Российские легкоатлеты не хотят отвечать за попавшихся на применении запрещенных препаратов коллег

Как догнать ВАДА?

Случившаяся допинговая история, не знающая себе равных, — не про чье-то желание «закопать» нас и всякие происки всяких ненавистников России. Это все — про нас. И нашу веру в то, что все как-нибудь «рассосется». Мы прошляпили целый год, думаю, что время всех и все расставит по своим местам. Причем сделает это самостоятельно. А время теперь может лишить Россию права на Олимпийские игры.

Как догнать ВАДА?

Упредить удар, возможно, мы бы и не смогли. Но почему в течение одиннадцати месяцев не смогли подготовить контрвыпады? Россия умеет вести контрпропаганду — в политике это уже не вызывает сомнений даже у оппонентов. А в спорте? Почему, например, укушенные фильмом ARD, мы не подготовили свой фильм? Не нашлось за границей нарушителей, которых можно было втихаря записать на мобильный телефон, или их никто не искал? Грязные методы — не наш конек? Согласна. Но это всего лишь значит, что надо было придумать другие.

Прошедшая в Москва пресс-конференция спортсменов, которые являются поводом для гордости всего российского и мирового спорта, его сливками, элитой, бриллиантами — подбирайте любое слово, — оставила впечатление весьма тягостное. Для Елены Исинбаевой Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро будут пятыми, для Анны Чичеровой — четвертыми, для Сергея Шубенкова — вторыми. У каждого за плечами свой путь. Претензий от ВАДА не было никогда. И что?

«Почему я, почему такие, как я, чистые и честные спортсмены, должны страдать за ошибки более безответственных спортсменов, несмотря на то что это наши коллеги по сборной, которые позволили себе употреблять допинг и выигрывать? Почему мы должны отвечать за их черные дела?» Нужно разбираться точечно, призывает Исинбаева. «Кто принял допинг, кто был дисквалифицирован — пожалуйста, отвечайте за свои поступки!»

Это самое тяжелое — что-то доказывать в такой ситуации. «Мы не оправдываемся», — подчеркнули спортсмены. Им действительно не в чем оправдываться. Звездам мирового спорта не в чем винить себя, но их обвинят другие. Растиражированные слова, как известно, кусают больнее доказательств.

Снежный ком для королевского летнего вида нарастает стремительно. Скандал приобретает вселенский размах, и даже если вторая часть доклада независимой комиссии ВАДА будет посвящена деятельности всей ИААФ, нашу федерацию уже к тому времени «попользуют» все кому не лень.

Вот глава Всемирной ассоциации тренеров по плаванию Джон Леонард (казалось бы, разбирайся в своем водном мире, там ведь допинг всплывает регулярно) призывает бойкотировать Олимпиаду в Рио-де-Жанейро, если в соревнованиях примут участие российские легкоатлеты.

«Россия не может изменить свою антидопинговую систему без изменений в Правительство РФ. Так как этого не случится, Россия (хотя бы легкоатлеты) должна быть отстранена от участия в Олимпиаде. Если ИААФ даст задний ход и не сделает этого, сказав «все забыто, вы исправили все проблемы», все спортсмены в олимпийских видах спорта во всем мире должны бойкотировать Олимпиаду в Рио».

Думаете, этот дяденька останется теперь в гордом одиночестве?

ВАДА создало независимую комиссию в декабре 2014 года, сразу после выхода документального фильма о допинге в России. Главными разоблачителями выступили супруги Степановы — бывшая бегунья сборной России Юлия (когда-то сама пойманная на допинге) и Виталий, бывший сотрудник РУСАДА. Они-то и делали видеосъемки скрытой камерой. В составе комиссии три человека: немец Гюнтер Янгер (бывший сотрудник Интерпол), канадцы Ричард Макларен (юрист, специализирующийся на громких допинговых делах) и председатель Ричард Паунд (первый президент ВАДА).

У нас, конечно, нет в стране первого президента ВАДА. Но созвать свою комиссию из титульных личностей за это время можно было?

Мы бросились сейчас вдогонку за упущенным временем. Директор московской лаборатории Григорий Родченков обзывает членов комиссии дураками (не знаю, правда, на мобильный телефон его в этот момент записывали или на честный диктофон), а на следующий день подает в отставку. На срочном заседании президиума ВФЛА назначена дата внеочередной отчетно-выборной конференции — 16 января. 30 дней дано регионам на выдвижение кандидатов на любые выборные должности в федерации. По уставу никаких самовыдвиженцев на выборах не может быть. Президент ВФЛА будет избран большинством голосов. Бывший президент ВФЛА Валентин Балахничев, ушедший в отставку зимой, исключен из Совета при Президенте России по развитию физической культуры и спорта. Олимпийский комитет России разработал «дорожную карту» по рекомендациям ВАДА. ВФЛА создала комиссию по расследованию допинговых случаев в российской легкой атлетике, которая будет сотрудничать с ИААФ и ВАДА.

Идем в верном направлении и сделаем наконец-то много. Весь мрак ситуации в том, что нам на все теперь могут сказать: маловато будет!

А что делать им, звездам мирового спорта?

Самым горячим моментом московской пресс-конференции, наверное, стал вопрос о том, смотрела ли Елена Исинбаева фильм немецкого телеканала: «В нем есть кадры, как кто-то там бежит, вы прыгаете, и звучит примерно следующий текст: вот витрина российского спорта. За такой намек ведь можно и в суд подать?»

Исинбаева, как и коллеги по сборной, до этого предельно четко формулировавшая ответы по вопросам на столь щекотливую тему, позволила себе «зажечь».

«Если вдруг когда-нибудь кто-то обвинит меня в подобном, я дойду до любого суда, сдам любые анализы и сдеру столько денег с обвинителей, что они будут всю жизнь на меня работать! Мы слишком многим жертвуем ради спорта. Я прочитала в газете, господин Паунд сказал: ему жаль, что Исинбаева стала жертвой этой «допинговой системы». Хочу ему ответить, что я не жертва, потому что я вне системы допинга. Все, что мы делали за свою жизнь, — честно тренировались, трудились, жертвовали своим свободным временем. Мы отказываем себе во многих радостях, мы не можем рожать детей тогда, когда хотим, можем себе что-то позволить только после того, как завоевали золотые медали для своей страны. Много лишений в жизни спортсмена. И зачем же нам себя обманывать? Те спортсмены, которые в этой системе, пусть и отвечают. Хотелось бы, чтобы члены Совета ИААФ об этом помнили.

А в чем виноват мой тренер? Евгений Васильевич (Трофимов) — очень эмоциональный человек. Все знают: ему 70 лет, зимой он перенес инсульт и очень переживает из-за всей этой ситуации. Все, чем он живет, это я и мое выступление на Олимпийских играх в Рио. Человек 24 часа в сутки живет Еленой Исинбаевой. Забирать мечту у моего тренера крайне несправедливо. И теперь получается, Совет ИААФ не только меня лишает этой мечты, но и его тоже? Разве это правильно? Разве это справедливо?»

Анна Чичерова, признавшись, что до сих пор не может осознать происходящее — неужели это со мной, а не в каком-то кино? — тоже подчеркнула, что путь спортсмена к пьедесталу таит много моментов, которые остаются за кадром.

«Не так сладко живется спортсменам, как это представляется. Не каждый хотел бы, например, в свой дом ждать в любой день чужого человека, который приехал с проверкой, и справлять при нем нужду. Это такой момент… Но мы все прекрасно понимаем и идем на эти правила, которые выдвигает ВАДА. Но за что мы тогда можем получить такой аргумент — извините, вам не повезло, вы просто стали заложниками обстоятельств?

Мы все взрослые люди, каждый прекрасно знает, что он делает и что ему за это будет. Наверное, естественно, что среди большого количества людей всегда найдутся такие, кто захочет пойти против правил. Если человек пошел на нарушение, он сделал это сознательно и должен за это ответить. Это относится и к тем людям, которые обратились в ВАДА, но почему-то только после того, как совершили нарушения сами». (Последние слова прозвучали в ответ на вопрос о роли в скандале Юлии Степановой.)

А вот у Сергея Шубенкова есть своя история отлучения, причем семейная.

«В истории моей семьи уже была очень сложная политическая ситуация. В 1984 году из-за бойкота на Олимпийских играх в Лос-Анджелесе не смогла выступить моя мама, на тот момент — одна из сильнейших семиборок мира. После этого на ее спортивных амбициях можно было ставить крест. Да, была еще Олимпиада-1988, но это было уже совершенно не то. Сейчас я стал чемпионом мира, и это, можно сказать, пик моей карьеры. И я-то думал, что мир уже другой, а подобное не может повториться. Но опять получается: тренируясь и соревнуясь честно, мы получили вот такое решение чиновников. «Ты не можешь выступать, потому что твои коллеги по сборной так себя плохо ведут».

Меня просто, что называется, «бомбит», я очень зол и, в принципе, задаю только один вопрос: а что я такого сделал или должен был сделать, чтобы не состоялось это решение? Кстати, уже есть пресс-релиз комиссии атлетов ИААФ, в котором Фрэнки Фредерикс призывает — послание четкое и ясное: чистым атлетам в грязной системе — вы должны сообщать обо всех употреблениях допинга, о которых слышали или знаете. Ситуация как в детском садике, вы меня уж извините: если ты не признаешься, что накакал мимо горшка, мы накажем всех. И эта ситуация крайне ненормальная.

Стараюсь оставаться оптимистом, за нас идет борьба. Лично я готов сдать допинг-пробу хоть в прямом эфире, в любое время и где угодно. А мировая легкая атлетика без России просто невозможна».

■ ■ ■

Конечно, в сложившейся ситуации российские спортсмены, включая звезд, будут выступать, где только можно — соревновательный опыт никто не отменял. И на популярность легкой атлетики у нас в стране это может даже повлиять в положительном смысле. Все, увы, происходит, как и в обычной жизни. Введены санкции — развиваем свое. Или хотя бы пытаемся развивать, раньше-то зачем оно нам, такое хлопотное?

Каким видится вам идеальное разрешение ситуации, спросил ведущий всех спортсменов. Ответила Елена Исинбаева: «Исход может быть один — виновные наказаны, невиновные продолжают тренироваться и выступать».

И напоследок — крик души Шубенкова: «Эмоции по поводу предложения «давайте будем всех закладывать» все никак не отпускают. А зачем, если я и так всех быстрее?»

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26966 от 18 ноября 2015

Заголовок в газете: Как догнать ВАДА?