Сорок лет «Солидарности»: независимые польский профсоюз стал началом падения коммунизма

История нашей свободы

История нашей свободы

По мнению международного сообщества, лето 1980 года не предвещало больших изменений. Советское наступление в Афганистане продолжалось, а лидеры западного мира не смогли найти эффективного ответа на распространение советского влияния в мире. Единственной надеждой была идеология прав человека. СССР негласно признал её в «третьей корзине» хельсинкского Заключительного акта СБСЕ, но на практике полностью проигнорировал. В то время когда «доктрина Брежнева» о готовности Кремля использовать силу для защиты своего контроля над странами-сателлитами действовала в советском блоке, по Польше прокатилась огромная волна забастовок. Их непосредственной причиной было резкое ухудшение материального положения населения, а косвенной – экономический крах, вызванный катастрофической политикой властей и идеологическим банкротством коммунистической системы. Последнее стало особенно заметным по сравнению с моральным посылом, которым было избрание кардинала Кароля Войтылы Папой Римским в октябре 1978 года и его паломничество в Польшу в июне 1979 года. Имели место также сильные ростки демократической оппозиции, которая могла поддержать протестующих.

Ввиду масштабов протеста команда тогдашнего коммунистического руководителя Польши Эдварда Герека, парализованная своей некомпетентностью, в конце августа 1980 года решила подписать соглашения с бастующими в Гданьске, Щецине и Верхней Силезии. Соглашения открыли возможность создания независимых от коммунистических властей профсоюзов. Власти надеялись, что забастовщики не смогут эффективно организовать свою деятельность в национальном масштабе, но их ожидания не оправдались. На съезде забастовочных комитетов в Гданьске 17 сентября 1980 года победил своего рода импровизационный гений поляков и был создан общенациональный независимый самоуправляемый профсоюз «Солидарность».

Кризисная ситуация привела к отставке Эдварда Герека и его команды, в партийных рядах царила неразбериха, а в партийной верхушке разгорелась борьба за власть. Часть руководства понимала, что необходимы фундаментальные изменения в способах управления, но сильна была также группа «сторонников жесткой линии», поддерживаемая Кремлём (для которого независимые профсоюзы были чем-то немыслимым) и стремившаяся к конфронтации с новой профсоюзной элитой. В коммунистической системе, основанной на предполагаемом правлении «рабочего класса», независимые от него профсоюзы были идеологической ересью. В декабре 1980 года на съезде стран Варшавского договора в Москве новому лидеру Польской объединенной рабочей партии партии Станиславу Кане угрожали военным вмешательством. Министр обороны генерал Войцех Ярузельский приказал специальной группе Генерального штаба Войска Польского разработать план введения военного положения. Между тем, рассчитывая на усталость и разочарование рабочих, власти спровоцировали новые забастовки.

В 1980–81 годах экономическая ситуация продолжала ухудшаться. Резко упал национальный доход и сократились инвестиции, что не предвещало полякам ничего хорошего. Пропаганда объясняла катастрофу забастовками, но их влияние было маргинальным, так как перерывы в работе, вызванные тормозами коммунистической «дефицитной» экономики, были намного более существенным фактором.

В феврале 1981 года Кремль решил провести в Польше маневры Варшавского договора под кодовым названием «Союз 81», которые можно было легко преобразовать в военную операцию на всей территории страны, а генерал Ярузельский стал премьер-министром. Через три дня после начала маневров «Союз 81», трое активистов «Солидарности», приглашенные на заседание Воеводского национального совета в Быдгощи, были избиты милицией прямо в зале заседаний. Руководство «Солидарности» потребовало разъяснений и объявило предупредительную забастовку, а на 31 марта 1981 года - всеобщую забастовку, если власти не отреагируют. Маневры «Союз 81» были бессрочно продлены. 27 марта прошла четырехчасовая всеобщая предупредительная забастовка, одна из крупнейших в истории профсоюзного движения. Массовость забастовки должна была произвести впечатление на власти. Несмотря на это, Кремль продолжал оказывать огромное давление на польские власти. Ситуация была очень тяжелой. Вечером 30 марта руководство «Солидарности» и власти подписали соглашение в Варшаве. Власти обещали расследовать провокацию в Быдгощи, а представители профсоюза согласились отменить забастовку. 3 апреля Каня и Ярузельский встретились в Бресте с представителями Кремля, согласовав условия прекращения военных маневров.

Настроение тревоги усилилось покушением на жизнь Папы Римского Иоанна Павла II13 мая 1981 года и смертью примаса Стефана Вышинского в конце того же месяца. Весной шла кампания перед внеочередным съездом правящей партии. Изначально на выборах делегатов побеждали кандидаты симпатизирующие «Солидарности», поэтому Кремль направил польскому руководству письмо с предупреждением о «контрреволюции». В то же время группа «сторонников жесткой линии» атаковала руководство партии за нерешительность в борьбе с «Солидарностью». С тех пор кандидаты, близкие к «Солидарности», уже проигрывали на выборах делегатов. В результате IX съезда в середине июля 1981 года в партийное руководство вошли малоизвестные номинальные лидеры, но Каня и Ярузельский сохранили власть. Росло значение армии и службы безопасности в руководстве страны.

В конце августа 1981 года «Солидарность» насчитывала уже 9,5 миллиона членов, являясь крупнейшей организацией в истории Польши. Первый съезд союза начался 5 сентября. Одним из важнейших документов первой части конгресса было «Послание к трудящимся Восточной Европы», в котором профсоюз призывал рабочих из других стран советского блока идти по стопам Польши. Правительственная пропаганда истерически отреагировала на Послание. Сторонники жесткой линии настаивали на конфронтации. Каня сопротивлялся применению силы против «Солидарности», но 18 октября он ушел с поста первого секретаря, который занял Ярузельский. Таким образом, он объединил в своих руках руководство партией, правительством и армией.

В конце октября 1981 года волна забастовок снова усилилась, в том числе и акций, не согласованных с руководством «Солидарности». Многие из них начались в результате провокаций. Общество было истощено кризисом, неопределенностью и конфликтами, поэтому использование военных оперативных групп чаще всего воспринималось как попытка восстановить порядок, а не как проверка эффективности военных в управлении обществом. Введенное генералом Ярузельским в декабре 1981 года военное положение лишь отсрочило крах системы на восемь лет.

Шестнадцать месяцев «Солидарности» показали, что поляки готовы приступить к построению суверенного и демократического государства, но союз действовал в неблагоприятных геополитических условиях. Кремль пригрозил вмешаться, а западные государства, хотя и были заинтересованы в «Солидарности», не горели желанием активно поддерживать обновление Польши и даже опасались, что это дестабилизирует международный порядок.

Однако именно «Солидарность» стала началом падения коммунизма и изменения глобального баланса сил в мире.