Циклотроны шагнут за кольцо

О модернизации в российской медицине сегодня можно рассказать многое, но мы чаще ее ругаем…

О модернизации в российской медицине сегодня можно рассказать многое, но мы чаще ее ругаем…
Казалось бы, последнее дело считать деньги, если речь идет о здоровье. Однако в последние годы мерилом успешности стали деньги, да и сами серьезные дела просто невозможны, если у тебя нет или мало шелестящих купюр. По сути, об этом и шла речь на расширенной коллегии Федерального медико-биологического агентства России (ФМБА), которое итожило свою работу за весь прошедший год. Кстати, сумма, выделенная агентству из госбюджета на 2009 год, внушительная — около 54 млрд. рублей. Но, удивительно, миллионы бюджетных средств, а кое-где в регионах — и десятки миллионов остались неосвоенными. Об этом с трибуны сообщил руководитель ФМБА России Владимир УЙБА.

— Деньги огромные, и их надо рационально использовать, — призвал Владимир Викторович своих коллег.  

Справедливости ради надо сказать, что на коллектив медиков-профессионалов и ученых ФМБА в последний год государство “навешивало” множество непростых задач. Например, с 1 января на ФМБА “возложено медико-санитарное и медико-биологическое обеспечение спортсменов сборных команд России и их ближайшего резерва”. Задача, мягко говоря, непростая: привести спортсменов на мировые состязания и на Олимпиаду в Сочи физически готовыми на самые высокие рекорды.  

Не проще, а намного сложнее глобальная задача инновационного развития отечественной медицины и фармпромышленности (что давно назрело и перезрело), которая прозвучала из уст президента Дмитрия Медведева. И теперь стала наконец возможной высокотехнологичная медицинская помощь не только избранным. По специальным квотам. Но кто из пациентов об этом знает? Хотя уже 25 медучреждений ФМБА по всей России участвуют в этой программе. Только в прошлом году 15 728 пациентов по таким квотам получили самое современное лечение. Но СМИ чаще ругают медицину.  

Еще совсем недавно о ядерных технологиях в лечении больных знали лишь единицы посвященных. А сегодня уже можно говорить, что в нашей стране заложены прочные научные традиции ядерных технологий. Инновации особенно нужны при лечении раковых больных.

КСТАТИ

Статистика смертности от онкозаболеваний в России зашкаливает: за последние 10 лет она выросла до 13,8% и стала второй из причин смертности населения. А в 19 регионах (из 88) этот показатель на 10% выше, чем в среднем по стране. Ежегодно около 480 тысяч россиян пополняют ряды больных со злокачественными новообразованиями, выявленными впервые. В целом онкозаболеваемость за 10 лет выросла на 16%. Коварство этой болезни еще и в том, что у 60% среди впервые регистрируемых пациентов рак обнаруживается на 3-й и 4-й стадиях заболевания, когда уже поздно бить в колокола. В результате ежегодно более 200 тысяч из них становятся инвалидами (13,5% от общего числа инвалидов).

Поэтому, как считает Владимир Уйба, эффективность медпомощи онкобольным напрямую зависит от уровня развития и внедрения в медицинскую практику современных ядерных медицинских технологий и новых способов диагностики. Но в последние десятилетия в этом плане Россия безнадежно отставала от современного мира. Хотя применение атомной энергии в мирных целях в России было начато еще в середине 50-х годов. И до 70-х наша страна шла в ногу с США и другими развитыми странами Европы и Японии. Отставание, в том числе и по радионуклидным методам лечения, началось с 80-х годов, а к 2000 году отставали уже в 5—10 раз! Кстати, сегодня в мировой медицинской практике используются уже около 190 радиодиагностических методов.  

Правда, сегодня в российской медицинской практике кое-что меняется. Как сообщил Владимир Уйба, используется 22 радиофармацевтических препарата для компьютерной томографии, около 20 импортных наборов — для радиоиммунного анализа и всего три позитронно-эмиссионных томографа (ПЭТ) — эта точнейшая диагностика в России пока как чудо из чудес. Средний показатель обеспеченности радионуклидной терапией в развитых странах — одна “активная” койка на 100—200 тысяч, в нашей стране на всю огромную Россию — всего 50 “активных” коек, в 15 раз меньше необходимого. Правда, сейчас Минздравсоцразвития и ФМБА совместно с “Росатомом” разработали проект организации производства новых радиофармпрепаратов и медицинских изделий и формирование сети услуг по оказанию высокотехнологичной медицинской помощи.  

А это уже совсем из области фантастики: имеются проекты центров ядерной медицины. Они представляют собой кластеры, включающие наряду с научно-образовательным блоком производство радиофармпрепаратов для проведения диагностических исследований и процедур лучевой терапии (радиохимический блок), а также лечебно-диагностический комплекс для больных с онкологическими, сердечно-сосудистыми и другими заболеваниями. Центры оснащены протонными установками. И будут расположены в Димитровграде Ульяновской области, в Обнинске (Калужской) и в Томске. Наконец новые технологии шагнут за пределы Садового кольца. Значит, жителям Дальнего Востока, Сибири, Урала не придется ехать через всю страну в Москву за лечением. Конечно, для реализации столь масштабной онкологической программы потребуются и принципиально новые специалисты, способные обслуживать высокотехнологичное медоборудование.  

…Именно “в 2009 году велись работы, направленные на создание новых медицинских технологий диагностики и лечения профессиональных заболеваний, в том числе с использованием клеточных технологий”, поведал Уйба. “Для восстановления нарушенного потенциала регенерации радиационно пораженных тканей в центре им. Бурназяна разрабатывается технология лечения лучевых поражений кожи, основанная на местном применении препарата мезенхимальных стволовых клеток костного мозга. Практическое использование этой уникальной технологии позволит сократить сроки лечения и затраты на него в несколько раз”.  

Если попытаться рассказать обо всех аспектах деятельности ФМБА России в 2009 году хотя бы в области инноваций, думаю, потребуется не одна газетная статья. Например, в Государственном научном центре “Институт иммунологии”, подведомственном ФМБА России, созданы вакцины нового поколения против возбудителей наиболее опасных и социально значимых инфекционных заболеваний — гриппозная полимер-субъединичная тривалетная вакцина и эффективная вакцина против брюшного тифа, комплекс лекарственных и профилактических иммуномодулирующих препаратов. И многое, многое другое.

Комментарий Татьяны ГОЛИКОВОЙ:

— Обеспечение безопасности пациента — важное условие развития ядерной медицины. Согласно статистическим данным, современные радионуклидные исследования пациентам проводятся (в среднем на 1000 человек в год): в США — 40 больным, в Японии — 25, в Австрии — 15, а в России — пока только 7.
Об этом не так давно сказала глава Минздравсоцразвития РФ на заседании Комиссии по модернизации, которое состоялось в городе Обнинске.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Еще в 60-х годах прошлого века правительство СССР решило наладить широкое применение атомной энергии для разработки новых диагностических, лечебных и исследовательских технологий в медицине и биологии. А в 1964 году принято специальное постановление о строительстве Института медицинской радиологии в Обнинске (теперь это Медицинский радиологический научный центр — МРНЦ РАМН). Цель: найти эффективные средства против неизлечимых болезней, в частности онкологических. Сегодня мы понимаем, насколько это важно.  

Но и по сей день, спустя 46 лет, современные высокотехнологичные радиологические методы лечения разрабатываются главным образом в крупных научных центрах, где создана необходимая инфраструктура, есть подготовленные специалисты этого профиля. Таким уникальным центром является МРНЦ РАМН в Обнинске. В его штате — более 300 научных сотрудников, представляющих медицину, биологию, физику, математику, химию, фармацию.  

Надо сказать, что развитие ядерно-медицинских методов диагностики и лечения тесно связано с созданием современного оборудования, например гамма-камер, томографов и ПЭТ-центров, и производством новых радиофармпрепаратов, представляющих собой соединение радионуклидов с химическими и биологически активными веществами, избирательно доставляемыми к патологическому очагу. В мире сегодня — настоящий бум на рынке радиофармпрепаратов. Но Россия, к сожалению, теперь не идет впереди, а только пытается догнать этот стремительно уходящий поезд.  

Сегодня Медицинский радиологический научный центр РАМН в Обнинске возглавляет академик РАМН Анатолий Федорович Цыб — крупный специалист в области радиологии, онкологии, радиационной медицины, председатель научного совета “Медицинская радиология и радиационная медицина”, содиректор Центра ВОЗ по радиационной эпидемиологии и подготовке кадров, председатель Научной комиссии России по радиационной защите, лауреат Госпремии и премии Правительства РФ.

А тогда, в 60-е годы, в Институте медицинской радиологии работал всемирно известный ученый, лауреат Кемберовской премии по генетике Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский. Есть мнение, что именно он стал прототипом героя повести “Зубр” Даниила Гранина. А учрежденная ученым советом МРНЦ РАМН медаль в память о великом испытателе присуждается российским и иностранным деятелям науки за особые достижения в области радиобиологии, радиационной генетики, эволюционного учения и охраны окружающей среды.