В суд на «Ролан Гаррос»: защитит ли Джокович теннисистов

Дамир Джумхур и Катаржина Кава хотят компенсации за несправедливую дисквалификацию, а серб именно для решения таких вопросов создавал ассоциацию игроков

Основная сетка Roland Garros еще не стартовала, но турнир уже погряз в скандалах и судебных исках. Несколько дисквалификаций за положительный тест или за контакт с зараженными, последовавшие за ними судебные иски — все это бьет по репутации. Следом за парижским «Шлемом» турнир пройдет в Санкт-Петербурге, и пока настрой дирекции турнира боевой. Но удастся ли избежать неприятностей, в которые влипли более опытные французские коллеги?

Дамир Джумхур и Катаржина Кава хотят компенсации за несправедливую дисквалификацию, а серб именно для решения таких вопросов создавал ассоциацию игроков
Новак Джокович и Рафаэль Надаль.

Россия лишилась в этом году Кубка Кремля, но Санкт-Петербург свой турнир примет, причем, как сообщил на днях его генеральный директор Александр Медведев, со зрителями. Роспотребнадзор разрешил заполнить трибуны 3,5 тыс. человек. Отменить его было бы обидно, поскольку турнир временно получил категорию ATP 500, а такого уровня соревнований наша страна никогда не проводила.

По требованиям ATP организаторы должны будут представить протоколы безопасности. Немного о них Александр Медведев уже рассказал. В первую очередь, не обойтись без «пузыря», под который уже отведен официальный отель турнира. Будут регулярные тестирования на COVID-19, но ситуацию, по словам Медведева, упрощает то, что теннисисты уже приедут с результатами теста с «Ролан Гарроса».

В общем, гендир Медведев настроен оптимистично: «Мы знаем, как действовать в условиях пандемии. Поэтому все риски заразиться у игроков минимизированы, если не совсем исключены». Искренне хочется, чтоб так и было, но директор Открытого чемпионата Франции Бернар Джудичелли тоже транслировал журналистам бодрость духа и настрой на лучшее. А теперь «Ролан Гаррос» начинает утопать в скандалах.

Началось с того, что власти разрешили присутствие 11,5 тысячи зрителей на кортах. А когда кривая коронавирусной статистики начала ползти вверх, поняли, что поступили опрометчиво. Обвинения в том, что турнир «Большого шлема» может стать коронавирусной бомбой, как в Италии называли футбольный матч Лиги чемпионов «Аталанта» — «Валенсия», никому не нужны. И сократили число зрителей до 5 тысяч. А теперь Le Parisian сообщает, что французские власти могут урезать посещаемость до 1 тыс. человек.

Но опасение разочаровать любителей тенниса — это не все. В мужской сетке дисквалифицировали пятерых игроков: у кого-то положительный тест, у кого-то близкий контакт с зараженным. То же самое случилось и у женщин. Польскую теннисистку Катаржину Каву сняли с соревнований из-за положительного теста. Все последующие были отрицательными, но это уже ничего не меняло.

Когда боснийца Дамира Джумхура дисквалифицировали, теннисист решил подать в суд. «Один положительный тест — и тебя выгоняют. Этого не может быть, ведь так много ошибочных анализов. До моего старта в квалификации оставалось больше суток. Можно было взять второй анализ, можно было проверить. Нам не дали шансов», — сказал Джумхур в интервью L’Equipe.

Главный врач турнира Бернар Монтальван объясняет большее число положительных тестов по сравнению с US Open тем, что американские врачи неправильно берут анализ: «Они едва засовывают ватную палочку в нос. Наши врачи засовывают глубже, потому что любой эксперт вам скажет, что нет смысла просто засовывать ее в нос».

Но пока Монтальван оправдывал протоколы, в суд на дирекцию турнира подала и Катаржина Кава. «Хочу пообщаться с юристом и понять, могу ли я рассчитывать на какую-то компенсацию за пребывание в Париже, — сказала она польской спортивной газете Przegląd Sportowy. — Меня ведь сняли с соревнований до жеребьевки, так что все предстартовые расходы легли на меня. Это — худший турнир в моей жизни. Я не провела ни одного матча, не заработала ни доллара, но понесла огромные убытки».

Защитить права Джумхура и Кавы могла бы новая ассоциация игроков, организованная Новаком Джоковичем и вызвавшая еще один скандал в теннисном мире. Задумки у Джоковича и его канадского коллеги Вашека Поспишила были уже давно, но официальный документ подписали в Нью-Йорке за несколько дней до старта US Open, и одной из причин стала дисквалификация Уго Дельена и Гвидо Пельи с «Мастерса» за общение с зараженным тренером. Джокович и Поспишил в тот же день покинули Совет игроков ATP.

Цель Ассоциации профессиональных теннисистов (PTPA) — помогать ее членам в вопросах доходов, выплат, медицинского обслуживания, защищать с юридической точки зрения. Как считают теннисисты-революционеры, совет игроков ATP с этой задачей не справлялся. ATP проводит мужской тур, но представляет интересы не только игроков, но и турнира, а представители обеих групп входят в руководящий совет. Интересы, соответственно, иногда вступают в конфликт.

Идею не поддержали ни APT, ни WTA, ни Международная теннисная федерация, ни дирекции всех четырех турниров «Большого шлема». Мало того, против выступили и два других самых влиятельных игрока в мире — Роджер Федерер и Рафаэль Надаль. Посыл такой: «сейчас тяжелое время для тенниса, и нужно объединяться, а не идти на конфликт, ведь только вместе мы справимся».

Экс-первая ракетка мира Энди Маррейтоже не согласился. Его главной претензией стало то, что Новак, как казалось сначала, рассчитывал только на мужчин, не привлекая в ассоциацию игроков WTA.

Но на недавней пресс-конференции после своей победы на римском «Мастерсе» Джокович все эти обвинения отверг. «Мы не призываем к бойкоту или разъединению, мы не организуем параллельные туры. И мы уже ведем переговоры с женщинами», — сказал серб.

Джоковича удивляет сопротивление теннисного мира: «Мы ведь не хотим бороться с ATP, ITF, турнирами «Большого шлема» или кем-либо еще!»

Но сопротивление понятно. Проблема в том, что ассоциация была создана на фоне протеста. По крайней мере, именно так это выглядело. Джокович слишком много критиковал организаторов US Open все месяцы подготовки за их протоколы, и вот буквально накануне старта первого турнира «Большого шлема» после пандемии, когда все взгляды были прикованы к нему, происходит объявление о выходе Джоковича из Совета игроков. Разумеется, это было похоже на революцию, какими бы благими ни были планы теннисистов и каким бы сильным ни было желание жить дружно, в любви и согласии с туром, федерацией и остальными игроками.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28373 от 25 сентября 2020

Заголовок в газете: Не увидеть Париж и не умереть