Как нам навести порядок в коньках и шорт-треке

Владимир Комаров: "К сожалению, мы не вырастили своих тренеров"

24.05.2018 в 17:08, просмотров: 1286

В ближайшую пятницу, 25 мая, выборы президента состоятся в Союзе конькобежцев России (СКР) – спортивной федерации, с одной стороны, успешной, но с другой стороны, оказавшейся на сложном перепутье, верной тропой из которого пытаются вывести отечественные коньки и шорт-трек аж семь кандидатов на пост №1.

Как нам навести порядок в коньках и шорт-треке
Фото: russkating.ru.

Слово самому опытному из них, многолетнему президенту СКР (с 1993 по 2010 гг.) Владимиру Комарову.

- Владимир Дмитревич, вы руководили российскими коньками в самое сложное для вида спорта время и, что называется, хлебнули лиха полной мерой. Сейчас для всего российского спорта (и для коньков в частности) наступают далеко не легкие времена – и вы приняли решение вернуться на пост №1. Вы чувствуете в себе талант кризисного менеджера?

- Я чувствую в себе любовь к виду спорта, которому я посвятил всю свою жизнь – и это главное. А то, что мне выпало руководить коньками в самое непростое время – что ж тут? Меня выбрали, мне доверили, я сам на это пошел.

Условия, что уж там говорить, были очень сложными. Сперва переход на новые модели коньков отбросил нас назад (в середине 90-х мы попросту не поспевали за мировыми новшествами), потом тотальный переход на дорожки с искусственным льдом – в России не было ни одной. Ликвидировать техническое отставание было крайне сложно – стоял вопрос просто о выживании российских коньков. Многие помнят – отбор на Олимпийские игры 1998 и 2002 гг. (его еще называли чемпионатом России, хотя фактически он таковым не являлся) приходилось проводить на берлинском льду. И тем не менее даже в таких условиях наши конькобежцы цеплялись за награды и побеждали.

Разумеется, как и во всякое трудное время нашу спортивную семью время от времени сотрясали склоки и скандалы – от них не уйдешь, когда всего на всех не хватает. Но мы не опускали руки – работал Союз конькобежцев, работала тренерская группа, как могли помогали регионам, пробивали строительство первых современных катков: в Крылатском, в Челябинске, в Коломне… И все они в итоге были построены.

- И тем не менее в 2010 году вы оставили свой пост. В чем причина?

- Во-первых, власть должна сменяться хотя бы для того, чтобы те, кто ее выбирает, могли сравнивать. Я и сам устал к тому времени от бесконечной борьбы с реальными и мнимыми проблемами, доказывать что-то без конца оппонентам, убеждать. Алексей Кравцов был из новой волны успешных бизнесменов, которые стали активно приходит в спорт – у него были возможности и желание помочь нашему виду, принести в команду новые мысли, реализовать и профинансировать какие-то проекты, до которых у нас просто не доходили руки или не позволяли средства.

К тому же он обладал связями с властью – ему доверяли крупные руководители на местах и в верхних эшелонах власти. В этом смысле я сам и практически добровольно уступил ему место президента, надеясь, что это пойдет на пользу конькам.

В какой-то степени за прошедшие 8 лет он сделал немало полезного. Российские коньки приобрели очень важный опыт - одно объединение скоростного бега на коньках с шорт-треком под крышей единого союза дорогого стоит. Достигнуты немалые успехи на международной арене – это тоже немаловажно для репутации вида спорта и сборной команды. Однако вместе с этим возможности, которые имелись у скоростного бега и шорт-трека в течении этого времени, были реализованы далеко и далеко не полностью, а сам СКР столкнулся с очень сложными системными проблемами.

- Назовите эти проблемы - и какие вы видите пути их решения...

- В-первых, новая команда сразу приступила к радикальной аппаратной чистке Союза, даже не попытавшись изучить и обобщить имевшиеся опыт и наработки. Был практически разогнан тренерский совет, на ведущие рои в тренерском штабе были пригашены иностранные специалисты. При этом в области международных отношений было сделано непозволительно много ошибок и даже тот уровень, который был у моей команды, сохранить не удалось – отсюда массовые недопуски наших спортсменов на Олимпийские игры-2014, отсюда же и нападки на сборную и СКР со стороны тех федераций, с которыми у нас все годы были дружеские отношения.

Если говорить спорте высших достижений, то главная проблема здесь – отсутствие роста и прогресса национальных кадров. Пригласив иностранных специалистов и спортсменов (речь здесь идет о Викторе Ане), СКР частично решил текущую задачу – мы здорово выступили в Сочи в шорт-треке и неплохо в скоростном беге на коньках (хоть и не завоевали там золотых медалей), у нас были яркие успехи на чемпионатах мира и этапах Кубка мира. Однако за эти восемь лет рядом с иностранными специалистами не выросли наши тренеры.

Это, я считаю, было системной ошибкой. Приглашая иностранца, выплачивая ему немалые средства мы просто обязаны ставить рядом с ним наших молодых тренеров. Тренер-иностранец должен делиться своими наработками с детскими тренерами в регионах, выступать с лекциями и мастер-классами, выпускать методические пособия – только так он приносит истинную пользу России. Вариантов – когда за легионером оставались выжженая земля и конфликты внутри команд – много в разных наших видах спорта.

Еще момент – мы почти полностью утратили связь с регионами. Количество занимающихся в детских спортивных школах сокращается, на протоколах соревнований младших возрастных групп это особенно хорошо заметно. На чемпионате страны среди юниоров на лед выходит 6-7 пар - и всё! Жизнь теплится вокруг действующих катков (а их по-прежнему три – Олимпийский каток в Сочи демонтирован) и нескольких школ шорт-трека. В то же время многие некогда сильные регионы как снова встали на грань выживания. «Эра благоденствия» им ничего не принесла – и это в России, где занятия коньками доступны не менее, чем лыжными гонками. И уж во всяком случае - фигурным катанием.

Однако в фигурное катание родители охотно отдают детей, а в конки – нет. И здесь мы натыкаемся еще на одну проблему – волна успеха, звездный час нашего шорт-трека, рекорды Юскова и Кулижникова не сделали коньки популярнее. По телевизору мелькаем в новостях, показ кубковых этапов и даже чемпионатов мира (не говоря уже о российских стартах) практически прекратился, тематических программ нет – друзья мои, какой шанс мы упустили! Скоростной бег на коньках сейчас вообще находится в очень непростой ситуации – его нет в программе Универсиад, Игр военных и многих иных заметных турниров. Юношам и девушкам, закончившим спортивные школы, очень непросто дотягиваться до новой ступени. Нужна государственная или хотя бы межрегиональная программа поддержки древнейшего из зимних видов спорта. А ее нет. Нет даже программы развития детских школ – ссылаются на нехватку ледовых дорожек.

Но, друзья мои, это ведь не так сложно, как многим кажется. Вот посмотрите: в Туле построили ледовую дорожку для детей – 250 метров. За короткий период в области появились спортсмены, поднявшиеся аж до уровня сборной – и это в регионе, где со времен легендарного Евгения Гришина конькобежцев-то по сути и не было. Что мешает устраивать такие же дорожки в городах, где развивается русский хоккей? Ульяновск, Иркутск, Кемерово, Хабаровск, Архангельск, Красноярск…. Это увеличило бы нагрузку на спортсооружения – сделало бы их более востребованными и придало бы российским конькам гигантский импульс! И таких идей еще масса!

В общем, вопросов по текущему положению масса. И самое страшное, что цельного видения решения комплекса проблем ни у кого из кандидатов на пост президента (а их ни много ни мало семь – еще один признак известной анархии и отсутствия непререкаемых авторитетов), четкой программы нет. Так – общие мысли, как-нибудь справимся, вырулим... А время-то наступает очень непростое. Как с точки зрения финансирования, так и спортивного строительства и международных отношений… Короче говоря, все это, плюс поддержка регионов и подтолкнули меня к мысли вернуться к управлению этим хлопотным хозяйством.