Виновным в смерти боксера Дадашева признали его самого

Российский спортсмен умер после того, как отказался заканчивать бой

24.07.2019 в 19:13, просмотров: 8333

В Оксон-Хилле (США, штат Мэриленд) во вторник, 23 июля, остановилось сердце 28-летнего российского боксера Максима Дадашева, который за три дня до этого получил смертельную травму в отборочном бою по версии IBF. Почему бой не остановили, когда увидели, что Максим пропускает слишком много ударов? И кто виноват в смерти Дадашева?

Виновным в смерти боксера Дадашева признали его самого
12 лет назад у Максима Дадашева (на фото слева) была серьезная травма головы. Ему было противопоказано пропускать удары.

Соперником Максима Дадашева в его последнем бою был пуэрториканец Субриэль Матиас, который до этого все свои победы добывал исключительно нокаутом. Матиас и в этот раз бил сильно и точно, в свойственном ему стиле, но до 8-го раунда Дадашев, исходя из судейских записок, проигрывал лишь со счетом 3:5.

В 11-м раунде тренер Максима Бадди Макгирт, увидев, что его подопечный не реагирует на речь и пропускает слишком много ударов, подумал, что пора кидать на ринг полотенце: «Макс, пожалуйста, дай мне остановить бой. Ты слишком много пропускаешь». Боксер не ответил, и угол Дадашева дал знак судье: заканчиваем.

Добраться до раздевалки самостоятельно Максим уже не смог. По пути с ринга его начало рвать. Прибывшие на место медики уложили его на носилки и отправили в больницу, где во время двухчасовой операции из-за отека мозга 28-летнему боксеру пришлось сделать трепанацию черепа, а потом ввести в медикаментозную кому. Прогнозы были удовлетворительными, говорили даже, что Максим сможет вернуться к нормальной жизни. Однако во вторник в команде Дадашева сообщили, что «сердце боксера не выдержало».

До этого боя в активе Дадашева было 13 поединков, и во всех он одержал победы. Встреча с Матиасом должна была стать очередным шагом на пути к титулу чемпиона мира по версии IBF. Однако этому уже не суждено сбыться.

Стоит ли искать виновных в смерти перспективного российского боксера или это просто трагическая случайность?

Помощь россиянину была оказана своевременно, и американские врачи, по всей видимости, сделали все, что могли.

Тренер? Он остановил бой в тот момент, когда стало понятно, что Максим уже не в силах продолжать поединок.

Рефери действовал по правилам, давая шанс Дадашеву вырвать победу в последних раундах.

Соперник, разумеется, старался бить сильнее, как делал бы и сам Максим.

После новости о гибели Дадашева его бывший партнер по сборной Денис Гольцов рассказал, что 12 лет назад у Максима была серьезная травма головы, из-за которой ему было противопоказано пропускать удары. Поэтому на время он оставил бокс, но вскоре вернулся. «Надо было зарабатывать, а что он лучше всего умел? Боксировать», — отметил Гольцов.

Руслан Проводников, боксер-профессионал, выступавший в первой полусредней весовой категории, чемпион мира по версии WBO, рассказал, что тоже тренировался под руководством Бадди Макгирта: «Он действительно хороший, талантливый специалист. А Максим, как и я, был воином. Перед тем как выйти в ринг, я всегда говорил своей команде и тренеру: «Что бы ни случилось, никогда не останавливайте бой. Как бы там ни было, пока я могу стоять, бить — я буду это делать. Не вздумайте останавливать секундомер». И буквально сегодня узнал, как Макгирт уговаривал Максима закончить бой. Как-то Владимир Гендлин сказал, что порой боксеров нужно спасать от своего мужества. Очень горько, что Максим ушел в самом расцвете сил. Я соболезную его близким, родным и друзьям». По словам Руслана, это хороший урок молодым боксерам: «Я никогда не питал иллюзий, понимал, что бокс — опасный вид спорта. Каждый раз выходил в ринг как в последний раз. Понимал, что со мной может что-то случиться, но делал это осознанно. Молодые ребята, которые переходят в профессионалы, думают, что там все так классно: софиты, слава, деньги, чемпионские пояса, узнаваемость. Нет, ребята! Есть еще обратная сторона — вот она. Каждый спортсмен должен понимать, что удача улыбается единицам. Но любого может ждать и то, что произошло с Дадашевым».

Проводников объяснил «МК», что если Дадашева допустили к бою, значит, со здоровьем у него все было в порядке: «В Америке никогда не допустят боксера до соревнований, если у него есть какие-то проблемы, отклонения от нормы или даже просто не хватает какой-то справки. Я сам боксировал в США практически 10 лет. В плане контроля там все очень строго. У меня тоже в какой-то момент был сбой по кардиограмме, и меня не хотели допускать до боя. Пришлось проходить углубленное обследование. Там все серьезно: есть спортивная медицинская комиссия. Все документы должны быть в полном соответствии и получены в том штате, где боксер выступает. Я думаю, что просто трагический случай. Мы видели бои, в которых боксеры пропускали намного больше ударов, и более сильных. Взять даже меня. В каждом бою всегда был по колено в крови, очень много пропускал, но пока, слава богу, здоров. А другой может выходить, выигрывать с минимальным ущербом для себя, никогда не пропускать, но один шальной удар — и все. Это бокс. Надо это принять. Таков слепой жребий».

Денис Лебедев, чемпион мира WBA Super и IBF в первом тяжелом весе, тоже сказал «МК», что все боксеры-профессионалы находятся в группе риска: «Такое чувство, что я потерял своего брата. В первую очередь соболезную его родителям, семье, родным. К сожалению, это суровая правда нашего вида спорта. Мне об этом папа говорил с самого детства».

Лебедев также считает, что тренера винить нельзя: «Ни один боксер не скажет: «Я не пойду». А уж тем более боксер из России. Когда-то украинский боец Виктор Постол дрался с Лукасом Матиссе. Аргентинец имел репутацию хищника-убийцы. А тут у него что-то щелкнуло в глазу, и он отказался от продолжения боя из-за риска потерять зрение. В итоге победил Постол. Впрочем, он выигрывал и по ходу боя. Я уверен, что ни Дадашев, ни Постол, ни Проводников, никто из нас бы не отказался. Мы немного другие. Или посмотрите на мексиканцев. Они бьются не на жизнь, а на смерть. Выходят и готовы умереть в прямом смысле слова. А от тренера в таких ситуациях ничего не зависит. Бой мог остановить и рефери. Но есть профессиональное правило: пока боксер не коснулся третьей точкой ринга, команда «стоп» не должна звучать. Но теперь о чем-то говорить и винить кого-то бесполезно. Это бокс — мы все сражаемся за победу, деньги. Один удар, и Максим мог победить. Очень жаль. У меня ком в горле…»