Роман Широков и избитый им судья встретились на очной ставке

Оскорбившийся арбитр, спровоцированный игрок

Разбирательство по делу Романа Широкова, 10 августа избившего футбольного арбитра Никиту Данченкова, дошло до очной ставки, во время которой пострадавший настаивал на том, что его могли убить, а экс-футболист утверждал, что был спровоцирован. Все подробности дела — в материале «МК».

Оскорбившийся арбитр, спровоцированный игрок

10 августа во время любительского турнира «Московский Кубок селебрити» экс-футболист сборной России Роман Широков нанес главному арбитру встречи Никите Данченкову телесные повреждения. Позже экспертиза постановила, что это был легкий вред здоровью, и было возбуждено уголовное дело по статье 115 УК («Умышленное причинение легкого вреда здоровью»). Но адвокаты пострадавшего Александр Островский и Артур Рамазанов настаивали, что имело место покушение на убийство. «Когда футболист такого уровня бьет человека по голове, как по мячу, он должен понимать, что может убить. Мы разобрали запись этого эпизода по кадрам. И поняли, что, если бы Никита не прикрыл голову рукой, на которой были часы, мы бы готовились поминать его на 40 дней. Часы, кстати, разлетелись вдребезги», — говорил в сентябре Островский в интервью «МК».

Дело так и не было переквалифицировано, но именно на этой версии, судя по фрагментам протокола очной ставки, настаивает сам пострадавший. Никита признается, что после первых ударов кулаком в голову упал и потерял сознание на несколько секунд, поэтому дальнейших ударов он не помнит, а увидел все это уже потом на видеозаписи. Именно из нее он узнал, что инстинктивно закрыл руками лицо и «в этот момент Широков Р.Н. целенаправленно нанес сильный удар ногой, обутой в профессиональную футбольную обувь с маленькими шипами»: «Если бы этот удар пришелся в лицо без помех, созданных моими руками, то последствия от него могли быть фатальными. Если бы не быстрая реакция игроков команды, которые оттащили Широкова Р.Н. в сторону от меня, то, возможно, сегодня я уже был бы мертв или как минимум с тяжелейшими травмами находился в реанимации».

Широков свои жестокие действия не отрицает (как тут отрицать, когда в свидетелях — две футбольные команды, журналисты, да еще и видеозапись инцидента имеется), но пытается оправдать их тем, что Данченков сам его спровоцировал. Сначала вывел из себя непрофессиональным судейством, а потом — грубыми и надменными ответами в адрес экс-футболиста. Романа возмутило желание арбитра показать ему красную карточку: «Я хотел ударить его ладонью в область лица, чтобы не столько причинить ему физическую боль, сколько выразить свое несогласие с его решением, поскольку на тот момент испытывал к нему сильные неприязненные чувства». Однако экс-футболист не исключил, что удар он мог «нанести внутренней частью ладони с согнутыми пальцами».

Не стал отрицать Широков и своего желания нанести Данченкову удар ногой, но говорит, что метил в область живота, однако из-за того, что его пытались оттащить, «промахнулся и попал ногой в область лица, которое он закрыл руками».

О том, что это был эмоциональный срыв, Широков говорил и ранее. И, судя по показаниям пострадавшего арбитра, осознавал недопустимость своих действий и их последствия Роман постепенно. Сначала, когда его оттаскивали от лежащего Данченкова, он кричал: «Так и надо таких на место ставить!» Потом по пути в раздевалку, все еще не остыв, кинул в адрес арбитра: «Это вам за вчерашнее». По мнению самого Никиты, футболист имел в виду работу судейской бригады на матче между «Спартаком» и «Сочи», которой многие, в том числе, видимо, и Широков, остались недовольны. При этом сам Данченков к этому матчу никакого отношения не имел.

Еще спустя время подошел к избитому арбитру, «начал осматривать, взяв за лицо, крутил его в разные стороны, и с ухмылкой сказал: «Нормально все будет». И уже перед уходом снова подошел и «предложил отойти в сторону и поговорить один на один», но получил отказ.

Наверное, в тот момент Никита твердо для себя постановил не договариваться, а решать дело с помощью закона. Есть ли шанс сейчас пойти на мировую и не доводить дело до суда? Сам Широков недавно признался, что пока такой возможности нет. Извиниться лично, судя по показаниям Широкова на очной ставке, нет возможности по не зависящим от него причинам. Извинения в Инстаграме, опубликованные на следующий день после инцидента, ни пострадавший, ни его адвокаты извинениями не считают.

При этом адвокат Данченкова Александр Островский уже не раз говорил, что никто не мешает Широкову добровольно компенсировать ущерб: «Никита лечился три недели, все это время не работал. Лечился за счет семьи, и, конечно, финансово он пострадал». Позже Островский говорил, что пора бы уже Широкову приступить к активным действиям. Но пока ни о каких активных действиях ни одна сторона не сообщала…

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28396 от 22 октября 2020

Заголовок в газете: Оскорбившийся арбитр, спровоцированный игрок