Золотой ключик Деда Мороза

Подарки, собранные нашими читателями, мы передали детям, которые больше всех надеются на чудо

29.12.2013 в 18:29, просмотров: 9749

Да нет, Новый год — не праздник. Новый год — это такое укромное место на трудной дороге, где каждый из нас имеет право на чудо. И все люди, признаются они в этом или нет, ждут его, несмотря ни на что. Иначе зачем бы нам, таким серьезным и взрослым, покупать новые елочные игрушки (у нас ведь есть старые), зачем тащить домой хлопушки и петарды (выброшенные деньги), в полночь слушать бой часов, смотреть на цветные огни и делать глупости? А вы попробуйте представить себе, что Нового года нет. Не старайтесь — не получится. Он есть и будет, потому что ребенок, которым когда-то был каждый из нас, не дает нам сбиться с пути…

Золотой ключик Деда Мороза
Машенька Лопаткина — ребенок-бабочка. Она не может жить без этих повязок. И наш читатель Александр Сучков сделал ей царский подарок.

Список детей, которых мы хотели поздравить, был напечатан на трех страницах. Мы несколько дней переписывали его, а потом принялись сокращать. Плохо, да делать нечего: с пробками на московских дорогах не может справиться ни один чародей. К тому же мы надеялись добраться до Подольска, Раменского, Люберец и Видного — какая беспечность! Как только мы загрузили машину конфетами, печеньем, мандаринами, книжками, коробками с сокровищами, билетами на елку и тронулись в путь, я пригорюнилась.

Не успеем…

Не доедем…

Волонтер «Соломинки» физик Андрей Соколов, который вел машину и делал вид, что нам все нипочем, слушал речи металлической дамы из навигатора, как будто это был «Севильский цирюльник».

Каждый год мы едем поздравлять тех, кому очень трудно живется. Больших и маленьких, в больнице или дома.

Каждый новый участник такого путешествия в начале пути понятия не имеет о том, что его ждет, а в конце пути или окончательно падает духом, или начинает светиться.

Первым делом мы отправились поздравлять Надежду Жуланову, одинокую мать девочки, страдающей синдромом кошачьего крика. Эта удивительная женщина отказалась от блестящей карьеры (у нее абсолютный музыкальный слух) и посвятила себя воспитанию ребенка, с которым и четверть часа находиться непросто. Одним своим видом, лучистым взглядом, обезоруживающей улыбкой она внушает надежду: не зря ее так назвали. И в ситуации, из которой нет выхода, потому что ее единственное дитя не ходит и не говорит, она ничего не испугалась и победила.

фото: Ольга Богуславская
Дед Мороз — подарок Терезы Дуровой — примчался на машине «МК».

В чем заключается победа? Я никогда не забуду, как она мне рассказывала о первом посещении интерната для психохроников. Надежда думала, что Женя будет находиться там пять дней в неделю, а она будет работать и на выходные забирать девочку домой. Увидев эту преисподнюю, она поняла, что оставить там ребенка не в силах. Вот, собственно, и все. Так ее жизнь превратилась в житие.

Кто этого не видел, тот ничего не поймет.

Накануне нашего приезда Надежда Жуланова с большим успехом представила на ученом совете в Институте искусствознания свою монографию «Очерки этномузыкальной культуры коми-пермяков».

Женя была в школе, и Надежда боялась, что опоздает к окончанию уроков. Мы внесли в крошечную квартиру мешки с подарками, полюбовались на монографию в красной папке и поспешили к выходу. А она стояла и сияла.

Она сказала: у нас все очень хорошо.

А через несколько минут от Надежды пришло сообщение: «Оля! Я распаковала. УПАЛА. Так много всего прекрасного! ГОРА! Это надо было пятерым (как минимум) подарить все это великолепие! Не могу теперь очухаться…»

Фольклорный праздник. Слева Надежда Жуланова.

Гора прекрасного состояла из сокровищ, которые мы с продавцами отбирали поштучно. В прошлом году хозяйка маленькой кондитерской лавки, узнав, для кого я покупаю конфеты и печенье, продала все с огромной скидкой и еще сама привезла на своей машине все покупки к месту, откуда начиналось наше путешествие. Зовут ее Елена, и материал в «МК» я назвала «Дед Мороз и Елена Прекрасная».

В этом году все повторилось с той лишь разницей, что помогала мне Еленина сотрудница Оксана. Она нашла коробки с замечательными картинками, ходила со мной к продавцам колбасы, консервированных фруктов и икры. Да, в каждом новогоднем наборе у нас обязательно есть маленькая зеленая коробочка с красной икрой. Для поднятия боевого духа. Тому, кто ест икру, когда захочет, этого не объяснишь. У нас это не еда, а знак большого праздника, как плюмаж на парадной шляпе.

Продавец сыра тоже все отбирал поголовно — в смысле, лично проверил каждую головку сыра.

Хозяйка лавки с выпечкой к семи часам утра привезла испеченные ночью пироги с ягодами. Продавцы фруктов приготовили два ящика отборных марокканских мандаринов. Нам помогали все. Поэтому Надежде Жулановой и было так приятно разбирать наши пакеты.

фото: Ольга Богуславская
Татьяна и Павел Шестимеровы со своими замечательными детьми — Любой и Кириллом — и собакой Баксом.

В одной квартире нас встретила пьяная женщина. Ее больной сын смотрел на нас как на инопланетян.

Одна дама, сама инвалид и мать подростка-инвалида, накануне собралась «разбираться» с нами: ей сказали, что мы приедем с подарками, а мы все не ехали — куда делись? Привыкла биться с государственными пыточными организациями, и нам чуть не досталось. А мы возьми да и появись, да в каждой руке — по мешку с колокольчиками.

В Подольске, до которого мы добирались без надежды на удачу, двери дома были так обезображены густой черной краской, что Андрей уверенно сказал: да нет, это не подъезд, наверное, подсобное помещение. А оказалось, что страшный заплеванный подъезд. И там нас ждали изможденная молодая мама двух детей-инвалидов, старший ребенок и мамина прабабушка, похожая на замерзшего птенца.

фото: Ольга Богуславская
Кирилл Шестимеров — будущий профессор поварских наук и академик плюшек.

Ребенок от волнения вывалил из коробки на пол большой маковый рулет. Пока тащили в кухню пакеты, мама смотрела на нас и все пыталась что-то сказать. Но не успела. На выезде из города мы получили сообщение: «Еще и еще раз спасибо, очень сложно передать словами, какая радость сейчас в душе!»

И все, кого мы поздравляли, говорили одно и то же: к нам никто никогда не приходил с подарками. Никто и никогда.

В Бутове живет крошечная семья: бабушка и внук-инвалид. Только мы взяли курс на Бутово, как выяснилось, что бабушка на работе. А работа — на улице Радио, то есть на противоположном конце города. Валентина Михайловна работает уборщицей. Мы не смогли протиснуться на машине во двор старого московского института, и она вышла к нам. Так и стояла с мешками и коробками, и все повторяла: это тоже мне?..

фото: Ольга Богуславская
Надежда Жуланова со своей бесценной монографией.

Пробились мы и к семье Шестимеровых. Четырнадцать лет Татьяна Шестимерова борется с неизлечимой болезнью. Ее уникальная семья — муж Павел, мама и двое замечательных детей — живет веселой, полной хороших забот жизнью. Несколько лет назад мы помогли Шестимеровым получить социальное жилье. Это не дом, а чертоги чародеев. Дети шьют, вяжут, лепят, фотографируют, мама управляет кухней, Павел работает круглые сутки, пишет стихи, снимает фильмы, а зимой ходит в шортах гулять с собакой по кличке Бакс. Да, ему не холодно. Ему просто некогда мерзнуть. А как нам обрадовались! Татьяна говорит с трудом, а улыбается без труда. У Шестимеровых всегда все хорошо. У них даже собака лает с улыбкой. Павел сказал, что следит за ростом и надежностью Бакса. Это вклад семьи в мировую финансовую стабильность.

А теперь о том, что в моей жизни случилось впервые.

фото: Ольга Богуславская
Мама тяжелобольного Павла Митина очень заразительно улыбается.

Помните, 11 декабря мы опубликовали «Соломинку», в которой рассказали о забытых ангелах, двух тяжелобольных детях, Ангелине и Кристине Афанасьевых. Дети написали Деду Морозу, что очень ждут его прихода. А еще они никогда не были всей семьей в театре.

Я позвонила художественному руководителю Театриума на Серпуховке Терезе Дуровой. Я сказала ей: нужен Дед Мороз. Тереза Ганнибаловна — феноменальная женщина. Она — комета, которая рассыпает звезды над самыми темными уголками нашего огромного города. Тереза сказала, что Дед Мороз будет.

И вот 26 декабря вечером возле их дома остановилась машина, из которой вышел Дед Мороз. Он позвонил в дверь.

фото: Ольга Богуславская
Ангелина, Дед Мороз и Кристина. Нет слов.

Знаете, что он увидел в комнате, убранной гирляндами к его приходу? Два небесных созданья в сказочных платьях, Ангелина — в фиолетовом, а Кристина — от волнения не помню в каком. Они не верили, что он придет, а он пришел.

Дед Мороз подошел к Ангелине, которая не говорит и не ходит, и спросил, может ли она прочесть какое-нибудь стихотворение. Она прочла. Он все понял, да и правда — все было понятно. Потом стихотворение прочла Кристина. Ангелина не отрываясь смотрела на Деда Мороза. Он сказал, что теперь будет хоровод вокруг елки. Он поставил елку на середину комнаты, папа Максим взял на руки Ангелину, а Дед Мороз — Кристину, и они закружились в хороводе.

фото: Ольга Богуславская
Данила сначала уронил маковый рулет, а потом принялся за шоколадные яйца с сюрпризами.

Потом он достал из мешка подарки. В комнате стояла такая тишина, которая бывает только в очень важную минуту жизни. Дети не отрываясь смотрели на Деда Мороза, я — на Максима, а мама Ольга — на всех нас, притихших и сияющих. После подарков Дед Мороз достал из мешка конверт, в котором лежало приглашение в театр.

В комнате сверкали какие-то чудесные разноцветные огоньки. Наверное, так всегда случается, когда приходит Дед Мороз.

Вечером я позвонила актеру Алексею Дындыкину и сказала, что сегодня он сыграл одну из лучших ролей в жизни. И еще неизвестно, кто больше волновался, дети или взрослые. Дети-то знают, что Дед Мороз есть, а вот взрослые в него не верят. Ну и не надо. Он просто взял и пришел. И мы все его видели.

фото: Ольга Богуславская
Валентина Михайловна ездит на работу через весь город, но мы ее догнали и вручили подарки.

■ ■ ■

У меня на рукаве был золотой ключик, а у Андрея — шерстяная морковка, талисман «Соломинки». Ключик и морковка нас не подвели. Все двери открылись, праздник состоялся.

Деду Морозу помогали удивительные люди.

Человек, который запретил называть свое имя, купил и привез домой к Афанасьевым коляску, которую им целый год обещали в собесе...

★★★

Благодарим Александра Сучкова, Юлию Белову, Татьяну Старикову, Андрея Соколова, А.В. и Александра, Ольгу Верхняцкую, Нину Потапову, Альфию Даушеву, юридическую фирму «ЮСТ», Елену Львову, Глеба Визеля, Елену Чепрасову, Екатерину и Владимира Шестаковых, Юлию Леонову, Дмитрия Карпова, Татьяну Самарину, Марию Иоганновну и Римму Семеновну, Николая, Игоря Сергеевича Второго, Вадима и Татьяну, Татьяну, Наталью Рожнову, Ирину Филатову, Ирину Б., Людмилу Геннадьевну Морозову, Максима и всех, кого не сумели назвать.