Сказка о свечном заводике

1 декабря 2001 в 00:00, просмотров: 494

В Госдуме вчера был двойной праздник. Во-первых, третье чтение бюджета, когда идет дележка денег между конкретными объектами (больницами, дорогами, школами, свечными заводиками), — профессиональный праздник депутатов-лоббистов. А тут еще премьер Касьянов почтил здание на Охотном Ряду своим присутствием...

Солидная фигура и олимпийское спокойствие нашего премьера должны были оказать гипнотическо-терапевтическое воздействие на разгоряченных финансовыми вопросами народных избранников. И оказали. Касьянов прочитал речь, в которой было много хорошего: в 99-м, напомнил он, весь российский бюджет составлял 20 млрд. долларов, что было очень печально, а на 2002 год планируется бюджет в объеме примерно 60 млрд. долларов. И зависимость нашей экономики от цен на нефть “не так велика, как иногда говорят”, — прибавил премьер. Но как велика — не уточнил. Хотя, конечно, падение цен на нефть на один доллар за баррель автоматически уводит из бюджета 700 млн. долларов доходов... Но, сказал премьер, если депутаты примут бюджет в согласованном виде, все будет в порядке, и никакие колебания цен нам не страшны.

После долгих споров с правительством удалось согласовать несколько степеней защиты бюджета от рисков, связанных с мировой конъюнктурой — падением цен на нефть. Первой жертвой может стать хваленый финансовый резерв (по изначальному замыслу он был нужен, чтобы в 2003-м безболезненно расплатиться с внешними долгами). Если же падение цен на нефть приобретет серьезные масштабы, придется пожертвовать не только финансовым резервом, но и пойти на отсрочку финансирования некоторых разделов и статей бюджета. Каждый квартал Минфин будет подбивать бабки и определять, можно ли в полном объеме финансировать все или нет. “Усохнуть” может большинство бюджетных разделов, включая национальную оборону, образование, фонд поддержки регионов... Но “усохнуть” в разной степени. Привилегированными признано лишь несколько разделов — в частности, средства на выплату внешнего долга и судебную систему.

Одним из приоритетов в своей политике правительство объявило повышение зарплаты бюджетникам, запланированное с 1 декабря 2001 года. Премьер разочаровал депутатов (и, наверное, бюджетников), уточнив: говорить о повышении в два раза все-таки нельзя — работники образования и здравоохранения станут получать в 1,89 раза больше, а прочие труженики бюджетной сферы — в 1,4 раза. Львиная доля расходов на повышение зарплаты ложится на регионы. В Думе очень много беспокойства: потянут ли даже богатые области и края, не говоря уж о дотационных, такое бремя. Премьер отказался дать железные гарантии всем бюджетникам, что никаких задержек с выплатами не будет...

Уже с утра по лицам депутатов можно было сделать вывод, удалось ли им притащить что-нибудь в клюве в свои регионы или отрасли. Зал заседаний четко делился на три группы: довольных собой и благодушных центристов, делающих демонстративно-безразличные лица правых и “яблочников” и раздраженно-обозленных коммунистов. Коммунисты бюджет не поддерживали — и, как они говорят, почти ничего из него не выбили. Правые и “Яблоко” бюджет поддерживали, но тоже почти ничего не выбили, потому что правительство справедливо рассудило, что в крайнем случае и без их голосов, силами одних центристов, документ принять можно. А вот центристы — пропрезидентские “Единство”, “Народный депутат”, “Российские регионы” и ОВР — получили поощрение в виде поддержки просьб депутатов из этих фракций и групп по конкретным объектам и статьям (то бишь “свечным заводикам”).

Обделенные “левые” так негодовали, что лидер Агропромышленной группы Николай Харитонов даже лишился на день слова за то, что обвинил лидера группы “Российские регионы” Олега Морозова в “лизоблюдстве и угодничестве”...



Партнеры