Шанс для “гадкого утенка”

Светлана Врагова, худрук театра “Модернъ”: “Наша кровать напоминает котодром!”

25.05.2009 в 17:40, просмотров: 2696
Ее считают железной леди с внешностью роковой красавицы. Но те, кто хоть однажды побывал в переделкинском доме Светланы Враговой, знают ее совсем с другой стороны. В семье народной артистки России живут шесть питомцев: две собаки и четыре кошки. Только один котенок был куплен на рынке, все остальные звери — подобранные.

— До определенного момента у меня так складывалась жизнь, что в доме никогда не было животных. Первым в нашем ковчеге появился кот. Когда мне его принесли, я сразу поняла, что у него нет никаких шансов на то, чтобы быть усыновленным. Такой некрасивый, с тонким крысиным хвостом. Его никто бы к себе не взял. Кеша поселился у нас. Он оказался чрезвычайно умным котом, потому что, когда ему было плохо, громко кричал: “Ай-ай-ай!” При этом Кеша казался чрезвычайно любвеобильным созданием. Однажды он отправился по кошкам и пропал. Мы пошли его искать и увидели невероятную картину: на деревьях в Колпачном переулке, как яблоки, устроились котята! Кеша так и не нашелся, и мы подобрали совсем маленькую кошечку, которой было месяца полтора. Леша была особая кошка. Черная, пушистая, со неподвижными зелеными глазами — абсолютно, как у Бабы-яги. Леша отличалась потрясающим умом. Когда я открывала наш театр и за столом репетировался запрещенный тогда спектакль “Дорогая Елена Сергеевна”, Леша садилась ко мне на колени, лапки клала на стол, словно завороженная, сидела всю репетицию.  

— А как у вас появились собаки?  

— Собак у нас долго не было. Однажды, когда я была у Натальи Юрьевны Дуровой в театре и увидела собак и кошек, сидящих в клетках, очень расстроилась. Ну ладно дикие звери, но домашние животные! На меня это произвело такое удручающее впечатление, что по дороге домой я сказала мужу: “Будь моя воля, я бы устроила питомник”. Не успела я это сказать, как, подъезжая к воротам дачи, муж увидел, что на дороге лежит умирающий маленький щенок. Мы взяли его на руки, и он заплакал, закричал от боли. Всю ночь бедный щенок скулил и плакал. Тогда мы почему-то не сообразили сразу поехать в ветлечебницу и только утром показали его врачу. Оказалось, у щенка пополам сломана лапка, его задел автобус. После операции мы оставили его у себя. Так у нас появился Гаврик, обычный стопроцентный “дворянин”, черный, вислоухий, с белой грудкой, очень смышленый.  

— А актерские данные у него присутствовали?

— Представьте себе, он был артистом нашего театра. Играл в “Зайке-зазнайке”. Дети умирали от восторга, когда на сцену выходила собака и выполняла команды. За вознаграждение, естественно. Гаврик был необыкновенно артистичен. В сцене, когда охотник спал, пес охранял его ружье, но Зайка все-таки с трудом, но отнял. Когда охотник проснулся и спросил: “Как ты мог отдать мое ружье?”, Гаврик горестно завыл на весь зал. Только на поклоны Гаврик выходил своеобразно. Когда ему сильно хлопали, он становился задницей к зрительному залу. Это была звездная болезнь. Мы брали его на гастроли, он ездил со мной в вагоне СВ. Сначала трясся от страха, потом освоился и никого не пускал в купе. Даже какого-то генерала облаял. Гаврик прожил свой век. Когда его не стало, появились Тоша и Гарик.  

— А они откуда взялись?

— В день рождения моего мужа, на Крещение, когда мы еще спали, под окном раздался щенячий писк. Муж сказал: “О, нет!” А мороз на улице градусов под 30. Мы, конечно, не выдержали и все-таки вышли. Стоит под дверью несчастный щенок, уши висят, дрожит. Мы его взяли. Принесли в дом, положили под одеяло греться. Оказалось: Тоша — щенок дворовой собаки с соседней дачи. Потом взяли ее братика и назвали Гариком. Теперь Тоша лежит в кресле, как леди. Я вхожу — она мне лапу подает. А Гарик фигурно зевает на весь дом и при этом еще и разговаривает. Мы всегда хохочем.  

— Как они ладят с кошками?  

— Наша кровать напоминает котодром. Все четыре кошки: Маша с детьми-близнецами Кешей и Василисой и британец Кеша — спят на мне, а собаки устраиваются под кроватью. Машка считает себя первой красавицей, она часами красуется перед зеркалом и вопит от восторга. Но с собаками ей приходится считаться. Когда собираюсь ложиться спать, животные бегут наперегонки, чтобы занять место. Дело в том, что Гарик ложится перед спальней и, как полицейская собака, всех впускает и никого не выпускает. Он не любит, когда мимо него нахально, без спроса проходят. Он возмущается. Если кошкам надо в туалет спуститься, они идут по креслу, по стенке окольными путями, и точно так же возвращаются на кровать, при этом Кеша, который весит 8 кг, прыгает мне с размаху на живот. Бах!  

— А если гости в доме? Гарик ведет себя с ними как с кошками?  

— Гарика приходится запирать. Был случай с моим братом, когда он с куском колбасы вошел. Гарик сказал: “Заходите, будьте любезны!” Лизал ему руки. С удовольствием съел колбасу, а когда брат решил выйти и повернулся к нему спиной, Гарик так схватил его, что чуть не оторвал ему зад! А некоторое время назад наш пес выбежал за калитку и на том же месте, где когда-то Гаврик, попал под машину. И сломал ту же лапу!  

— Светлана, вы не раз подбирали животных, которых никто не взял бы. Почему?  

— Именно поэтому. Ведь гадкий утенок никому не нужен. Как ему выжить? Бездомные животные, как правило, очень умные. Однажды я чуть не привезла живой подарок из Сочи. Мы отдыхали в Доме актера, и туда пришел курцхаар и начал умирать прямо у входа в санаторий. Актеры кричат: “Скорую помощь!” Но были и другие голоса: мол, старая собака пришла умирать, надо прогнать. Я посмотрела зубы — молодой пес! Вызвали ветеринара. Оказалось, воспаление легких.

 Естественно, я потащила пса к себе в номер. Утром он уже орал как резаный. Все возмущались: “Не дадут поспать!” Я решила взять его в Москву. Купила ветеринарную справку и поводок. А перед отъездом мы пошли в баню, а его оставили: “Подожди!” Когда вернулись, курцхаара и след простыл. Убежал. Он вообще обожал бродячий образ жизни. И справку, и поводок я оставила режиссеру Анне Неровной, и они с Вандой, женой Евгения Павловича Леонова, прошли весь Сочи в поисках этого курцхаара и нашли его у какой-то пивной. Аня прилетела с ним в Москву. Отмыла, вылечила, откормила. В награду он порвал ей все занавески, подрал всю мебель. И Анна сдалась — отвезла собаку своему приятелю-охотнику. Такая история.