«Эти ребята уважают только силу»

Российский рыболовный траулер стал жертвой конкуренции

07.01.2014 в 18:35, просмотров: 13320

История с грубым задержанием в субботу вечером российского судна сенегальскими силовиками продолжает развиваться. Рыболовецкий корабль был арестован правительством Сенегала за ведение рыбного промысла в территориальных водах этой страны, якобы, без каких бы то ни было на то лицензий, или разрешений. Фактически она вот-вот может перерасти в международный скандал. Что на самом деле стоит за силовой акцией Сенегала? Об этом корреспондент «МК» спросил у редактора «Морского Бюллетеня» Михаила Войтенко.

«Эти ребята уважают только силу»
фото: Вести

- Это вообще нормальная практика, что российские рыболовные суда занимаются промыслом в такой дали от родных берегов?

- Абсолютно нормальная. У нас, например, был очень мощный тунцеловный флот, очень хорошие, качественные специалисты. А лов тунца – я сам не рыбак, мне рыбаки говорили – он идет особой песней. Наши и в Индийском ловили, но ушли оттуда в силу известных причин. Но эти специалисты, в основном из Калининграда, они нарасхват, в частности в Таиланде. Под флагом Таиланда могут работать только тайцы, а вот на тайских тунцеловах практически полностью экипажи укомплектованы калининградцами. Так что это абсолютно нормальная ситуация. Просто наши начали потихоньку возвращаться.

- То есть эта рыба будет продаваться в России?

- Ой нет. Отнюдь не факт. Везде по-разному это происходит. Как вам сказать? В советские времена был большой океанический флот, рыбу ловили «направо и налево», но, я не знаю, помните ли вы советские времена, я их помню, что-то у нас с рыбой на прилавках небогато было.

- То есть компания-владелец судна может работать в каких угодно интересах?

- В любом случае деньги идут в Россию, в любом случае это выгодно. В Новой Зеландии, которая, например, исключительно лицензионным флотом добывает свою рыбу, насколько мне известно, у них требование, что вся рыба остаётся в Новой Зеландии. Это везде по-разному, повторюсь. Но в любом случае это выгодно для рыбаков.

- Но то, что произошло – это, по вашему мнению, происки конкурентов? Норвежцев или китайцев?

- Да, я уверен, что это происки конкурентов. Лучшим подтверждением этого будет освобождение судна в ближайшие часы – как говорят в МИД и Росрыболовстве. Если Сенегал отпустит судно без всяких претензий, то все – больше не нужно доказательств. Судно было захвачено в международных водах, захвачено очень грубо, и если этот захват ничем дальнейшим не сопровождается – ну, значит, наезд; значит, заказ; значит. работа конкурентов. Я совершенно не удивляюсь, потому что в рыболовстве творится война такая, очень жестокая.

- А Гвинея-Бисау как-то участвует в разрешении вопроса?

- Насколько известно, они присоединились к российской стороне и даже какие-то местные рыболовные суда арестовали на всякий случай, требуя, чтобы как минимум отпустили задержанных рыбаков из Гвинеи-Бисау.

- Настоящий межгосударственный конфликт получается?

- Такие сообщения регулярно приходят. Как и о конфликтах, связанных с российскими и норвежскими рыбаками в Баренцевом море. Это из той же абсолютно песни.

- О «Гринписе» вы же тоже высказались. Вы все-таки думаете, что они к этой истории все-таки причастны?

- Я думаю, да. Сам принцип их работы и устройства «Гринпис» просто обязывает их не спускать с рук те или иные ущемления экологии. Тем более, я так понял, исходя из всех материалов, которые имеются, «Гринпис» пользуется определенным и немалым влиянием в правительстве Сенегала. Механизмы, как это все создается, они достаточно понятны. Схоже с механизмами деятельности крупной организованной преступной группы.

- Вы предполагаете, что судно освободят в ближайшие часы?

- Я очень на это надеюсь. Во всяком случае, МИД утверждает, что государственная комиссия ничего не нашла. По факту это все дело можно решить в течение получаса. Вот они поднялись на мостик, в штурманской разложили все карты, взяли все записи перемещения судна – фиксаторы завязаны на GPS, то есть все с точностью до метра. Это вся история судна за год или за два – все можно воспроизвести. Посмотрели – вот экономическая зона Сенегала, а вот – где находилось судно. Полчаса – да, его там не было, извините, мы ошиблись, до свидания.

- Если вдруг, при условии, что судно не освободят и конфликт затянется, как вы думаете, ВМС России как-то могут поучаствовать?

- Ну это зависит от того, чем будет мотивировать Сенегал дальнейшее задержание судна. Если они официально предъявят через средства массовой информации вот эти самые карты, докажут, что судно ловило рыбу в его водах, то это один разговор. Если они этого сделать не смогут – то тут да, надо работать. Это же не полвека тому назад произошло. Все легко устанавливается. Меня запустите на мостик «Найденова» и через полчаса я вам точно выдам информацию – было или не было. Со скриншотами, железобетонно. Если нет таких доказательств, значит, чего-то у вас там неладное.

Конечно, неплохо было бы России в этом случае взять и какой-нибудь корабль туда пригнать, повнушительней. На них бы это очень подействовало. Из всей моей работы, связанной с пиратством, и бандитским, и государственным, я вынес одно твердое убеждение: эти ребята уважают только силу и боятся только силы. Причем использовать её не надо – достаточно продемонстрировать. Они тут же становятся по стойке «Смирно».