Не надо смеяться над дядей Сэмом

Экономика США, в отличие от некоторых, на подъеме

08.10.2013 в 18:21, просмотров: 16466
Не надо смеяться над дядей Сэмом

Сенат и президент Обама с одной стороны и Конгресс — с другой, заблокировав принятие бюджета, превратили США в посмешище. В РФ-то и в худшее время кризисов неспособность принять бюджет не вела к прекращению выплаты зарплат госслужащим и приостановке работы госаппарата! Но наше понятное злорадство, как и наигранное сочувствие US-госслужащим, оставшимся без доходов и с необходимостью серьезных выплат по кредитам (хотя многие россияне о таких проблемах могут лишь мечтать), не должны заслонять главного: уверенного восстановления экономических позиций США в мире.

На протяжении 2000-х годов США и Великобритания развивались как финансовые супермаркеты, опережая остальные развитые страны, но осенью 2008 года эта модель себя исчерпала.

США нашли выход в удешевлении энергии благодаря «сланцевой революции», организованной, по сути дела, государством. Это подстегнуло их экономику, запустило реиндустриализацию и позволило стать единоличным лидером развитых стран по темпам роста, оторвавшись уже и от Великобритании. Дошло до того, что слишком дорогой внутри страны американский уголь пошел в Европу!

Помимо экономического роста реиндустриализация оздоровляет структуру общества, возвращая зажравшимся хипстерам трудовую мотивацию, смысл и вкус жизни, — совсем не случайно о ней независимо друг от друга говорили и Ходорковский, и Путин. Но ей нужен рынок сбыта. Сползание к глобальной депрессии делает абсолютной ценностью спрос. Денег нет ни у кого, и за каждый кошелек потребителя идет жестокая драка.

США навязывают Евросоюзу зону свободной торговли. Свободная зона торговли с США Евросоюзу вредна: американские производства и до «сланцевой революции» были эффективнее (в том числе из-за меньших социальных гарантий и меньшей бюрократизированности), а при дешевой энергии американские производители будут «делать» европейских как хотят. Но европейская политическая элита находится в беспросветном интеллектуальном рабстве у США. За послевоенные годы, и особенно за 90-е, у нее выработался инфантилизм: привычка уклоняться от принятия решений, перекладывая ответственность на «старшего брата».

Агрессия 2003 года против Ирака вызвала в Европе протест, дав европейским элитам шанс стать самостоятельными. Но они отвыкли от принятия решений — и ужас ответственности толкнул их обратно во «внутренний карман» США, вызвав «трансатлантический ренессанс». Он длится и сейчас, не позволяя европейским элитам отказываться от предложений США.

Разумеется, зона свободной торговли крупнейших экономик мира — дело не молниеносное, но Евросоюз никуда не денется, и европейские товары станут лишними на европейском же рынке. Им придется взламывать соседние рынки — включая Украину, пусть и потерявшую в «незалежности» 15% населения (оно сократилось с 53 до 45 млн чел.).

Путин на Валдайском клубе отметил, что Евросоюз пытался навязать разрушительные требования открытости рынка, намного превосходящие даже кабальные требования ВТО, и России. Но наше руководство, столкнувшееся с торможением экономики, сменой инвестиционного роста спадом, оттоком капитала, ослаблением рубля и раздражением населения, отказалось от предложений, означавших уничтожение экономики.

Украинское же руководство пошло на это с воплем восторга — похоже, потому, что контролирующие его олигархи хотят потреблять и жить в Европе, а интеграция с Россией означает для них поражение в конкуренции с российским бизнесом. Таким образом, американская экспансия в Европу грозит нам крупнейшей геополитической катастрофой со времен распада СССР — размежеванием (сначала таможенным) с Украиной. Недаром именно харьковский поляк Бжезинский подчеркивал: даже самая слабая Россия с Украиной останется мировой державой, а самая сильная Россия без Украины будет не более чем региональным игроком.

Другим эхом американской экспансии стал сирийский кризис.

Госдолг США колоссален по объему, и его рост сталкивается со все новыми трудностями. Выкупать же его усилиями ФРС можно лишь ограниченное время.

Его традиционные покупатели сворачивают свою активность: средства Японии поглощает Фукусима, Европы — бюджетный кризис, а Китай тщетно требует гарантий от обесценения долларовых активов. Остается последний покупатель: глобальные спекулятивные капиталы. Чтобы загнать глобальных спекулянтов в госдолг США, надо создать ситуацию, в которой Штаты одни будут «тихой гаванью», а остальной мир будет дестабилизирован.

Именно эта политика диктовала США уничтожение Югославии. Новым этапом ее реализации стала «арабская весна», уже превратившаяся кое-где в лютую «исламскую зиму», и ее нынешний аккорд — международная агрессия против светских властей Сирии. Более эффективных хаотизаторов, чем исламские боевики, просто нет. И России с ее колоссальным исламистским подпольем, распределенным почти по всей стране и постоянно подпитываемым вопиющими злоупотреблениями властей, остается лишь молиться, чтобы США и вчерашние «террористы», их нынешние союзники, не отвлеклись от Сирии и не обратили свои взоры к более слабым и рыхлым государственным образованиям.

А теперь давайте заглянем чуть-чуть вперед.

Конечно, сколько веревочке ни виться, кончику — быть. Долги США нельзя выплатить, и их вот-вот станет нельзя даже обслуживать. И рано или поздно они окажутся перед необходимостью дефолта: отказа от существенной части своих обязательств. Это не будет означать финансового конца света: мир, нуждающийся в резервной валюте, простит США, как простил их в 1971 году (когда Никсон отменил обязательства по свободному обмену доллара на золото) даже Советский Союз.

Последствия будут зависеть от того, какие именно из своих обязательств аннулируют США.

В этой связи важно, что после 2,5 года после объявления о введении 100-долларовой купюры нового образца ее наконец начали печатать. Почему?

Потому что США — правовое государство, в котором неуплата налога является одним из тягчайших преступлений, а почти весь легальный денежный оборот безналичен.

100-долларовые же купюры исключительно часто используются для финансирования преступных операций: наркоторговли, незаконной торговли оружием, торговли людьми или как минимум для уклонения от налогообложения.

Если грянет час и американское государство начнет выбирать, кого же оно будет обманывать (а именно такова суть дефолта), в первую очередь оно выберет заведомых преступников: тех, кто использует 100-долларовые купюры старого образца за его пределами.

Это логично.

И тогда наш «символ крутизны и благосостояния» обратится даже не в резаную бумагу, а еще хуже — в свидетельство преступной (с точки зрения США) деятельности. Для такого «оздоровления структуры госдолга» даже не нужно объявлять дефолт: вполне достаточным станет «новый этап усиления борьбы с легализацией преступных доходов».

Это, скорее всего, произойдет не сейчас (благо резервы еще есть), а лишь через несколько лет. Но подумайте: кто посмеет выразить неудовольствие подобной инициативой?