стрелок-радист Егоров.  

В состав обновленного экипажа “Беспощадного” вошел прежний водитель Егор Царапин. В авангарде наступающих танк прошел боевой путь по маршруту: Подмосковье — Смоленщина — Украина — Белоруссия. В последний день лета, 31 августа 43-го года, танк получил серьезные повреждения. Боевую машину танкисты сумели вывести с поля боя, но восстановить ее, к сожалению, уже не удалось. После войны танк “Беспощадный” передали в Кубинку, а в 48-м его отправили на переплавку на московский завод “Серп и молот”.  

Водитель легендарной боевой машины Егор Царапин в послевоенные годы не раз приезжал в гости к Сергею Михалкову и Михаилу Куприянову, Порфирию Крылову и Николаю Соколову.  

Бывал он и на окраине украинского города Новограда-Волынского, где в центре мемориального комплекса в честь танкистов стояла боевая машина, на броне которой было выведено: “Беспощадный”.

“Мать-Родина” — фронту

В составе 126-го танкового полка 17-й механизированной бригады в годы Великой Отечественной войны воевал экипаж танка “Т-34/85” “Мать-Родина”. Боевая машина была построена на деньги пожилой женщины — москвички Марии Орловой. Проводив на фронт мужа, троих сыновей и дочь, Мария Иосифовна на сбережения семьи и вырученные от продажи драгоценностей и домашних вещей деньги, написав письмо Верховному главнокомандующему Иосифу Сталину, сделала заказ на строительство танка “Т-34”. Когда боевая машина вышла из проходной завода, женщина-патриотка попросила направить ее в 6-й механизированный корпус 4-й танковой армии, где воевал один из ее сыновей — полковник В.Ф.Орлов. Танк, названный в честь Марии Иосифовны “Мать–Родина”, передали лучшему экипажу: командиру танка Кашникову, командиру орудия Анферову, механику-водителю Остапенко, пулеметчику Левченко, заряжающему Коробейникову.  

Участвуя в марте 45–го в Верхнесилезской операции и в апреле–мае 45–го в Берлинской операции, экипаж уничтожил 17 танков и самоходных орудий, 2 бронетранспортера и 18 автомашин.  

Боевая машина прошла героический путь, как и близкие Марии Иосифовны. С полей сражений не дождалась она двух сыновей: один сложил голову в 41–м под Ленинградом, другой, став Героем Советского Союза, погиб перед самой победой в Польше.  

Танк “Мать–Родина” вместе с 20-й общевойсковой армией попал в Группу советских войск в Германии, был установлен на гранитной трибуне в городке Эберсвальде-Финов, с которой, по преданию, выступал Адольф Гитлер.  

Сейчас легендарный “Т-34/85” можно увидеть в поселке Котельники Люберецкого района Московской области у школы №1, в которой действует музей боевой славы 17-й механизированной бригады.

“Колыма” с вами!

В 42–м молодая семья магаданцев — Иван и Александра Бойко — также решила внести свою лепту в победный исход войны. В фонд обороны они перечислили 50 тыс. руб. личных сбережений, а заодно написали письмо Верховному Главнокомандующему с просьбой разрешить им воевать в построенном на эти деньги танке. В феврале 43–го они получили телеграмму: “Благодарю вас, Иван Федорович и Александра Леонтьевна, за заботу о Красной Армии. Ваше желание будет исполнено. Примите мой привет, Сталин”. Закончив по ускоренной программе Челябинское танковое училище, они в звании младших техников-лейтенантов были зачислены в резерв. А в июне 44–го получили под Тулой тяжелый танк “ИС”, на борту которого была выведена надпись: “Колыма”. Александра Бойко стала командиром танка, ее муж Иван — механиком-водителем.  

Боевое крещение семейный экипаж прошел в боях за Ригу. У деревни Малиновка танк Бойко протаранил немецкую “Пантеру”.  

6 августа 44-го Совинформбюро передало: “Экипаж танка, где командиром младший техник-лейтенант Александра Бойко и водителем младший техник-лейтенант Иван Бойко, за две недели уничтожил пять танков и два орудия противника”. Был открыт счет первым наградам: Александра получила орден Отечественной войны I степени, Иван — орден Красного Знамени.  

Семейный экипаж прошел с боями Прибалтику, Польшу, Чехословакию. Праздник Победы супруги встретили в Праге. После войны прославленные, но уже бывшие танкисты вернулись в родной Магадан.

* * *

Во время войны оставшиеся в тылу стремились всячески помочь фронту. Председатель колхоза имени Пушкина Покровского района Днепропетровской области Яков Шульга передал деньги на строительство “Т-34-85” для своего приемного сына и назвал танк “От отца Шульги — сыну Кисенко”.  

В честь колхозников Воронежской области, внесших по 100 тыс. руб. на постройку танков, были названы “Т–34” “Марфа Ивановна Белоглядова” и “Ераст Федорович Крамарев”. Артист Яхонтов в память о своем кумире назвал купленный им танк “ИС-2” “Владимир Маяковский”.  

На полях сражений можно было увидеть танки, на броне которых было выведено: “Спартак”, “Месть за брата–героя”, “Смелый”, “Ответ Сталинграда”, “От генерала Баграмяна”, “Артист театра музкомедии”, “Танк братьев Антоновых”… У каждой боевой машины была своя история. Экипаж каждого именного танка внес частичку в общую победу.