Самая соль!

В военном санатории ставят на ноги водой и лазером

Изменения, которые начались год назад в Министерстве обороны, коснулись и военной медицины. К примеру, в ведомственные санатории пошли, наконец, деньги и новое оборудование, которых там не видели уже несколько лет! Санаторий «Марфинский», входящий в санаторно-курортный комплекс «Подмосковье», только за один год получил оборудования на 6 миллионов рублей. В частности, уникальный магнитотурботрон, сухие углекислые ванны.

В военном санатории ставят на ноги водой и лазером

— Года три не закупали и не получали никакого оборудования, — вспоминает замначальника санаторно-курортного комплекса «Подмосковье» Сергей Диденко. — Но в это время много было недоразумений: госпитали сокращали, штаты урезали. Был проект, по которому в наш санаторий полагалось по штату два массажиста.

— На 600 человек?

— Да. И один лаборант. Это не прошло, к счастью. И теперь уж не пройдет…

Санаторий «Марфинский» считается одним из лучших военных санаториев страны. Его заполняемость, как и санатория «Архангельское», не зависит от сезона. Санаторий загружен круглый год. Сейчас здесь отдыхает почти 350 пациентов, летом будет до 600.

— А разве военные страдают чем-то, кроме ранений? — спрашиваю я по дороге к главному корпусу от КПП.

— О, это они пока молодые — здоровые. А потом — все, как у всех. Профессиональных заболеваний не много. Среди всех болезней лидируют сердечно-сосудистые и легочные — ишемическая болезнь сердца, хронический бронхит. А с другой стороны — и основной контингент у нас «возрастной» — офицеры запаса и члены их семей, гражданский персонал Минобороны...

В отличие от иных ведомственных санаториев, которые специализируются, в основном, на кардиологии и реабилитации после операций на сердце, «Марфинский» — многопрофильный санаторий. И врачи здесь всех специальностей, от невропатолога до криотерапевта.

Пока мы шли смотреть этот самый магнитотурботрон, Сергей Владимирович предложил мне что-нибудь испробовать на себе. Я просто не смогла выбрать. Кабинеты диагностики и различных «терапий» мы обходили, мне кажется, часа два. Диагностика тут всех видов — рентген, ЭКГ, УЗИ, это не считая простых вещей вроде анализов крови, которые можно сдать сразу и на онкомаркеры, и на гормоны. А сколько уникальных видов лечения…

Галотерапия — в затемненной комнате со специальной подстветкой пациенты сидят, укутанные в накидки, и дышат солью, которой по щиколотку усыпан пол — имитация солевой пещеры. Спелеотерапия — имитация микроклимата «сильвинитовой пещеры» — там даже стены сделаны из брусков полосатого сильвинита, привезенного из Пермского края. На словах «нормобарическая интервальная гипокситерапия» я горько вздохнула и достала блокнот, чтобы списать это по буквам.

— Человек дышит воздухом, в котором понижено содержание кислорода, как на Эльбрусе, — комментирует начальник мед. части санатория Игорь Онопченко. — Таким образом, стимулируются кровообращение и иммунитет...

Ну — а дальше все по списку: лечение лазером, электричеством, ультразвуком, ингаляциями, теплом и холодом (при мне женщине холодом лечили коленный сустав, хотя — мне казалось — теплом надо!), пчелами и пиявками, радоновыми и теми самыми новыми суховоздушными ваннами.

— А вот это, — Игорь Ильич махнул рукой в сторону очередной навороченной емкости с космическими рычагами, — аппарат для подводного горизонтального вытяжения позвоночника. Вот так пациент фиксируется. И — растягивается.

— Что ж тут очередь не стоит — такая штука заманчивая?

— А это не всем показано. Но лечебный эффект потрясающий. Вот, к примеру, ущемление диска. В горячей воде мышцы расслабляются, позвонки под грузом осторожно без напряжения растягиваются, боль снимается великолепно. Были случаи, когда к нам пациенты приезжали на костылях, уехали — без них.

Так что на этом фоне магнитотурботрон показался мне лишь очередной чудо-капсулой. А когда-то, кстати, военные врачи могли предоставить своим пациентам еще больше «опций» — здесь была иппотерапия и даже энотерапия — к обеду пациент получал рекомендованную доктором дозу белого либо красного хорошего вина. И все это было прописано в санаторной книжке. Более того — в санатории была шикарная рыбалка: специально для пациентов в пруды запускали рыбу, причем крупную. Но — это в прошлом. Не все вопросы жизнедеятельности санатория охвачены аутсорсингом. Более того, начальник СКК «Подмосковье» Игорь Георгиевич Титов называет аутсорсинговые организации — одной из основных проблем жизнедеятельности военных санаториев:

— Трудно решаются вопросы уборки, благоустройства, обеспечения транспортом. Мы не можем самостоятельно распоряжаться прибылью от продажи путевок. Но уже в следующем году руководство МО РФ обещает нам эту возможность вернуть…

— Да, — соглашается Сергей Диденко, — мы отдаем все заработанное, а потом просим на развитие. А как попросить финансирование на содержание лошадей? Нас финансисты и юристы плохо поймут…

…А лошади бы тут вписались в пейзаж. Санаторий «Марфинский» — это бывшая территория усадьбы Марфино, которая в свое время принадлежала и воспитателю Петра I князю Голицыну, и генерал-губернатору Москвы графу Салтыкову, и графу Орлову, одному из знаменитых братьев, и первой женщине-министру в правительстве России графине Паниной. С самого начала Великой Отечественной войны в Марфино был развернут фронтовой госпиталь, а уже с апреля 1944 года здесь был сформирован санаторий-профилакторий для офицерского состава Московского военного округа. Именно это позволило сохранить здания усадьбы (они сохранились почти полностью), а также территорию в 48 га от разрушения и современной коттеджной застройки.

Здесь не слышен шум Дмитровского шоссе. Сейчас, в марте, громче всего слышно дятла. Иногда в вышине прокричит пустельга, и — снова тишина. Дорожки и аллеи окружают трехсотлетние липы, мостики пересекают каскады прудов, в которые скоро слетятся утки. Терраса, которую охраняют крылатые звери грифоны, спускается прямо к воде. Летом откроется пляж, заработает лодочная станция. Недаром усадьбу Марфино часто снимают в исторических фильмах.

— А когда летом липы цветут, — рассказывает Сергей Владимирович, — да еще и соловьи поют, отдыхающих просто не заманить в номера...

В одном из флигелей усадьбы — детская комната. Комната — мягко сказано — целый игровой этаж. Сюда можно отдать ребенка, пока родители на процедурах. Заканчиваются они к обеду и — можно гулять. Можно уютно расположиться в библиотеке — она больше напоминает старый дворцовый каминный зал. Можно пойти в клуб — танцы, караоке, концерты. Да, недаром некоторые пациенты приезжают сюда и по 10, и по 15 лет подряд...

Начальник СКК «Подмосковье» Игорь Титов отмечает:

— В последние годы наметилась тенденция к увеличению количества лиц старше 60 лет. Их уже до трети от всех отдыхающих. Но, к сожалению, в последние два года мы наблюдаем снижение доли кадровых офицеров и членов их семей. Это связано с отменой для военнослужащих и членов их семей льгот на санаторно-курортное лечение и бесплатного проезда к месту проведения отпуска. У нас есть и пациенты, не имеющие отношения к МО, но их совсем немного.

А вот офицеры запаса, для которых льгота сохранена, едут к нам с удовольствием, и число ветеранов военной службы и членов их семей растет из года в год. Это в настоящее время основной контингент наших отдыхающих.

Мы рады всем отдыхающим и стараемся, чтобы все пациенты уезжали от нас с желанием вернуться на лечение и отдых в следующем году. Ведь к нам приезжают гости, а уезжают друзья!