Иван Грозный был гомосексуалистом?

В секретном фашистском бункере обнаружен компромат на легендарного русского царя

20.09.2013 в 20:49, просмотров: 55157

Один из самых могущественных и жестоких русских правителей придерживался нетрадиционной сексуальной ориентации. Красноречивое доказательство этому было найдено при исследовании артефактов, хранившихся в обнаруженном не так давно потайном бункере, который устроили нацисты в годы войны.

Иван Грозный был гомосексуалистом?
фото: Наталья Мущинкина

Да, да – тот самый Иван Васильевич, который «меняет профессию». Государь царь Иоанн IV, прозванный Грозным. Тиран, десятками отправлявший на казнь непокорных бояр и неуступчивых священнослужителей, создатель пресловутой опричнины, покоритель Казани – и вдруг оказался гомосексуалистом?

– Это подтверждает небольшая скульптура, хранившаяся среди прочих предметов и произведений искусства в фашистском «схроне», – рассказал корреспонденту «МК» историк и исследователь Вильгельм Кайзер. – В бункере, оборудованном в подвале одного из деревенских домов в Альпах наци на исходе войны спрятали награбленные в других странах художественные и исторические ценности. Этот «склад» обнаружили сравнительно недавно мои друзья, увлекающиеся поиском тайников, и попросили меня как профессионального историка помочь в атрибуции найденного, – естественно, на условиях полной конфиденциальности. Так что никаких географических координат и прочих подобных подробностей я сообщить не могу.

Среди обнаруженных в тайнике вещей попалась небольшая – всего 14 см высотой – старинная статуэтка, вырезанная из камня (скорее всего – из мрамора). Изображен царь Иван Грозный. Это подтверждается и узнаваемым внешним видом фигуры, и полустертой надписью «IVAN». Необычно, однако, что в руках у всемогущего русского царя не посох, не скипетр, не держава, а женская муфта! Что бы этот значило?

– Я начал копаться в литературе, посвященной истории моды, и выяснил, что данный предмет в руках мужчины того времени явно говорит о его гомосексуальных наклонностях. По поводу такой специфической особенности легендарного кремлевского правителя уже давно ведутся ожесточённые споры в научно-исторической среде, но теперь появилось новое веское доказательство.

Дело в том, что в средневековье муфта использовалась представителями тогдашнего ЛГБТ-сообщества как символ, как предмет самоидентификации и коммуникации. То есть примерно так, как в наше время для этих же целей служит изображение радуги. Судя по исследованиям специалистов, муфта довольно известный знак принадлежности к «голубому» сообществу. Достаточно вспомнить хотя бы другого коронованного современника Грозного, французского короля Генриха III (1551 – 1589 г. г.), прославившегося устройством кровавой Варфоломеевской ночи и известного гомосексуалиста. Как писал Андрэ Блум в своей книге «Последний Валуа», этот правитель Франции любил «духи, косметику, серьги, бархат и атласные муфты, отороченные мехом – фактически, целый арсенал.., которым раньше пользовались только женщины».

Какое интересное совпадение: Иван Грозный и Генрих III оба устраивали массовые гонения и казни своих оппонентов, оба носили предметы женского туалета – муфты. И оба имели любовников.

Широко известны факты о половой распущенности французского двора того времени, но мало кто знает, что подобные явления процветали и на Руси. Вот что написано в одном из исследований: «Широчайшее распространение гомосексуализма наблюдается в эпоху Московской Руси, особенно в XV, XVI и XVII в. в. Об этом пишут, иногда с удивлением или негодованием, почти все иностранные путешественники, оставившие свои описания пребывания на Руси, начиная с наиболее известных – Герберштейна, Олеария, Маржерета и т. д. Причем гомосексуальные склонности, по показаниям иностранцев, встречались во всех слоях населения, от крестьян до царствующих особ...»

– А как же суровые нормы церковной морали, властвовавшей в то время?

– Вот здесь-то и скрываются многие причины той жестокой «междоусобицы», тех репрессий, которые столь характерных для «эпохи Грозного». Насквозь религиозное миропонимание и мироощущение того времени входило в острое противоречие со специфическими наклонностями определённых кругов населения и приводило к ряду острых конфликтов между церковниками и носителями запретных сексуальных отклонений. Жестокий запрет и критика «нетрадиционной любви» священнослужителями приводили к противодействию со стороны всемогущих властителей-гомосексуалов и выливались в устроенные ими гонения на оппонентов и церковных иерархов. Возможно, именно в этом ключе следует рассматривать известные нам из истории кровавые трагедии – Варфоломеевскую ночь во Франции, массовые казни в России при Иване Грозном, – как борьбу тогдашних представителей ЛГБТ-сообщества за свои права.

 

– Образ, запечатленный в камне, пожалуй, узнаваем. Но если это, действительно, государь Иоанн Васильевич, разве нельзя допустить, что данная статуэтка вовсе не «вещественное доказательство», а всего лишь чья-то шутка, «скульптурный пасквиль» на государя?

– Возвести подобным образом напраслину на терроризирующего всех владыку? – Нет, не думаю: слишком тонкий намек для того сурового, грубого времени. Изобразили бы царя голым, или с другим мужчиной, или какую иную похабщину, а тут вполне себе невинно: стоит государь, думает о чём-то важном... Скульптор «схватил» бытовую сценку из жизни, отобразил то, что увидел. – Может, Иван Васильевич просто примеряет привезенную из Европы новинку, а, может, входит в роль «жены» Басманова или Скуратова перед долгой ночной оргией. Как знать? Нам не дано окончательно ответить на эти вопросы, но мы можем и должны пытаться разгадать тайны истории.

– Что еще любопытного удалось «раскопать» за последнее время в этом нацистском тайнике?

– Судя по документам, которые я видел, устройство данного бункера – дело рук одного из высокопоставленных чиновников Министерства культура Третьего Рейха, человека, которому не чужд интерес к произведениям искусства, склонного к коллекционированию. Спрятанное им в Альпах собрание награбленных ценностей весьма пестрое. Часть предметов явно русского происхождения: картины Коровина, Сомова, Бурлюка, даже Репина, памятные медали царского времени (некоторые из них являются большой редкостью, были изготовлены буквально в нескольких экземплярах)... Среди обнаруженных произведений есть и полотна известных западноевропейских художников. Судя по обнаруженным мной «индивидуальным приметам» картина, на которой изображен старый еврей-ростовщик, прижимающий к груди мешок с деньгами, принадлежит кисти Брейгеля. Исследования еще продолжаются, но об авторстве этого знаменитого мастера уже можно говорить вполне определённо.

– Каково будущее столь интересных находок?

– Вы же понимаете, бункер искали и нашли поисковики-«индивидуалы». Они и будут распоряжаться его содержимым. Я не думаю, что все эти вещи окажутся выставленными где-нибудь публично. Вероятнее всего, они разойдутся по частным коллекциям.