Мустафина уезжает в Германию

А тренеры сборной намерены ужесточить требования к гимнасткам

18.05.2014 в 14:07, просмотров: 5011

И вот – результат на табло чемпионата Европы: Россия – третья. Как и в квалификации, только там впереди были британки и румынки, а в финале командного многоборья – румынки опередили британок. От перемены в этих местах наша сумма не изменилась, а вот головной боли с вполне прогнозируемым вторжением Великобритании на пьедестал добавилось. Теперь тренерам сборной России по спортивной гимнастике предстоит решить, как будет обескровленная сборная работать в оставшиеся месяцы до осеннего чемпионата мира и на кого из спортсменок можно и нужно возлагать надежды.

Мустафина уезжает в Германию
фото: Наталия Губернаторова

Кстати, юниорки Великобритании Румынию уже обыграли. Правда, наши девчушки «золото» никому не отдали, как и доказавшая свое право на европейское лидерство в личном многоборье Ангелина Мельникова - тринадцатилетняя бесстрашная девочка Геля из Воронежской знаменитой школы Юрия Штукмана (Виктория Комова выросла именно там).

К появлению сильных британок специалисты были готовы. Но, несмотря на обновленный состав нашей команды (в очередной уже раз), все же хотелось верить, что можем пропустить вперед лишь традиционных соперниц. С Румынией у России давние споры за европейское первенство, и это соперничество воспринимаем как данность. Теперь придется осознать и пережить первое поражение от гимнасток Великобритании. Два срыва – на брусьях и бревне – отправили россиянок на третью ступеньку с абсолютно безрадостными на данный момент перспективами на командный чемпионат мира, который состоится осенью.

- Получается, что сейчас у нас надежда только на то, что вернутся травмированные и опытные – Комова, Афанасьева, Гришина, но ведь они могут и не вернуться, процесс восстановления не особенно подстраивается под старты. И кого мы повезем на мир, где конкуренция будет еще хлеще?- после окончания турнира старший тренер сборных России Валентина Родионенко отвечала на вопросы «по горячим следам».

- Мы не можем рассчитывать только на тех, кто был на Олимпиаде. Да, все время ищем состав – осенью выступал один, здесь уже другой. Чемпионат мира в Антверпене был вообще личный, мы могли ехать, могли не ехать. В этом году пройдет командный – поэтому и проверяем молодых. Хорошо, что они уже здесь почувствовали, какая там будет борьба, еще прибавляются Америка и Китай. Сейчас, кстати, и Германия будет подниматься – очень крепкие девочки.

После чемпионата мира мы вновь попали в ситуацию, когда все опытные оказались травмированы: одна Алия Мустафина в строю. Всем известна эта история. И мы ехали этим составом, заведомо зная, что будет сложно. Да, имели информацию о том, что у британок хорошая команда. Но, честно говоря, не ожидали, что за короткий период эти девочки настолько прибавят. Они прибавили в сложности – на двух снарядах особенно: прыжок и брусья, хотя не прибавили в классе исполнения. Безусловно, ошибка Родионовой на брусьях нас сразу откинула от желаемого. Это ведь был первый снаряд, и уже сразу надо было догонять.

- Считаете, что еще и этим объясняется ошибка Даши Спиридоновой на бревне?

- Нет стабильности. У Родионовой – второй крупный старт, а у Спиридоновой – вообще первый. Но это не оправдание, та же Маша Харенкова очень достойно выступила. Нам надо работать. Если успеют восстановиться опытные – хорошо. Но на сто процентов уверены, что Ксения Афанасьева не успеет. Большой вопрос по поводу Насти Гришиной, хотя у нее и не такая серьезная была травма. Да, есть надежда на Вику Комову – но это только два снаряда. Надо собирать всех, и тех, кого потеряли по каким-то причинам. Например, Татьяна Набиева - все есть у спортсменки, чтобы представляла сборную. На чемпионате России был с ней разговор: будет готовиться к миру. Продолжим работать с молодыми - с Машей Харенковой, это стабильна девочка, с хорошей нервной системой, и с Дашей Спиридоновой. У нас другого выхода нет. Сами себе поставили задачу: подтянуть новых спортсменок. К миру все должно быть нормально. Я вижу, конечно, серьезную конкуренцию на чемпионате со стороны британок. Это очень мощные спортсменки. Кого мы можем им противопоставить? Надо усложнить прыжки. Но где нам взять спортсменок с такими ногами, как мы здесь видели? И в то же время – я тренерам говорю, а румынки-то, тоже далеко не размера британок, прыгают!

- Прыжок уже который год доставляет, мягко говоря, проблемы, есть объяснение?

- Мы не можем никак подобрать девочек, здоровье которых позволило бы им работать с большой нагрузкой. Как только увеличиваются нагрузки, начинаются травмы, и мы только успеваем лечить: то в Германии, то здесь их оперируют или восстанавливают. Почему наши девочки не выдерживают нагрузки? Это проблема номер один. Ищем способы восстановления, медицину привлекли, но постоянно какие-то травмы. Это просто выбивает из колеи. Проблемы в физической слабости.

- Вы сами говорите, что те же румынки-то прыгают…

- Это еще зависит и от техники постановки акробатических упражнений. Кого мы только ни призывали - ну, не идет у нас прыжок. Начали усложнять акробатику – полетели голеностопы. Я уже предлагала – давайте обследоваться, почему не выдерживают ноги? Начинают болеть надкостницы, голеностопы. Болит – спортсменка не может ничего прыгать. Это не говорит о том, что не профессиональная работа проделана, но все отмечают слабость суставов спортсменок. Нельзя не видеть, что все прибавили в упражнениях на бревне, а вот, как только доходит дело до акробатики… Мы ожидали, что в Софии будет провал в вольных. Перед отъездом на модельных тренировках сделали только по одному подходу на вольных упражнениях. Это ведь беда, это – считай, ничего. А большее количество подходов они бы не выдержали.

- Вы не допускаете, что иногда гимнастки преувеличивают степень болезненности?

- Допускаю, сегодня как раз об этом говорили. Я вижу, что одна спортсменка уже явно начала спекулировать на этом. У нее ничего врачи не находят, но бесконечные рыдания, слезы, «я не могу»! Уже сказали старшему тренеру женской сборной: все, пусть сидит дома. Ничего, возьмем послабее, но ту, которая не плачет, которая хочет работать. Нет замены, и кто-то начинает этим пользоваться.

- Верить или не верить жалобам – очень тонкий момент. Можно и загубить.

- О чем и речь, поэтому мы и перестраховываемся. Не случайно мы сейчас Алию отправляем в Германию к специалисту по голеностопам. Мустафина большое дело сделала здесь. Но надо обязательно понять, что происходит с ее ногой. Отправляли в клинику в Москве – никаких серьезных заключений нет. Что – не верить Алии? А вообще - у нас уже как госпиталь в сборной. Не понимаю и задаю один вопрос: почему наши спортсменки такие слабые?

- Это относится и к юниоркам, на которых мы рассчитываем в свете Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро?

- В какой-то степени. Но сейчас с юниорками мы пошли немного по иному пути: дать хорошую базу, а потом уже сложность. Потому что когда неграмотно поставлена база и на нее наслаивается сложность, начинаются микротравмы, а потом – пошло-поехало. У тех девочек, которые выступали в Софии, нет еще нужной сложности, но есть база, на которую все можно наращивать. Мы видели здесь: иностранные сборные тоже отталкиваются от базы. Она заложена, и здоровые девочки дальше идут на трудность обоснованно, а не просто оголтело бросаются. Но это очень большая проблема - заставить тренеров на местах грамотно работать на базовой подготовке, научить правильно азбуке. Они стремятся быстренько-быстренько пропустить первый разряд и идти на мастеров спорта. Какой он будет мастер – на местах не волнует, лишь бы выполнить норматив. От этого страдает только высшая гимнастика.

Европейская гимнастика очень поднялась. Но если другие страны растут прямо на глазах, значит, они нашли грамотный путь? Добивается результата грамотный. Вы видели Ангелину Мельникову – вот эта девочка в прекрасных тренерских руках: у Сергея Денисевича. Он ее бережет – и нагружает и бережет. Дает то, что нужно на этом этапе взросления. И она ни на что не жалуется. Мы тренерам приводим его работу в пример. А в ответ слышим: а может, у нее организм такой! И это – анализ?

- Все начинается на местах, это понятно, и это не решается мгновенно, но если оценивать работу спортсменок на чемпионате Европы, вы ожидали, например, что сорвет программу Родионова? Она ведь выступала только на брусьях, да и стресс большого старта уже прошла – на чемпионате мира?

- Аня стала работать после чемпионата мира больше. Но программы-то у нее не было, нагрузки увеличили - и началось. На каждом этапе нужно время, чтобы гимнастка окрепла, а времени этого нет. Но меня все равно возмущает, что, приехав на один снаряд, она его завалила. У нее комбинация на 15 баллов – и где она? К девочкам вообще вопросов много. Есть беда – мы их слишком опекаем, надо быть жестче.

- Как вы себе это представляете?

- Повысить требования: идешь и делаешь. Не можешь? Если врачи не ставят диагноз – идешь и делаешь. Не хочешь – до свидания.

- И эти требования сразу после чемпионата Европы заработают?

- Да. Просится, например, на сбор Гришина: можно я буду восстанавливаться на сборе? – «Нет, будешь это делать в Москве, а приедешь на сборы, когда сможешь выполнять нагрузки». Никто не говорит, что звенеть должна, но чтобы по любому поводу не звучало: ой, я сегодня не могу. Другая на нее смотрит – ой, я тоже не могу…

- Думаете, уже включилась цепная реакция?

- Да, они смотрят друг на друга. У одной не болит, а другая жалуется - и тут же у первой заболело. Вот вы спрашивали, где Маша Пасека? А мы ее не привезли сюда не случайно. Толкучая, прыгучая, но ленится. Да, это и воспитательная мера. И сейчас на сбор не вызовем, пусть подумает.

- А если она подумает и вообще уйдет?

- Мы ее и так теряем, и так. Что уговаривать-то? Одумается - будет работать. Я на сто процентов уверена, что надо взять более жесткий тон. И начинать надо с тренеров. Мы знаем, кому надо предъявлять очень серьезные претензии. К миру мы будем готовиться по-другому. Пусть упираются все. Когда заявлять о себе, как не сейчас?