Ванкувер затаил дыхание: Ягудин против "Гладиатора"

21 марта 2001 в 00:00, просмотров: 2324

...Абсолютно растерзанный, он покинул лед. Четыре падения — и всего три тройных прыжка за всю программу. Один из главных “дуэлянтов” мирового первенства в Ванкувере Алексей Ягудин неожиданно для всех провалился в квалификационном прокате, который отсекает от основного турнира явно слабых фигуристов. Ягудина никто, конечно, не отсек — даже с таким вагоном ошибок судьи заявили его на пятое место, — но шок получили все присутствующие 12 тысяч (!) зрителей, и в первую очередь сам Алексей. И дело не в пятом месте квалификационного турнира — хотя теряются очки, — а в том, что все пытаются понять: нервы взыграли или внезапная травма по сути выбила его из борьбы.

— Несколько дней назад, — с трудом комментировала выступление чемпиона мира Татьяна Тарасова, — Леша вернулся домой после пробежки и неожиданно почувствовал боль в стопе. Утром мы даже отменили тренировку. Боюсь, что он вообще не в состоянии будет выступать. Мы обязательно сделаем сегодня рентгеновский снимок.

Снимок был сделан и, как уже поздно вечером сообщила Тарасова, показал наличие жидкости между костями. Я не знаю, будет ли Алексей продолжать выступление (в Канаде — всего лишь ночь предыдущего дня Москвы). Знаю только, что многие именно из-за предполагаемой схватки Ягудин—Плющенко потирали в предвкушении удовольствия руки и заранее смаковали, как это будет. И что многие теперь скажут: струсил, замандражировал, была бы травма — снял бы себя с чемпионата без позора...

А ведь еще вчера ничто не предвещало грозы. Татьяна Анатольевна в окружении большой группы сопровождения дефилировала по дворцу. Принимала комплименты по поводу новой прически, делилась с журналистами “эксклюзивными” подробностями предстоящей борьбы и подготовки к ней. Она, как большой корабль, набирала обороты вхождения в чемпионат мира. Свита, исключительно мужского рода, неотступно следовала за ней. Один человек из чемпионской группировки — невысокий, коренастый, почти все время рядом. Если куда-то отходит, Тарасова его поджидает: “Где Леня? Я Леню жду”. Почти что тень тренера зовут Леонид Райцин. Наш разговор состоялся до неожиданной квалификации, поэтому начался весьма безмятежно.

— Вы кто, Леонид Моисеевич?

— Меня называют тренером по ОФП, но это несколько некорректный термин. Я занимаюсь основой спортсмена — его функциональной подготовкой, то есть физическим, техническим, психологическим тренингом. Моя научная специальность — биомеханика: я руковожу нетрадиционной школой, которая занимается совершенствованием личности, саморегуляцией биоэнергоуправления. В спорте это направление еще недостаточно развито, но это — его будущее...

— Здорово, но не очень понятно. Вот пришли вы два года назад к Ягудину: “Здравствуй, Леша”. Что дальше?

— Первое, что видится сразу, — это внутренний вес спортсмена.

— На сколько Ягудин “потянул”?

— Вес был приличный. Он боец. Обладает взрывными качествами от природы. Но функциональной подготовки ему не хватало. Катать произвольную в течение четырех с половиной минут тяжело — он ее вытягивает на бойцовских качествах. А ведь нужно иметь запас прочности, чтобы показать еще и идеальную хореографию. Ну, например, чтобы прыгнуть все прыжки в четыре оборота, Леше надо иметь силовой потенциал. Я умею его рассчитывать по специальным тестам. Предположим, прыжок с места в длину — это абсолютный показатель силы ножных мышц. “Леша, если ты не сможешь прыгнуть его с таким-то результатом, значит, твои четверные обречены. Они будут “метаться” между разными твоими состояниями, как твое состояние — между изменениями погоды. Ты очень чувствительный — многое зависит от того, как ты провел ночь, день и т.д. То есть сегодня будешь прыгать, а завтра — нет. А мне нужно, чтобы ты прыгал десять из десяти”. Я никогда не ругаю его в лоб: человека надо рассматривать на психологическом уровне...

— А вам в лоб он никогда не говорит: “Да пошел ты! До тебя и так все было хорошо...”?

— Я тренирую только тех, кто хочет.

— Вернемся к ОФП: что Ягудин делает на тренировках? Штангу поднимает?..

— Так говорить нельзя: это неправильно. Он занимается с отягощением. Отягощение может быть в виде штанги, а может быть и мешком с картошкой. Есть упражнения, при которых используется только резиновый жгут.

— Из силовых упражнений что Ягудину нравится?

— О “нравится” не будем говорить: надо, необходимо...

— Вы суровы. Но при этом “надо” есть еще и нечто более привлекательное для спортсмена. Что чемпион мира предпочитает?

— Любит то, что позволяет ему быстро взрываться и сразу проявлять себя. То, что необходимо выполнять долго и медленно, — предпочитает обходить. Но в итоге все равно выполняет.

— В футбол играет?

— Очень любит, но это достаточно травмоопасно — значит, надо ограничивать.

— Поскольку вы занимаетесь не только формой знаменитого фигуриста, но и его... как бы содержанием, можете дать Ягудину характеристику: какой он?

— Я бы, честно говоря, хотел на эту тему несколько пофилософствовать. Такие люди являются в мир не просто так. Это сильно развитые души, которые пришли для того, чтобы развивать души других.

— Вы не переусердствовали в своих выводах?

— Нет. Я занимаюсь этим профессионально. Представьте: человек выходит на лед — перед ним трибуны с десятками тысяч зрителей. Своей энергией, эмоциями он несет людям нечто позволяющее им очень сильно измениться. На Ягудина легла в этой жизни большая ответственность.

— Кто это осознает, кроме вас? Он сам, например, в курсе своей миссии?

— Нет, человек не в состоянии осознавать личное предназначение на земле. Но развитая душа знает, какими путями в жизни надо идти. Она это чувствует интуитивно, потому что путь от души к разуму и сердцу у них проторен.

— Душа Алексея знает?..

— Да. Но таким, как он, всегда сложно. Потому что когда развитая душа опускается в социум, она может вобрать много земного, низкого. В этом случае, извините, такую душу очень быстро с энергетического плана Земли снимают. Так ушли из жизни Пушкин, Высоцкий... Их очень рано забирают, потому что они начинают искажать правильное, духовное развитие людей, которые их обожествляют. Предположим, человек начинает уходить в наркотики, в алкоголь — все, его путь на земле прекращается.

— Не хочу вас обидеть, но, может, он просто этим уходом подрывает свое здоровье, и все, с нашей точки зрения, происходит более естественно?

— Это вещи достаточно глубокие — не все готовы их принимать...

— Вам могут возразить касательно большой духовной развитости спортсменов. Какая там развитость, если они с четырех лет на катке — прыжки, вращения, прыжки...

— Представьте: многомиллионный народ Земли, и среди них — только один, трижды взошедший на вершину. Многие катались — и не докатались. Многие обладают характером, но используют его не там, где надо. А он достиг, он сумел. Когда встаешь на вершину, очень трудно двигаться дальше — хочется задержаться на этом пике. И Алексей часто пребывает на нем в ожидании, когда его “поставят к стенке”. Как на расстрел. И только тогда он проявляет все свои бойцовские качества. Пока его не приговорили, он пытается уйти, не включается в борьбу стопроцентно. Это, несомненно, его минус. Но очевидное достоинство Алексея — то, что он огромный трудяга. Сейчас, перед чемпионатом, он был одержим идеей — завоевать титул чемпиона мира в четвертый раз — и пахал необыкновенно.

— Но вы говорите о психологической неустойчивости спортсмена, о его взрывном характере...

— Великие люди не могут не взрываться. Это им свойственно. Они сверхэмоциональны. Леше это помогает мобилизовать себя.

— Я имею в виду не выступления. Алексей может зверски материться, бить по стене кулаками, ногами...

— Он все может. Но в том и состоит моя задача, чтобы научить его управлять своими эмоциями. Надо воспитывать не спортсмена и делать не спортсмена, а прежде всего человека.

— Я не очень, как и многие, доверяю таким словам: как можно из сложившегося человека лепить что-то другое?..

— Да, Леша — уже сформированная личность. В этом и состоит вся наша борьба и беда. Но есть подходы на уровне разума. “Если ты не будешь делать так, то проиграешь. Ты хочешь проиграть? Нет — значит, делай. Если ты будешь сейчас поступать агрессивно, ты не будешь чувствовать тело, потеряешь координацию. Ты взорвался, вызвал отрицательную энергию, она пойдет от тебя к тренеру...”

— Схватка двух характеров, ягудинского и тарасовского, — наверное, смертельный номер. Приоткройте немного завесу: вот Леша орет на тренировке, что в это момент делает Татьяна Анатольевна?

— Тарасова — гений, она умеет варьировать. Иногда она отвечает адекватной агрессией, а иногда ласково улыбнется, потреплет его по волосам, скажет: “Леша, не надо”.

— А он что, позволяет такие “вольности”?

— Может не позволить в данный конкретный момент, но агрессия спадет.

— А если наоборот: Ягудин пришел на тренировку в “размазанном” состоянии?

— Татьяна Анатольевна умеет находить такие словечки, которые его достаточно активно возбудят. Это она делает очень хорошо.

— Пример приведете — или это не для печати?..

— Не буду.

— Я обратила внимание на то, что во время чемпионата Алексей почти постоянно торчит на тренировочном катке. Полное впечатление, что делать ему нечего, идти некуда, — и, как ни странно, общаться тоже, видимо, надо только в пределах довольно замкнутого ледового пространства...

— Люди все разные. Предположим, Илья Кулик должен был закрываться от общества, потому что на льду растрачивал все эмоции, и его общий потенциал снижался. Леша же очень общителен и легко “плавает” в любой атмосфере общения. Лед — это его атмосфера, и здесь он раскрепощается и отдыхает. Более того, он черпает здесь энергию. Так же, например, как в Интернете. Он много сидит за компьютером, общается с миром.

— В игрушки играет или болтает с кем-то?..

— Различные варианты. Очень многое узнает — всегда первым.

— Ему это важно для себя или важно — показать, что он первый?

— Это его личностные особенности: знать, сравнивать, анализировать, ну и сообщить первым, если надо.

— Скажите, отношения Ягудина и Плющенко требуют отдельной работы?

— Это всегда больной вопрос для конкурентов: как они друг к другу относятся. Внутренне ломать сложившиеся отношения бессмысленно, но объяснить, почему не нужно искать в сопернике врага, необходимо. “Ты не должен бороться с ним, ты должен бороться с собой. Не Плющенко раздражитель — прежде всего ты сам главный раздражитель”. В какой-то степени Леша еще не избавился от отрицательных эмоций по отношению к Плющенко: на это есть глубинные корни, заложенные в их прошлых взаимоотношениях. Но уже заложена и другая формула: “никто не виноват в твоих бедах, кроме тебя”.

...Не знаю, поможет ли эта формула Алексею Ягудину выстоять.

Миссия, которой знаменитого фигуриста наделила судьба (или его психологический сенсей Райцин?), оказалась пока невыполнимой. Но, если верить Учителю, душа Алексея знает куда идти. В переводе на на обычный спортивный язык: надо немедленно собраться, сконцентрировать бойцовские качества, не поддаться эмоциям — то есть делать то, что в такой ситуации советует главный тренер своему подопечному, какого бы ранга ни были соревнования. Вот такая “биомеханика с саморегуляцией” получается.

Ягудину сейчас очень тяжело. Видимо, свою версию “Гладиатора” в произвольной программе он волею судьбы воплощает в жизнь. Так бывает, когда мощный образ вмешивается в личную жизнь. Сам Леша рассказывал про программу так: “Это о человеке, который был сильным, имел все, побеждал. Потом сломался, все потерял и снова начал подниматься...”

Поднимайся, Гладиатор! Ванкувер затаил дыхание...





Партнеры