Тяжба за чучело Федорова

Вдова офтальмолога и его соратники не могут поделить наследство

7 июля 2006 в 00:00, просмотров: 495

“Конь без ноги фарфоровый. Пустой чемодан. Настенные часы. Чучело головы козла. Гиря весом 32 кг — две штуки. Портрет Дэн Сяопина…”. Всего 345 предметов. Именно они стали поводом для судебного разбирательства. Пикантность скандалу придавал тот факт, что и гири, и конь без ноги — экспонаты музея знаменитого офтальмолога Святослава Федорова. Вот такое наследство решила поделить с помощью Фемиды вдова медика Ирэн Ефимовна.


Этот музей был создан в кабинете Федорова почти через год после его смерти. Первый год директором музея проработала вдова офтальмолога Ирэн Федорова. Однако решением ученого совета в марте 2002 года ее отстранили от должности. Якобы дама устроила в кабинете чуть ли не деловой офис. К тому же после проведения описи выяснилось, что часть предметов пропала.

А вскоре через музей будто проложили линию фронта. Бои велись на разных этажах храма правосудия — сначала в Тимирязевском суде, потом — в городском. Вдова академика потребовала признания собственности на личные вещи Федорова из его кабинета-музея. В списке было 392 предмета — ножи, статуэтки, чучела убитых на охоте животных и другое. Правда, в суде выяснилось, что почти 50 экспонатов все же принадлежат клинике.

На днях враждующие стороны “развел” по разным углам ринга Мосгорсуд. Вершители судеб заняли позицию вдовы: Ирэн Ефимовна имеет право истребовать имущество супруга.

Между тем Ирэн Федорова говорит, что… ничего из музея забирать не будет. А суд был нужен лишь для того, чтобы вещи в кабинете были юридически оформлены как собственность. На ее имя, разумеется. По словам Ирэн Ефимовны, она боялась, что имущество Святослава Федорова просто-напросто разбазарят.

— Я приняла решение, чтобы все имущество оставалось в кабинете-музее моего мужа, — говорит Ирэн Федорова. — Он был великий человек, и нужно хранить о нем память.

У дочери Федорова от первого брака Ирины иное мнение:

— Ирэн на всех углах кричит о любви к моему отцу, — говорит Ирина Святославовна. — Но как может человек, повторяющий, что любит Святослава Николаевича, судиться с его детищем, чтобы вытребовать памятные вещи, которые и составляют музей?!

А пока сотрудники музея готовят коробки, чтобы упаковать отсуженные вдовой вещи




Партнеры