Ковер удачи

Греко-римская борьба в отличие от вольной и женской уже называет в “Олимпийском” чемпионов

“А что нам нужно? Зал, ковер, который служит 10—15 лет, трико, “борцовки”, зато теперь посчитайте, сколько медалей приносим!” — так они обычно говорят. И не случайно.
Греко-римская борьба в отличие от вольной и женской уже называет в “Олимпийском” чемпионов
В схватке за бронзовую медаль Асланбек Хуштов демонстрирует свой фирменный прием — обратный пояс.

Медали борцовские считать любят все — потому как вносят они существенный вклад в российскую копилку (из Пекина, например, борцы привезли шесть золотых наград). Ну а видимость простоты “ухода” за этим видом спорта, его лаконичность просто уравновешивает тот накал страстей, что царит на ковре и около него во время схваток. Срывающиеся, навечно хриплые уже голоса тренеров, устрашающие синяки и рассеченные губы, брови и капающие кровью носы спортсменов, зверские взгляды и безвольно поникшие руки проигравших, хоровод тел вокруг победителя и великое братство народа с традиционно сломанными ушами.


Да, борьба просто обречена на успех. Потому что выяснение отношений происходит на ковре один на один, с голыми руками и без технически подкорректированных костюмов, как в некоторых видах спорта. Сила тела, техники и духа, кого же это не завораживает?


Пока в “Олимпийском” шли предварительные схватки первого дня, в смешанной зоне ажиотажа не наблюдалось. Я так и не запомнила, как его зовут, этого крохотного кубинца из весовой категории до 55 кг, без остановки отрабатывающего перед нами — на расстоянии вытянутой руки — фазы приемов. Кудрявый, лилипутный и явно одержимый. Говорят, он плакал потом, после проигрыша, в подтрибунном помещении. А тот разъяренный румын, который, негодуя на результат схватки, так въехал кулаком в перегородку, что классическим образом, как в фильмах-боевиках, вытаскивал свой кулак уже из дыры… Это страсти, которые придумать нельзя.


Наши ребята до определенного момента могли свои эмоции и не проявлять, все шло неплохо. Новые правила никого не щадили — все схватки борцы вынуждены проводить в один день, минимальный перерыв между встречами — 15 минут.


“Когда за два часа проводишь четыре схватки — устаешь. Я первые две схватки провел нормально, а вот третья и четвертая давались уже тяжело, — скажет в конце этого бесконечного дня олимпийский чемпион Назир Манкиев (категория до 55 кг). Кроме того, перед полуфиналом не успел восстановиться, меня снова вызвали на ковер очень быстро. Сил не хватило — это одна из причин моего не самого удачного выступления”. Не очень удачного — это бронзового.


С Назиром произошла и другая история, которую многие специалисты и он сам по горячим следам охарактеризовали как явную судейскую несправедливость. В полуфинале он проиграл корейцу Чою, причем в третьей, решающей части тому присудили балл за выход Манкиева с ковра. “Я не выходил за ковер, а разворачивался, чтобы как раз за него не выйти. И почему в такой же ситуации чуть раньше мне балл не дали, когда кореец отползал к краю ковра?”.


Так в первый же день чемпионата вроде бы был развеян миф о том, что дома и стены помогают и судьи более снисходительно смотрят на хозяев. Впрочем, уже к концу дня стала известна реакция самих судей: решение судьи полностью соответствует действующим правилам греко-римской борьбы.


Как бы там ни было, схватка за третье место с венгром Петером Модосом заставила весь зал переживать за Манкиева очень остро. Для российской публики это был своего рода знак: будет ли первая медаль у России? Венгр оказался не из самых удобных соперников, пьедестал, как всегда, дорогу лепестками роз не усыпал, все больше шипами. Значительно выше Назира, худющий, он вызывал у публики только один вопрос: как странно в нем распределились необходимые килограммы категории и чего он вообще с таким ростом в борьбу пришел? “Да, — подтвердит потом Манкиев, — его трудно вытаскивать из партера. Но права на проигрыш, да еще второй раз перед родными трибунами, у меня не было!”. Знак трибуны получили: медальный счет, пусть пока и не золотой, открыт.


Второе легкомысленное суждение — о том, что, коль скоро у нас в сегодняшней сборной по греко-римской борьбе пять олимпийских чемпионов разных лет, значит, можно и авторитетом задавить, — улетучилось во время полуфинального поединка олимпийского чемпиона Асланбека Хуштова (весовая категория до 96 кг) с иранцем Амиром Аликбари — 0:1, 0:1. “Я очень расстроен. Вначале неправильно провел атаку, позволив сопернику встать из партера. А в третьем периоде иранец вытолкал меня за ковер. Я его немного недооценил, поэтому и проиграл”. Он проиграл и не оставил тем самым сопернику по борьбе за “бронзу” — Давиду Салдадзе из Узбекистана — ни малейшего шанса на медаль. Второе поражение, как и Манкиев, Асланбек позволить себе в Москве не мог. Хотя вот ведь ирония судьбы: Хуштов говорит, что нервы его в Москве не подводили — сказывается опыт, да и соперников почти всех знал. За исключением двоих — иранца и Давида Салдадзе. И еще одна ирония: и третья попытка Хуштова выиграть чемпионат мира не увенчалась успехом. Хотя если вспомнить поговорку о троице, то вот теперь-то только все и начинается.


Вот так и получилось, что в первый день чемпионата тяжелый крест спасителя Отечества волею турнира взвалил на себя Амбако Вачадзе (до 66 кг). С Арменом Варданяном из Украины, чемпионом Европы, призером чемпионата мира и Олимпийских игр, до финала в Москве Амбако прежде ни разу не встречался. Быть или не быть нашему “золоту” в стартовый день домашнего чемпионата он решил к всеобщему удовольствию россиян.

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру