Пять мифов о «мигрантском вопросе»

Чтобы решать проблему, надо сначала отделить факты от домыслов

Чтобы решать проблему, надо сначала отделить факты от домыслов

Опросы, проведенные летом 2013 г. среди москвичей, показали, что главной темой, которая их беспокоит, является миграция в город выходцев из стран СНГ. Не зарплаты, не пенсии, не рост цен, не состояние дорог, не коммунальные платежи, не коррупция, не состояние медицины, а именно миграция. Так высказалась почти половина опрошенных. Повышенный интерес москвичей к этой теме во многом стимулируется пугающими информационными потоками в СМИ. При этом разговоры о миграции и мигрантах построены на нескольких фактических неточностях и неаргументированных допущениях, которые тиражируются и будоражат людей. Попробую очень кратко дать характеристику самым распространенным заблуждениям.

О численности. В СМИ гуляют самые разные данные о количестве «понаехавших». Можно услышать цифру 2 и даже 5 млн. Все эти цифры взяты с потолка. Официальные данные гласят, что в Москве единовременно и легально находится 1 млн иностранцев, в том числе 200 тыс. легально работающих. Существует некоторое количество тех, кто не встал на миграционный учет, превысил срок пребывания в России, работает без разрешения. Подсчитать их точно трудно.

Во-первых, потому что трудно отделить трудовых мигрантов от просто приезжих по тем или иным делам иностранцев. Во-вторых, потому что мигранты постоянно приезжают и уезжают. В-третьих, потому что многие мигранты живут в Московской области, а работают в Москве. К тому же иностранных мигрантов часто смешивают с приезжими российскими гражданами, что еще больше запутывает подсчеты. Ученые, которые серьезно и долго изучают миграцию, оценивают численность иностранных трудовых мигрантов в Москве в 1–1,5 млн человек. Не более, а быть может, и менее. Это примерно 10% всего населения, или около 20% от взрослого трудоспособного населения.

О культуре. Бытует мнение, что трудовые мигранты нарушают традиционный уклад московской жизни. Это не так. В Москве всегда жили люди разных национальностей, представители разных религий и культур. Например, мечети в городе появились еще в XVIII веке. Население Москвы всегда формировалось путем массовой миграции населения из сельской местности и из провинции, сплавляя друг с другом различные локальные и национальные традиции. В городе рождаемость у «понаехавших», естественно, падает, население стареет, т.е. растет доля пенсионеров, поэтому мегаполис требует все новых и новых мигрантов. По мере исчерпания людских ресурсов из близлежащих регионов дело доходит до мигрантов из более отдаленных земель и стран. Культурные различия в этом случае кажутся более существенными, а процесс смешения и переплавки более сложным. Однако различия между культурами вовсе не носят непреодолимый характер.

Значительную часть иностранных трудовых мигрантов в Москве составляют выходцы из Украины, Молдовы, Белоруссии, около половины — из стран Средней Азии и Закавказья, есть также вьетнамцы, китайцы, африканцы, граждане Турции и Европейского союза. Иначе говоря, мигранты прибывают в Москву не с другой планеты, а в основном с постсоветского пространства. Мы веками жили в одном государстве, у нас общий культурный опыт, общая историческая память — та же Великая Отечественная война, в которой украинцы, узбеки и казахи вместе с русскими и кавказцами защищали столицу общей родины. К этому стоит добавить, что большинство трудовых мигрантов приехали временно — заработать, а потом вернутся туда, где живут их семьи. Следовательно, вопрос не стоит о том, что все приехавшие останутся навсегда в Москве и будут вытеснять местных жителей.

О преступности. В выступлениях политиков и чиновников часто звучит фраза о том, что половину всех преступлений в Москве совершают приезжие. При этом почему-то ставится знак равенства между «приезжими» и «иностранными мигрантами». В действительности приезжими являются все, кто не имеет постоянной московской регистрации, т.е. и жители Балашихи с жителями Калуги в том числе. Согласно официальным данным за 2012 г., иностранцы совершили около 8 тыс. из почти 48 тыс. раскрытых преступлений, что составляет 17%, из них почти 2 тыс. — тяжких и особо тяжких (почти 16 тыс., или 33%, преступлений совершили россияне-немосквичи, а почти 24 тыс., или 50%, сами москвичи).

Много это или мало? Это соответствует доле, которую иностранные мигранты составляют от населения региона. А доля преступников среди них самих примерно такая же, как среди россиян. 98 из 100 иностранцев в Москве — законопослушные люди, и как минимум странно упрекать их в том, что оставшиеся двое нарушают закон. Уменьшится ли преступность, если иностранцы каким-то образом вдруг исчезнут? Нет. На освободившиеся низкооплачиваемые вакансии придется нанимать новых рабочих, и если они найдутся, то будут такими же приезжими, но из регионов России и будут совершать преступления примерно в той же пропорции.

Об экономике. Самый удивительный миф о миграции — то, что мигранты будто бы наносят вред экономике. Люди, которые работают, строят дома, чистят улицы, обслуживают торговые сети и рестораны, по определению создают материальные ценности (ВВП России) и приносят пользу.

Другой вопрос: можно ли обойтись без мигрантов, своими силами? Нет, нельзя. Москва — самый богатый российский регион, здесь много денег и много рабочих мест. Сюда едут в поисках работы не только иностранцы, но и россияне со всей страны. И все равно в Москве минимальная, несущественная безработица. Среди москвичей просто нет свободных 1–1,5 млн человек трудоспособного возраста, которые заменят мигрантов. А в России в целом количество трудоспособного населения, т.е. людей в возрасте от 17 до 60 лет, сокращается ежегодно почти на миллион. Поэтому рассчитывать, что на места мигрантов-иностранцев съедутся в Москву мигранты-россияне, также не приходится.

Можно ли, повышая производительность труда и внедряя разные виды механизации, избавиться от потребности в малоквалифицированных мигрантах? Частично можно, хотя малоквалифицированный труд всегда будет востребован в той или иной мере, но на это потребуется много денег (инвестиций), много времени и много усилий политиков и предпринимателей. Но даже если очень активно работать в этом направлении, в ближайшие годы без мигрантов Москва и москвичи не обойдутся. Конечно, для экономики России было бы выгоднее, чтобы развивались не только Москва, но и другие регионы. Тогда какое-то количество мигрантов переезжали бы вслед за новыми рабочими местами, более равномерно распределяясь по российской территории. Но это уже отдельная проблема.

О визах. Многих беспокоит «нелегальность» мигрантов-иностранцев, а способ легализации видится в том, чтобы ввести визы со странами, откуда они едут. Тут я предлагаю всем посмотреть на опыт США. Эта страна имеет и строгую визовую систему, и оборудованную границу, но, несмотря на это, в ней находится более 10 млн т.н. нелегальных мигрантов — и последние продолжают всеми возможными и невозможными путями прибывать в Штаты. Введение визы не столько решает проблему «нелегальности», сколько еще больше усиливает ее.

Заработает машина производства фальшивых приглашений на визы. Причем въехавшие по визам уже не будут выезжать к себе домой, как они это делают сегодня, а будут оставаться жить в России. Значительно возрастет и нелегальное проникновение в страну. Следующим неизбежным шагом станет вложение огромных бюджетных средств в обустройство границы, в создание лагерей для содержания сотен тысяч «нелегалов», но и эти меры будут неэффективными, учитывая уровень российской коррупции. Сами по себе визы — вполне возможный инструмент регулирования миграции, но введенные без подготовки и без согласования с другими мерами они только ухудшат ситуацию.

Что делать? Прежде всего отказаться от выяснения вопроса «кто виноват?». Это означает перенос акцента с запретительных мер в борьбе с нелегальной миграцией на поощрительные. Первоочередной задачей является легализация мигрантов. Для этого необходимо отменить квоты на иностранную рабочую силу, облегчить процедуру продления сроков пребывания иностранцев в России и процедуру получения разрешения на работу. Мигрантам и их работодателям должен стать выгоден легальный статус. Только добившись этого, можно начать выравнивать финансовые условия найма иностранцев и российских граждан. Именно по такому пути идут в решении своего мигрантского вопроса Соединенные Штаты.

Подвожу итог. В современном мире происходят масштабные миграции между регионами, странами и континентами. Остановить этот процесс невозможно. А регулировать миграцию, разумеется, нужно. Но опираясь на реальные факты, а не вымыслы. Без истерик, угроз и репрессий наводя порядок у себя дома.

Сергей Абашин.

этнолог, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге