Каждому свое

Ветеранам — бесплатное погребение, госчиновникам — безбедная жизнь

13.05.2010 в 19:39, просмотров: 9310
Каждому свое
Отгремели фанфары с салютом, закончились репетиции и сам многомиллионодолларовый парад. Все было страшно торжественно. Ветераны получили “памятные подарки” и просто подарки: кому достались три гвоздички, кому управа подарила огнетушитель, кому было предоставлено право на “бесплатный звонок однополчанину”. Участникам и инвалидам к празднику выплатили по 5 тысяч рублей, труженикам тыла — 1 тысячу рублей. А еще участникам войны повысили пенсию — теперь это 18 883 рубля.  

Побежденные солдаты вермахта имеют сегодня от немецких властей пенсию 2500 евро в месяц, бесплатный проезд в общественном транспорте, льготы по оплате аренды жилья, бесплатное медобслуживание с возможностью двухразовой бесплатной госпитализации в течение года. Если же немецкий ветеран побывал в плену, то его пенсия — 2800 евро, а количество бесплатных госпитализаций не ограничено. И это все не к какой-нибудь дате, а пожизненно.  

В то же время наш ветеран может рассчитывать на бесплатное погребение, а его родственники имеют право заказать памятник, установить его, затем представить все расходные документы в местный военкомат и надеяться на получение компенсации. Кроме того, российские ветераны по закону имеют право вне конкурса поступать в государственные образовательные учреждения высшего и среднего профессионального образования и бесплатно получить второе образование. А еще, чтоб вы знали, ветераны войны, “являющиеся единственными авторами программ для ЭВМ, базы данных и топологии интегральной микросхемы и правообладателями на нее”, освобождаются от уплаты госпошлины.  

Если солдату, закончившему войну в 1945-м, было 20 лет от роду, то сейчас ему 85. Согласно цифрам Минздравсоцразвития, на 15 марта этого года ветеранов войны в нашей стране проживало 4,3 миллиона человек. Скорее всего этим людям сейчас не до второго высшего и не до программ ЭВМ — им бы бесплатно лекарства в аптеках выдавали да в санатории на лечение отправляли. Но монетизация льгот, проведенная в год 60-летия Победы, ограничила их в этих возможностях.  

Зато все это осталось у госчиновников. У них даже отпуск — 48 рабочих дней. При этом им дополнительно выплачивают денежное пособие на лечение в размере двух месячных окладов и оплачивают проезд к месту отдыха. Правда, надо отдать должное правительству — в конце апреля оно заявило, что по программе “Здоровье” неработающие пенсионеры имеют право потратить целую 1 тысячу рублей в год. Обратился пенсионер в поликлинику — вот тысячи уже и нет, перекочевала на счет лечебного учреждения. А если болел дома самостоятельно, без врача лечился, то эта тысяча уйдет на его пенсионный счет. Подумать только, какая выгода! Золотая тысяча!  

“Мы должны некоторым категориям людей, от которых зависит самочувствие государства, платить. Мы должны уйти от этого социализированного принципа “всем сестрам по серьгам”, — сказал Владимир Путин во времена своего президентства, общаясь с россиянами по телевизору. Для улучшения “самочувствия государства” чиновникам ежегодно повышают зарплаты. Всегда, даже во времена экономического кризиса. Каждое повышение на 10—20% объясняется тем, что это делается “в целях обеспечения социальных гарантий лицам, замещающим государственные должности РФ”.  

Действительно, ведь даже в Конституции прописано, что государство наше “социальное”. Так оно и есть. Просто уровень социальности для чиновников один, а для пенсионеров-ветеранов — другой. Пенсия бывшего чиновника — 80% от его зарплаты, пенсия рядового члена общества — 20—30%. Неравенство, нарушение Конституции? Об этом теперь принято молчать.  

Борьба с привилегиями — это уже история.  

В 1989 году на вопрос редакции “Литературной газеты”: “Что убедит людей в том, что намечаются реальные положительные сдвиги?” — 64% читателей ответили: “Лишение начальства привилегий”. Тогда комиссия по привилегиям Верховного Совета СССР рассматривала на своих слушаниях в том числе и вопрос о списанном старом холодильнике “ЗИЛ”, купленном одним из маршалов при распродаже имущества с госдачи, где он проживал, за 28 рублей, в то время как новый тогда стоил 300. Маршала разоблачили, провели телевизионное расследование и постановили считать это жуткой привилегией.  

После избрания в 1991 году Президентом РСФСР у Бориса Ельцина были два главных лозунга: независимость России и борьба с привилегиями. Сколько лет прошло с тех пор... Советские льготы по сравнению с нынешними — сущая ерунда!  

Действующий спикер Госдумы Борис Грызлов вначале называл льготы для чиновников “социальными льготами”, но потом сказал, что это даже не льготы, а просто “условия для работы”. В Законе о гражданской государственной службе это теперь называется так: “Дополнительные государственные гарантии госслужащих”.

Например, дачи. Действительно, как чиновникам обойтись без дач? “Дачи для чиновников высокого ранга, — говорит управделами президента Владимир Кожин, — это не роскошь, а, скорее, необходимость. Они работают по 20 часов в сутки и не должны беспокоиться, все ли у них дома в порядке. На наших дачных комплексах особая система безопасности, надежная связь, вся необходимая инфраструктура”.  

Без дачи чиновнику нельзя, иначе за 4 свободных часа в сутки он не сможет, как полагается должностному лицу, нормально отдохнуть. “Государство не может обеспечить своим чиновникам, даже самого высокого ранга, приличную зарплату, на которую они могли бы купить себе дачу или машину. Поэтому обеспечение определенными удобствами (...) является важным элементом мотивации труда”, — продолжил свою аргументацию льгот господин Кожин.  

Несколько лет назад в рамках борьбы со спецмашинами с чиновничьих автомобилей убрали номера с триколорами и количество машин со спецсигналами ограничили тысячей. Но помимо этой “золотой” российской тысячи на дороги Москвы ежедневно выезжает по несколько тысяч автомобилей со спецномерами, спецпропусками, удостоверениями силовых, правоохранительных и прочих важных структур, которые ДПС не останавливает даже в случае нарушения правил. А нарушают они правила движения точно так же, как “золотая” чиновничья тысяча.  
“Как председатель Общественного совета Министерства обороны я на спецсигнал имею право”, — заявил недавно самый скромный кинорежиссер России Никита Михалков в ответ на замечание, что его джип, разворачиваясь в неположенном месте на Садовом кольце, перегородил движение другим машинам.  

Как тонко подметил один правозащитник: “Мигалки уже давно не на крыше автомобиля — они в душе чиновника. Тот, кто привык к этим льготам, без них обойтись уже не в силах. Даже английская королева, которая не ездит с мигалкой, наверное, завидует российскому министру сельского хозяйства, который включает спецсигнал, чтобы не опоздать на заседание кабинета министров”.  

Когда автолюбители выехали на марш с наклеенными на стекла спецпропусками с надписью “Слуга народа, снимай мигалку!”, а на крыши своих машин водрузили синие пластмассовые ведерки, член Комиссии Госдумы по безопасности Геннадий Гудков заявил, что приклеивание детских ведерок на автомобили является нарушением закона.  

Зато у нас не является нарушением закона закупка за счет налогоплательщиков всяких милых безделушек себе любимым, памятных сувениров. Например, к своему 15-летию управделами президента прикупило серебряные икорницы в форме рыбок. Видимо, для заморской икры. Цена заказа — 1 млн 339 тыс. рублей. А одна из частей ФСБ по случаю своего очередного местечкового праздника заказала себе за госсчет прищепки для галстуков.  

Прищепка-то не простая. И даже не золотая. А с бриллиантом и эмблемой ФСБ. Обошелся этот заказ госбюджету в 2 млн. 122 тыс. 740 рублей.  

В принципе, сущая безделица. Для “самочувствия государства” совсем не жалко.