Сирота без суда и следствия

Ребенка отобрали у матери прямо в паспортном столе в центре Москвы

22.01.2014 в 18:30, просмотров: 27106

Большинство наших граждан о ювенальных технологиях имеют весьма смутное представление. Слышали, что где-нибудь на Западе могут ребенка у родителей ни с того ни с сего отобрать и в приют поместить. Но чтобы у нас... Между тем подобное сегодня происходит все чаще. Под Новый год молодая мама Маша Шакирзанова пошла в паспортный стол Таганского района Москвы и... чуть было не лишилась годовалой дочери Евы. Без суда и следствия, даже без каких-либо справок и бумажек у матери отобрали ребенка, а саму ее выпроводили за дверь.

Сирота без суда и следствия

Как рассказала Маша, 31 декабря 2013 года она вместе с дочкой отправилась в паспортный стол Таганского района, чтобы узнать график его работы в праздничные дни. Живет она далеко — в Новокосине. Поэтому, пока доехала, малышка проголодалась. Маша попросила у сотрудницы паспортного стола выделить ей место, где она может Еву перепеленать и покормить.

Дальше события стали развиваться по странному сценарию. По словам молодой мамы, сотрудница паспортного стола, решив, что женщина, кормящая ребенка в общественном месте, — бродяга, вызвала полицию.

Сотрудники прибыли быстро. На руках у девушки не было никаких документов, кроме медицинской справки о рождении Евы. Как она объясняет — документы как раз находились на оформлении. Эти доводы полицейских не убедили: маму с малышкой доставили в ОМВД «Таганский». Там сердобольные сотрудники инспекции по делам несовершеннолетних позволили Маше позвонить домой.

— Я была на работе, когда зазвонил телефон, — рассказывает бабушка маленькой Евы и Машина мама Наталья Шакирзанова. — Какая-то женщина — потом я уже узнала, что это была инспектор из ОВД, — спросила буквально следующее: «Это ваша психопатка тут у нас?» — и передала трубку дочери. Моя Маша только и успела сказать мне: «Мама, у меня отбирают Еву!» Дальше трубку снова взяла эта инспекторша и объяснила, что у дочери моей нет никаких документов, поэтому они Евочку отвезут прямо сейчас в детский дом. Я сказала, что возьму все необходимое и приеду, но дорога займет не меньше 1,5 часа. Мне сказали, что я могу не торопиться — все равно не успею. И действительно, когда я приехала, то нашла свою дочь уже на улице, за железными воротами ОВД. Она стояла там и плакала.

Малышку тем временем отвезли в дом ребенка №6. При этом самой Маше не дали абсолютно никаких документов: ни справок, ни протоколов, ни решений. Сама она тоже ничего не подписывала. Тем не менее годовалую Еву оформили как беспризорницу.

— Вы бы видели, что творилось с Машей! Она была просто не в себе, так рыдала, — вспоминает Наталья Шакирзанова. — Рассказала, что дочку у нее прямо из рук выдирали. Ее саму раздели и осматривали — нет ли следов от инъекций наркотиков. И Евочка тоже плакала. На следующий же день мы были опять в ОВД. И потом я ездила туда как на работу. Начальник от нас прятался, встречаться не хотел. Инспекторши по делам несовершеннолетних Анна Малышкина и Наталья Гусева откровенно, как мне кажется, издевались. Они мне сказали, что моя дочь ночевала в сугробе, представляете? Это при том, что в Новый год во всей Москве не было снега. Мы написали заявление в районную прокуратуру. Писали и начальнику ОВД. Результатов — ноль!

В детский дом повидаться с ребенком их тоже не пускали. Только лишь иногда брали передачи:

— Евочка ведь у нас еще грудная. К тому же у нее пищевая аллергия и требуется специальное питание. Мы его привозили каждый день. Но саму девочку не видели.

Так продолжалось все праздники. Годовалая девочка две недели провела в детском доме, а ее родная мать — не наркоманка, не пьяница и не бомжиха — под дверью.

фото: Людмила Курочкина
Ева с бабушкой.

 * * *

14 января мать и дочь Шакирзановы обратились в региональную общественную организацию «В защиту детства».

— Они приехали прямо к нам на Коптевский рынок, где мы в тот день проводили благотворительную акцию по сбору вещей многодетным, — рассказывает координатор движения Сергей Пчелинцев. — Мы первым делом поехали к ним домой, посмотрели на условия жизни, побеседовали. Семья очень приличная, православная, дома уют и чистота. Ни мама, ни бабушка на учете нигде не состоят. Тогда мы стали звонить в дом ребенка, в ОВД и в инспекцию по делам несовершеннолетних. Ни в одной организации никаких комментариев нам не дали. Тогда я обратился лично к депутату Илье Пономареву.

После этого дело сдвинулось с мертвой точки. Вот что рассказывает помощник депутата Владислав Рогимов — именно он ходил с семьей Шакирзановых по всевозможным инстанциям и добился-таки того, чтобы девочку вернули в семью:

— Маша — обычная молодая женщина. Не пьет, не курит, наркотики не употребляет. Ну, может, чуть-чуть замкнутая. Они с мамой ее, бабушкой малышки, очень-очень верующие. Может быть, в этом у них даже какой-то перекос. Однако никаких подозрений, что их образ жизни опасен для ребенка, у меня не возникло. Зато много подозрений вызвало поведение полицейских, участвующих в отобрании ребенка. Они наотрез отказались со мной общаться. Никаких документов по ребенку и по тому, что произошло и за что отобрали Еву, не предоставили. Чем руководствовались данные сотрудники? Непонятно. Их поведение выглядит как натуральное похищение.

Первым делом Владислав отвез Машу Шакирзанову на Петровку, 38. Там они написали заявление о похищении ребенка на имя начальника ГУВД по Москве. К заявлению был приложен депутатский запрос, однако к Рогимову и Шакирзановой так никто и не вышел даже поговорить. Тогда они поехали в ГУСБ по РФ.

— Там нас очень спокойно выслушал полковник и… отправил домой. Будем, мол, разбираться. Ну, мы поехали в органы опеки — сначала Новокосина, потом Таганского района, где все это безобразие и произошло. Маша показала все документы, и сотрудницы тут же дали бумагу, с которой мы поехали в детский дом забирать Еву. Почему раньше, когда мама и бабушка показывали те же справки в тех же инстанциях — только вот без участия депутатов, — их посылали на все четыре стороны?

Вроде бы история завершилась благополучно, но вдали от дома и родных, среди чужих людей маленькая Ева провела почти три недели. Чего стоили эти дни ей и ее маме — знают только они.

фото: Людмила Курочкина
Маша Шакирзанова тяжело переживала разлуку с дочерью.

 * * *

Комментарии от официальных лиц оказалось получить непросто.

— Девочку вернули маме, что вы еще хотите знать? — отрезала на мои вопросы сотрудница органов опеки Таганского района. Дальше короткие гудки...

В конце концов Департамент социальной защиты Москвы дал официальный ответ: «В многофункциональный центр Таганского района зашла женщина с ребенком. Она представилась Шакирзановой Марией Александровной. Также она сообщила, что ее с малолетней дочерью из дома выгнала мать... Документов, удостоверяющих личность, женщина при себе не имела. Пробыв некоторое время в комнате матери и ребенка и узнав, что учреждение работает только до 19.00, женщина попросила найти ей место для ночлега. И тогда сотрудница паспортного стола вызвала полицию…»

Что происходило затем в ОВД Таганского района, известно только со слов Шакирзановых — полицейские дать комментарии «МК» отказались.

Что ж, можно допустить, что Маша действительно поругалась с матерью и просила помощи и поддержки у социальных служб. Но в результате она получила совсем не помощь, а то, что получила. Но ведь есть же всевозможные кризисные центры, приюты, в конце концов, куда можно было поселить на время выяснения всех обстоятельств молодую беззащитную женщину с младенцем, а не разлучать их.

фото: Людмила Курочкина

 * * *

Что ж, получается, теперь, выходя погулять с ребенком в парк, надо носить с собой все документы, включая медицинские справки об отсутствии различных зависимостей? А если муж выгнал из дома (а такое, увы, бывает нередко), не искать помощи у государства, а наоборот, скрывать этот факт и прятаться не только от мужа, но и от государевых людей?

— В последнее время все чаще к нам на «горячую линию» поступают звонки от таких вот родителей, — рассказывает Сергей Пчелинцев. — Где-то отец бросил многодетную семью, и мать сразу попала под внимание органов опеки — достаток-то снизился. Где-то просто лишились работы, кормить нечем. Так сотрудники приходят, проверяют и отбирают детей от нормальных родителей только за то, что не хватает бананов, например, или мяса. Так лучше дайте людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, эти несчастные бананы! Помогите с детским садом, с присмотром за детьми, пока мама или папа устраивается на работу. Почему надо сразу отбирать? Вот наше движение «В защиту детства» тем и занимается, что помогает возвращать детей в нормальные семьи. Кому ремонт сделать и окна поменять, кому просто деньгами помочь, пока трудные времена не пройдут. Если государство, как это регулярно заявляется, борется за сохранение семьи, почему же оно этого не делает?

Вот всего лишь небольшая часть случаев отобрания детей у обычных родителей:

Декабрь 2012 года — у жительницы поселка Чим Удорского района Республики Коми Татьяны Серебрянниковой решением суда по иску органов опеки отобрали 9-летнего и 11-летнего сыновей. Причиной стала работа матери вахтовым методом в Ямало-Ненецком округе. Детей забрали в чимский детский дом. Больше полугода мать боролась за своих детей. На помощь ей так же пришли региональные общественные организации. И ей удалось восстановить справедливость — 31 октября 2013 года через суд Татьяне удалось вернуть детей.

В это же время (21 декабря 2012 года) — в поселке Кузнецовка Старицкого района Тверской области у семьи Зайцевых-Воскресенских отобрали двух мальчиков и двух девочек: 4-летнего, 2-летнюю, годовалую и новорожденного. Официальная причина изъятия: отсутствие дров в доме, неисправность печного отопления, недостаточное количество игрушек. Семья жила в сельской местности, муж перебивался случайным заработком, помогали родители, жена сидела дома с детьми. Служба социальной защиты Старицкого района целый год наблюдала за данной семьей! Семью поставили на учет в органы соцзащиты. Целый год наезжали с проверками. Каждый месяц представители органов опеки ездили за 40 км, из Старицы в деревню Кузнецовка, — при этом ничем не помогая семье. Если посчитать затраты только на бензин, то их бы хватило на покупку дров на целый год. Накануне декабря мать с детьми принудительно положили в больницу на обследование. Выяснилось, что все дети абсолютно здоровы. Наведывались в дом и пожарные. Составив акт о неисправности печного отопления, они выписали штраф 1000 рублей... Под Новый год, рано утром, без каких-либо предупреждений органы опеки ворвались в дом, все тогда еще спали и увезли детей в неизвестном направлении. Позже в актах было указано, что «дети были малоподвижны, а в доме холодно». Общественная организация «За жизнь и защиту семейных ценностей», а также региональная общественная организация «Семья» выехали в Старицу разобраться в сложившейся ситуации. Общими усилиями им с трудом удалось отвоевать детей. «Мы нашли спонсоров, плюс подтянули материнский капитал и помогли семье купить хорошую двухуровневую квартиру в соседнем поселке. Сейчас у них все хорошо, слава богу», — заявил «МК» Владимир Акимкин.

20 марта 2013 г. — в Дедовске Истринского района Московской области прямо из детского сада №7 «Теремок» на основании решения главы администрации были изъяты трое детей — Даниил (2007 г.р.), Илия (2008 г.р.), и Марина (2009 г.р.). Их отец, дьякон, боевой офицер, прошедший Афган и Чечню, Сергей Решетников и его жена Мария узнали о том, что у них отобрали детей, лишь тогда, когда пошли забирать их из садика. Никаких документов о том, почему ребят отобрали и куда увезли, отцу и матери не предоставили. Дьякон Сергей отправился в полицию с заявлением о похищении детей. Заявление у него с трудом, но приняли. Но через два дня, 22 марта 2013 года, в квартиру Решетниковых пришел наряд полиции, без каких либо объяснений Сергею надели наручники и увезли в отделение. В ОВД уже находился психиатр, который выписал отцу семейства направление в психиатрическую больницу на принудительное лечение. Только спустя неделю под давлением общественности детей вернули матери.

23 мая 2013 г. — в доме Дениса Курайши, бывшего охранника лидера «Левого фронта» Сергея Удальцова, в поселке Свердловский Щелковского района Московской области прошел обыск, органы опеки забрали двух дочерей 6 и 10 лет, причем старшую дочь — с занятий в школе. Вскоре жене Дениса все же удалось забрать своих детей из органов опеки.

Что это — пугающая тенденция или уже норма? Кстати, как следует из ответа департамента соцзащиты, «Семья Шакирзановой М.А. будет сопровождаться отделом опеки, попечительства и патронажа по месту ее проживания в районе Косино-Ухтомский». То есть расслабляться молодой маме явно не стоит.