Сексуальная эволюция

От Даши Асламовой докатились до Кати “Муму”

14.05.2010 в 19:34, просмотров: 13960
Сексуальная эволюция
Восемнадцать лет назад Александр Абдулов со страниц газеты потребовал у социума “лицензию на отстрел журналистов”. Одной из причин, возбудивших актера, стала сенсационная книга — “Записки дрянной девчонки”. В своих мемуарах журналистка Дарья Асламова детально описала sex-приключения со знаменитостями. Мне пришлось эти “записки” достаточно тщательно штудировать. Не как потребителю жанра автобиографий, а в качестве председателя жюри конкурса “Мисс пресса-1992”, в котором тогда 23-летняя Даша боролась за звание самой-самой журналистки России.  

У всех персонажей той публикации (включая Абдулова, спикера парламента Хасбулатова и прочих) была возможность просто отрицать описываемое. Время & технологии вносят коррективы в жанр компромат-мемуаров. Нынешняя весна озадачила целой обоймой видеоразоблачений сексуального замеса. И здесь существенно именно слово “видео”.  

Опровергать картинку сложнее, чем набор фраз. Причем под дамокловым мечом видеошантажа ходит ныне всякий, даже если пока об этом и не задумывается.  

“Следи за собой, будь осторожен”, — призыв Виктора Цоя сейчас более актуален, чем двадцать лет назад. Видео законспирированной казни Саддама Хусейна 30 декабря 2006 года продемонстрировало всему миру: укрыть (и укрываться) в эпоху тотального владения мобильными телефонами — дело непростое.  

Гражданина любой степени добропорядочности могут запечатлеть просто в не самой изящной ситуации. Хорошо, допустим, проституток на всех не хватит. К тому же есть ведь и морально устойчивые. Нужду, однако, все справляют. Не по-ангельски выглядеть могут в разных  ситуациях. И никто не может помешать соседу, другу, приятелю, неприятелю вас в этот момент снять, поделиться с миром видеозаписью.  

В СССР не было секса. В современной России больше нет интима. Зона интима сведена к внутреннему пространству. Как тот же Цой иронизировал: “Осторожно: идет работа мозга”. И только там можно гулять как кошка — самому по себе. До поры до времени. Доберутся, видимо, и туда.  

Корректируются степени свободы. Не законодательно, а технологически. Меняются и параметры совести.  

Несколько дней назад на сайте турецкой газеты Vakit были выложены записи подвигов героя оппозиции Дениза Байкала & его партийной соратницы Нерсин Байток. Чуть ранее выяснилось, что американский лидер Барак Хусейнович вроде как не считает нужным хранить верность своей Мишель, предаваясь постельным удовольствиям с финдиректором своего предвыборного штаба Верой Бейкер (объявлен гонорар за подтверждающее это видео, которое, как считается, существует). А модель одного из российских агентств Катя “Муму” Герасимова уложила в свою видеокойку сразу нескольких деятелей российской оппозиции.  

Компромат такого рода сам по себе не новшество. В фильме “Статский советник” Филиппа Янковского персонаж Никиты Михалкова вербует арестованного революционера, шантажируя его фотками, где боевик запечатлен с малолеткой. Ведь харизма борца за справедливость подразумевает наличие неких моральных установок.  

Не знаю, могли ли советские кагэбэшники представить публике что-нибудь разоблачительно-клубничное в отношении советских диссидентов. Можно ли представить себе, допустим, академика Сахарова в роли матрасного персонажа? Но очевидно, что технологические новшества придают особый акцент разоблачизмам дня сегодняшнего.  

Один блогер, рассуждая о видео из апартаментов Кати “Муму”, приговаривает: “В любой, как сказали бы у нас в Мытищах, цивилизованной стране такой вот ералаш стал бы поводом не то что для банального развода, а еще и для всенародного брезгливого удивления. Но не на тех нарвалась кровавая гэбня. Не на тех. Не ту, видно, выбрала страну для своего антинародного режима”.  

Однажды отважные болгарские разведчики подложили свою Катю “Муму” под дважды лауреата Гонкуровской премии французского писателя Ромена Гари в начале его дипломатической карьеры. Жертва наезда описал это в своих мемуарах: “Особа, о которой идет речь, не сделала абсолютно ничего, чтобы я мог показать себя в лучшем свете: в стиле “ни рыба ни мясо” ей не было равных. Мы были у нее дома, в комнате на первом этаже, с окнами во внутренний дворик, одно оконное стекло было разбито, и очевидно, через эту дыру снимали… Неделю спустя ко мне на улице подваливают двое болгар в стиле “усатый мерзавец”…  

Мы заходим в кафе, усаживаемся за столик, они предъявляют мне снимки. И меня охватывает стыд: ракурс, в котором снимали эти негодяи, лишь усугублял ситуацию… Мне было тридцать, это был мой первый пост, я представлял Францию… Это был настоящий провал…  

Я сказал этим типам: “Очень сожалею”. Они были довольны. “Все, о чем я вас прошу, это предоставить мне еще один шанс… Вызовите эту юную особу или другую, позажигательней… Обещаю славно поработать, особенно если вы позволите мне водрузить в углу трехцветный флаг, на меня всегда в подобные моменты триколор производил неслыханный эффект, я именно так и стал голлистом… Если вы не хотите сделать этого для меня, сделайте это для Рабле, Мадлон, Брантома и Мориса Тореза”… Оба коммунистических придурка глядели на меня так, будто перед ними антихрист. Я вернул им снимки и ушел. Я никогда больше не слышал об этой истории”.  

Литературный мистификатор Гари никогда не парился насчет своей репутации. Не потому что француз. А по той простой причине, что полагал: главное — не ЧТО, а КАК.  

Очевидно, что для современных политиков существенно, чтобы такого рода “фильмы” имели ограниченную аудиторию. Электорат — туп и руководствуется тезисом “принцессы не какают”. Избиратели не готовы мириться с мыслью, что в политику идут люди аморальные. И это — проблема электората. Который уважения не заслуживает по определению и всегда имеет то, что выбрал.  

А вот жен жалко. Хотя бытует мнение, что за спиной каждого государственного мужа маячит великая женщина и самцы не сами по себе великими становятся. Стало быть, Мишель Обама понимала, чем именно рискует, двигая своего смуглого парня на вашингтонский олимп. Выбери она планиду скромной US-домохозяйки, а не первой леди, не пришлось бы нервы тратить на какую-нибудь Веру. Или Катю.  

Меняются, замечу, не только технологии, но и масштабы. Военный репортер Даша Асламова предложила свое тело карабахским боевикам ради спасения жизни напарника-коллеги. А Катя Герасимова, которую я хорошо помню по кастингу в журнал Moulin Rouge, девушка улыбчивая & неглупая, разводила своих гостей на тестирование кокаина во имя идеи спасения родины от “врагов народа”? Или просто работу себе такую творческую нашла в период всемирного кризиса?

Кстати, на конкурсе “Мисс пресса” в 1992 году автор “Записок дрянной девчонки” заняла место номер пять. Хотя языком владела сносно.