Виктору Корчному – 85!

Cнимите шляпу, господа!

16.04.2016 в 09:50, просмотров: 4718

В конце марта, когда в Москве завершался турнир претендентов, исполнилось 85 лет великому шахматисту Виктору Корчному, человеку, который в одиночку мужественно противостоял всей советской системе. О «шахматном злодее» Корчном, о его борьбе с Карповым написано немало, вот несколько наблюдений автора.

Виктору Корчному – 85!
В. Корчной в «МК»

Мое первое общение с Корчным состоялось в апреле 1995-го на Гран-при по быстрым шахматам в Государственном Кремлевском дворце. Это был его первый приезд в Москву спустя двадцать лет. Корчной выбыл из турнира днем раньше и теперь в качестве зрителя сидел в середине партера, рядом с ним расположилась его супруга Петра Лееверик. Разумеется, мысль об интервью с двукратным вице-чемпионом мира (или трехкратным, если считать тот матч, который в конце концов сделал победителя чемпионом мира без игры) возникла само собой, и я немедленно ринулся к Корчному.

- Я подумаю относительно интервью, - сказал он, когда я представился. – подождите окончания тура. - Через час я снова подошел к швейцарской паре. Зал уже опустел, Корчной с женой остались одни. Было понятно, что гроссмейстер смягчился и не против ответить на мои вопросы.

- Виктор Львович, а почему на мою просьбу об интервью вы сначала сказали, что подумаете?

- Ну, я задумался над тем, кто вы? Если вы работаете с Карповым, значит, вы человек беспринципный. А может быть, вам вообще все равно, с кем работать. Ну и так далее. Хорошо, давайте попробуем, побеседуем. Посмотрим, что из этого получится. Но учтите, что я вступаю с вами в разговор именно с этих позиций…

В конце нашего долгого диалога я спросил:

- Виктор Львович, спасибо и разрешите задать вам последний вопрос. В самом начале беседы вы сказали, что если человек работает с Карповым, то он беспринципен. Следует ли из этого, что люди, работающие с Каспаровым, - обладают высокими принципами?

- Там есть всякие и разные. Одни приходят, другие уходят. Третьи рады бы остаться, да их «ушли». Нет, это сложный вопрос. Считайте, что вы мне его не задавали.

…После этого долгого разговора с Корчным их последовало еще немало.

А в городе на Неве вскоре состоялся уникальный турнир двенадцати гроссмейстеров: половина из них ленинградцы, в разные годы и по разным причинам покинувшие Питер, в том числе претенденты на корону Виктор Корчной, Валерий Салов и Леонид Юдасин, а половина санкт-петербуржцы, молодые знаменитости, в том числе двукратный (тогда!) чемпион России Петр Свидлер и будущий чемпион мира ФИДЕ Александр Халифман.

Первые три места разделили Корчной, Салов и Халифман. Гость турнира, тоже бывший ленинградец, десятый чемпион мира Борис Спасский присудил приз за самую красивую партию старейшему участнику Корчному за эффектную победу над самым юным участником Свидлером. Остановив часы, Петр обратился к Корчному со следующими словами, весьма нетипичными для нашего времени: «Жаль, что я не ношу шляпу, я бы сейчас снял ее перед вами!».

В 2004 году я пригласил Корчного на чемпионат мира по шахматным поддавкам, по версии «МК» который в течение 15 лет проводился в казино «Космос» 1 апреля. Попутно познакомил Виктора Львовича с управляющим казино Вадимом Береславским. Он был горячим поклонником Корчного и при знакомстве с ним на радостях объявил, что готов принимать его за счет заведения в любое время. И надо сказать, прилетая в Москву, Корчной не раз останавливался в «Космосе».

А однажды меня посетила интересная мысль - организовать матч между Виктором Корчным и читателями «МК». И он согласился, не ставя никаких особых условий. Это был первый случай в истории, когда такую партию играет знаменитый шахматист. Вернее, примеры бывали и раньше, но гроссмейстер всегда фигурировал лишь для «публики», в действительности его заменял какой-нибудь мастер или даже кандидат в мастера. Но попробуйте предложить Корчному сделать за него хоть один ход!

Долгое время партия была равной, но в конце концов вице-чемпион мира взял верх, а затем прилетел в Москву и в редакции дал сеанс одновременной игры, уже очно, самым активным участникам заочной битвы. Держать несколько месяцев партию под контролем совсем непросто, но хлопоты полностью компенсировались тем, что я имел уникальную возможность в течение всего срока чуть ли не ежедневно общаться с легендарным шахматистом по телефону. Жаль, что физическое состояние Корчного ныне ухудшилось и повторить проведенный эксперимент уже вряд ли удастся. Ну, а нам осталось пожелать Виктору Львовичу не думать о своих годах, поправить здоровье, не терять природное чувство юмора и держаться изо всех сил!

Три веселых истории

Виктор Корчной заметно выделяется среди всех претендентов на корону, по своей популярности он почти не уступает чемпионам. В 1978 году в Багио в матче с Карповым он был близок к вершине, но, увы, не сложилось. С экс-«злодеем», человеком остроумным, ироничным, а иногда саркастичным, связано много смешных и весёлых ситуаций, историй и баек. Приведу три из них.

Советская оперативность

Ровно сорок лет назад, в 1976-м, отправившись на турнир в Голландию, Корчной стал невозвращенцем, а вскоре перебрался в Швейцарию, где впоследствии получил вид на жительство. Спустя некоторое время в его квартире в городе Волен поставили телефон. Не успел он включить его в сеть, как тут же раздался первый звонок. Звонили из советского посольства, чтобы сообщить гроссмейстеру, неоднократному чемпиону СССР, что он лишён советского гражданства. Загадочный звонок! До сих пор Корчной не может понять, откуда «наши» узнали его номер, ведь телефон ещё не успели зарегистрировать, его не было ни в одном справочнике.

Счастливый сеанс

Когда Корчной остался в Голландии, ему как-то предложили провести сеанс одновременной игры. Среди его участников была одна привлекательная дама Петра Лееверик, у которой на столе лежал томик Толстого «Воскресение». Сеансер сделал вывод, что его партнёрша владеет русским, и обменялся с нею несколькими фразами на родном языке. Потом они не раз встречались в сеансах, и в один прекрасный день Корчной обнаружил, что все его противники уже сдались, осталась одна Петра. Тогда он предложил ей завершить партию дома. И вскоре дом стал для них общим...

Не знаю другого случая, когда бы будущие супруги познакомились в сеансе одновременной игры, а свёл их Лев Николаевич Толстой.

Одноногий диссидент

Из многих гроссмейстеров, покинувших в разное время СССР, самые яркие фигуры – Спасский и Корчной. Однако их взаимоотношения складывались за границей непросто. Спасский был ярым антисоветчиком, открыто высказывался против системы, но эмигрировал легальным путем, женившись на французской гражданке. Ещё несколько лет после отъезда он защищал цвета СССР. Вот почему Корчной язвительно называл его «одноногим диссидентом».

Корчной, наоборот, реже говорил о политике, а невозвращенцем стал скорее по профессиональным мотивам - не хотел больше, чтобы его участие в турнирах зависело от настроения партийных работников и спортивных чинуш. Спасский тоже язвительно отзывался о своём коллеге: «Партийная организация советских шахматистов понесла тяжёлую утрату: её ряды покинул член КПСС с одна тысяча девятьсот такого-то года Виктор Львович Корчной...» А позднее шутил так: «Какой парадокс – когда Корчной жил в СССР, он был коммунистом и русским. Когда оказался на Западе, стал антикоммунистом и евреем».

Впрочем, когда от советских гроссмейстеров требовали подписать письмо против «изменника Родины» Корчного, одним из четверых, отказавшихся это сделать, был Спасский.