Лыжник Алексей Петухов: Меня колбасило. А я не понимал, почему...

«Нам, спринтерам, тяжелее — шанс выиграть олимпийское «золото» выпадает намного реже»

16.04.2015 в 19:02, просмотров: 5012

С Петуховым вечно так, насколько я уже понял. Ты ему слово — он тебе десять. Договариваешься пообщаться пять минут — общаешься полчаса.

Лыжник Алексей Петухов: Меня колбасило. А я не понимал, почему...
фото: Алексей Лебедев

 

И всё – с улыбкой, хотя вроде только-только просил побыстрее: собрался уже с женой, уложившей старшего сына Ивана спать, в кино в кои-то веки!

Очень сильно буду болеть за Лёшу в командном спринте у лыжников свободным стилем в Пьончанге-2018 – должно же ему наконец-то олимпийским золотом за все труды и вообще за всё хорошее воздасться, как в Сочи Александру Легкову. А не получится там – дождёмся спринта индивидуального в 2022-м…

Пообщались же мы с чемпионом мира-2011 и бронзовым призёром Ванкувера-2010 уже под занавес зимнего сезона – в Дёмино, что неподалёку от Ярославля, после 50-километрового марафона.

В котором у спринтера Петухова по идее не было ни малейших шансов. И он, конечно, слегка удивлялся тому, как долго сумел дышать в спину суперстайерам калибра Дементьева и Турышева…

- Честно: ехал сюда просто получить удовольствие? Тренировку в соревновательном режиме провести?

- Ехал в первую очередь, чтобы семьёй отдохнуть. Потому что редко вижу. С Александром Анатольевичем (Игнатьевым, организатором Дёминского марафона – «МК») поговорил, чтобы предоставили домик. Где в Москве так отдохнёшь? А тут ещё есть возможность продлить сезон, покататься, потренироваться… И опять-таки – поучаствовать в марафоне, посмотреть на свои силы. В общем – одно к одному: трасса хорошая, погода хорошая, семья отдыхает, я доволен, прекрасные условия, снег сохранили, в Москве уже нигде нет снега… Видел же, я даже попытался бороться – самочувствие в целом было неплохое. Если бы подготовился получше именно к более длинной дистанции – ещё посражался бы. Но спринт у нас закончился незадолго до того – у меня и времени, и возможностей не было подготовиться к марафону.

- Когда вообще «полтинник» последний раз бегал?

- Здесь, наверное… А, нет, в Мурманске в том году. А здесь года 3-4 назад бежал. 4-м стал, неплохой ход тоже был. Тогда конкуренция меньше была, а сейчас соперники посильнее. Дементьев, Турышев, Ширяев – они же в марафонской команде, они специально именно к этому готовятся. Но тут ожидал от них большей прыти. Я уже кинул вроде, еду-еду, думаю – как бы меня сзади не догнали. Смотрю: а вот они! И приблизился даже до 5-7 секунд как-то. Они увидели меня – как понеслись! Буквально перед последним кругом. Я думал – как сейчас начнут «поливать», по-нашему если сказать… В принципе – проигрыш у меня не такой уж большой получился.

- Это значит – после чемпионата мира осталась форма? Как объяснить?

- Я считаю, нет, форма не осталась. Потому что мало тренируюсь. Не знаю, как так получилось. Может, они просто силы сэкономили.

- А может, лыжи хорошо катили?

- Лыжи неплохо катили, но не скажу, что лучше чем у ребят. Показательно: садился на спуск – и меня со спины обкатывали. После первой «пятнашки» сел первый – а сюда выехал уже пятый или шестой. Намудрили мы со смазкой, признаю. Вот Дима Пирогов, сервисмен, который готовит мне лыжи на Кубках мира, в Рыбинске живёт, он же приготовил один вариант. А тут перед стартом ребята, что снимали этот порошок (то есть слой, который лежал два дня насыщался), говорят: «Есть ещё вариант, давай!» Эти игры со смазкой… Обычно мне если предлагают эксперименты – я отказываюсь. А тут это было прямо перед стартом – в таком растерянном состоянии был. И я отдал лыжи, положили новый вариант. Так не делают, смазка должна полежать. Если её кладёшь и быстро снимаешь – быстро набирает грязь. Надо было оставить тот вариант, что был. Думаю, было бы лучше. За счёт лыж можно было не отпустить ребят и в принципе побороться.

- Главное, что я понял из этого взволнованного монолога: и даже ты, с твоим большим опытом…

- Так и говорю – обычно-то отвечаю: «Идите на фиг». Столько было ситуаций, когда за минуту: «Давай мы тебе слоёчек мази, для держания!» Я: «Нет, не надо!» Потому что столько раз обжигался! Слоёчек этот положат перед стартом – ты не знаешь, как он себя поведёт. Или какую-то эмульсию, соль на лыжи предлагают – может быть ещё хуже. То есть надо как: вот есть стабильный вариант, сделали – надо бежать. Просто тут я прочему растерялся, думаю? На разминке снег был холодный, лыжи похуже ехали, чем даже у детей. Но потом-то «отпустило». Возможно, на втором круге лыжи работали бы лучше. Оставалось бы только удержаться за лидерами до финиша. А может, и не поехали бы лыжи. Кто знает… Но из опыта – так лучше не делать. И всё же здесь можно было экспериментировать.

- Ты сказал – с семьёй приехал. Большая семья-то?

- Бабушку взяли. Она с маленьким Андрюшей, ему 8 месяцев. Есть ещё старший сын Иван. Ему 5 лет. Уже с ним занимаюсь больше. Но хочется время и с женой провести: бабушке оставить двух детей, а с супругой в кино съездить. Вот сейчас я Андрюшу уложил, вышел у ресторанчика, вид на Волгу, отдыхаю, кайф такой! А жена старшего уложила. Сейчас, если сама не заснула, в кино поедем. Предложу. Хотя вроде и «полтинник» пробежал. Раньше такой после финиша измождённый был бы. Да, покушать, конечно, надо. К вечеру начнёт приходить усталость, нужно пополнить углеводы, белка поесть. То есть будет усталость, но не сильная, потому что трасса хорошая была.

- Какое меню у тебя?

- Что перед марафоном, что на спринте – одно едим, разницы нет. Единственное – вчера не шоколадки ел, как перед спринтом, а выпил побольше углеводов. Есть такие напитки специальные, чистый углевод! Они не самые вкусные. Ну как берёзовый сок. Выпиваешь – и тебе поступает всё нужное. Ты же не пополнишь это едой – 3-5 тысяч калорий. Объешься! Это три кастрюли макарон надо съесть… А выпил литр напитка – нормально, пополнил баланс.

- Про чемпионат мира в Фалуне спрошу: серебро ваше с Крюковым в командном спринте – достижение или неудача, как сейчас расцениваешь?

- Трезво оценивая, не на эмоциях – удовлетворение есть: когда завоёвываешь медаль, ты уже не в пустую выступил. Стране пользу принёс, хотя страна, конечно, всегда хочет золота. Серебро или бронзу она может и не заметить.

- В Ванкувере бронзу вашу ещё как заметили!

- Ну это Олимпийские игры! И это такая бронза была, которая золота стоит. Но не будем уж про это вспоминать… Я про чемпионат мира. Медаль есть – главное. Можно было пробовать не упустить соперников (норвежцев Крога и Нуртуга), но все видели, насколько они сильны. И ещё такой момент. Потом уже проанализировали, биохимию мою посмотрели – так у меня стал западать гемоглобин. Странно, никогда такого не было. И мы общались с Андреем Крючковым, это человек, который биатлониста Антона Шипулина тренирует. Он и нам много помогает. Помогал и на прошлом чемпионате мира в Валь-ди-Фиемме, когда мы с Никитой Крюковым выиграли золото. Очень грамотный специалист, аналитик, всегда поддерживает меня. В том числе и психологически: вместе перед стартом гуляли – он голову мою разгружал… Так вот, он сказал, что когда эти показатели западают – это значит, что иммунная система напрягается. Видимо, где-то хватанул инфекцию. Я перед «классикой»-то чувствовал себя не то что неважно. Меня колбасило, а я не понимал, почему. Я думал: может, мандраж. Схожее такое состояние. И когда я вышел на разминку перед индивидуальным спринтом – это всё прошло. И я бежал для себя «классикой» – очень неплохо. На втором подъёме был ледок, меня догнали. «Лаки лузером» держался, но в последнем забеге побили по времени. Пришел после этого выпил аскорбинку. И два дня чувствовал себя неплохо. Боролся со всеми, если не считать Крога. Но вот прыти не было, тяжеловато. А потом я получаю две биохимии – перед классическим спринтом и перед командным, свободным стилем. Совокупности, графики… И понимаю. Ни один человек не сможет так бежать. При этом я не заболел. Просто организм борется, силы тратит. Могло у нас получиться так вообще 4-е место. Но Никита большой молодец, вылез. И на тот момент это был максимум.

Может, по-другому надо было где-то готовиться? Может. Но я не знаю – где. Просто когда пик формы – организм легко может хватануть какой-то вирус. Никто не застрахован. Тот же Сунбю – как он в начале сезона выступал!.. Конечно, и так и эдак было бы тяжело: и мне с Крогом, и Никите с Нуртугом бороться, тот сильный финишёр. Многие же нюансов не знают, но судят. Я внутренне доволен. И много людей поздравило. Я с усмешкой говорю всем – да ладно! А сам-то внутри знаю цену этой медали. Как мы к ней шли. У Никиты сезон вообще не получался. У меня было вроде всё неплохо, но вот такие ошибки допускал. И непонятно где… То есть я рад в итоге.

- А если вспоминать – что в Сочи в 2014-м не получилось? Извини, что старую рану разбередил…

- Там трасса очень мягкая была. Надо было это предвидеть, конечно, готовиться по мягкой. Эх, такой шанс! Дома… Теперь в Пьончанге будет личный спринт «классикой». Как сейчас в Фалуне. То есть надо ждать 8 лет, пока моя дисциплина вернётся на Олимпийские игры именно в индивидуальной гонке…

У нас, спринтеров, хуже, чем у дистанционщиков-то. У них шансов больше – не сегодня, так завтра. Не «пятнашка», так «тридцатка». Не «тридцатка», так пятьдесят. Не пятьдесят – так эстафета. А в спринте надо ждать 8 лет!

…Нам только и остаётся надеяться, что дождётся.

 

Дёмино—Москва.