В суде по делу Политковской звучат фамилии офицеров ФСБ и руководителя ЧР

Всю правду поведает «любимец» Бастрыкина

11.09.2013 в 17:18, просмотров: 2738

Редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, допрошенный в среду по делу об убийстве Анны Политковской, рассказал присяжным о том, чем занималась журналистка и о ее конфликте с Рамзаном Кадыровым. В этом допросе Муратов вскользь упомянул о том, что существует некий человек, благодаря которому у следствия после оправдательного вердикта при первом рассмотрении дела появилась новая информация о тех, кто имел непосредственное отношение к убийству. Впрочем, подробностей Муратов открывать не стал, пообещав, что это сделает один из его подчиненных, которого суду только предстоит допросить.

В суде по делу Политковской звучат фамилии офицеров ФСБ и руководителя ЧР
фото: PhotoXPress

Как рассказал Дмитрий Муратов, «Анна работала в самых горячих условиях и самых горячих точках». За семь лет работы в «Новой» она написала около 500 репортажей, каждый из которых «был связан со смертельным риском». На ее счету, по словам Муратова, было «300 командировок на войну». Свидетель рассказал, как Политковская спасла воспитанников детского дома в Грозном, всеми забытых и погибающих от голода и холода. Благодаря журналистке, их вывезли в Прибалтику. Еще был грозненский дом престарелых, где не было генератора из-за чего старики жили в ледяном холоде.

- Она не побоялась позвонить министру МВД Рушайло и прямо сказать ему, что это фашисткое отношение к престарелым людям. И генераторы привезли. Аня отличалась серьезной дерзостью в отношении начальников, чиновников, которые считают: людей много, а я один...

Муратов рассказал, что Политковская писала материал о том, как наши военные свозили всех чеченцев без разбору, поголовно обвиняя их в терроризме. Потом герои этого материала взяли ее в плен и угрожали «под шум «Града» уничтожить». А когда она освободилась и вернулась в Москву, офицеры этого полка обратились к ней же с жалобой, что их обманули с квартирами. И она добилась для них этих квартир.

- Это ее телефон, - показал Муратов на старенький мобильник, что держал в руке. - В среднем на нем регистрировалось сотня звонков в вдень. В нашей газете было очень трудно работать при Политковской — там стояли очреди людей, которые в этой жизни оказались между молотом и наковальней. Аня умела огромные человеческие страдания людей, что к ней приходили, перерабатывать в справедливость...

По словм Муратова, угрозы Политковской поступали неоднократно. Например, был ее материал об ичезновении людей в Грозном, где она писала, что четверо бойцов Ханты-Мансийского ОМОНа, базировавшегося в Грозном, расстреливали людей. Потом один из этих омоновцев, Ляпин, по кличке «кадет» сбежал и прислал ей телеграмму, в которой написал что он отличный снайпер и намерен это доказать.

- С руководством чеченкской республики у нее были сложные отношения. Прекрасные — с чечнцами и с силовиками. А вот с семьей Кадыровых отношения у нее были очень жесткие. Они не могли друг друга понять. Она была против чеченизации конфликта — методов, когда одна группировка поборола бы другую. Она хотела, чтобы все было по закону, - пояснил суть конфликта Муратов.

Он рассказал, что Политковская готовила на 9 октября материал о пытках со стороны силовиков, подчиненных Рамзана Кадырова.

- Пытки эти очень физиологичны, их очень трудно смотреть, - пояснил Муратов.

После сметри Политковской, как рассказал Муратов, недописанный материал был опубликован в сопровождении всего нескольких кадров с этой пленки.

- В редакции было ощущение что над Политковской начали сгущаться тучи. Она начала расследовать, куда шли средства, выделенные на восстановление Чечни. И я просил ее какое-то время ремя ничем не заниматься. Ощущение, что какая-то подлянка мутится, было... Она рассказывала, что замечала каких-то людей возле редакции.

- Как далеко от вас управление ФСБ Москвы и области? - спросил свидетеля прокурор Борис Локтионов.

- Как до вас, Борис Георгиевич, без вывески сидят они там, данными из баз торгуют, - ответил Муратов.

В какой-то момент допроса гособвинитель Мария Семененко задала свидетелю вопрос, известна ли ему фамилия Голубович?

- Да, мне известен человек по фамилии Голубович. Он был причастен к получению следствием информации о совершении преступлени, но до допроса моего заместителя я не имею права излагать подробности, - заявил Дмитрий Муратов.

- Известно ли вам имя Павел Рягузов? - спросили Муратова адвокаты подсудимых.

- Это подполковник ФСБ по московской области, его рабочее место в Потаповском переулке, в 40 метрах от редакции «Новой газеты».

- Известно ли вам, кто получил первично сведения о Политковской?

- Да, Бураев. Через Рягузова.

- Вы назвали фамилию Бураев. Изестно ли вам какое отношение этот человек имеет к руковоству Чеченской републики?

- Он был одним из кандидатов на пост президента чеченской республики (одновременно с Ахмадом Кадыровм, - МК).

- Чья репутация пострадала от публикаций Политковкой?

- Репутация сотрудников ряда силовых ведомств и репутация тогда еще молодого Рамзана Кадырова.

- Здесь всех интресует Рягузов. А знаете ли вы о взаимоотношениях Рягузова и кого-то из тех, кто сейчс сидит на скамье подсудимых? - подключилась к допросу представитель потерпевших Анна Ставицкая.

- Да. Мне это известно, но я хочу чтобы подробно об этом рассказал мой заместитель Сергей Соколов, - еще раз подчеркнул свидетель.