Рабы немы

Цыганское счастье зарабатывалось устами инвалидов

12 августа 2008 в 18:16, просмотров: 836

…Антонина Макаровна встречает меня трогательной, по-детски беззубой улыбкой. Пытается протянуть для приветствия маленькую сухую ладошку, но тут же, охая, кладет руку на казенное одеяло. Потребовалась секунда, чтобы заметить то, что помешало нам “познакомиться поближе”: по ее плечу вплоть до локтевого сгиба разлилось черно-фиолетовое пятно. Старушка может показать много таких синяков на своем теле. Впрочем, как и ее соседки по палате — сплошь инвалиды и пенсионеры. Цыгане под предлогом хорошей работы привозили их в Москву, а потом заставляли попрошайничать в метро и подземных переходах, полностью отбирая заработок. Несогласных били, не считаясь с протезами и костылями. Недавно милиционеры освободили несчастных из рабства, но у женщин до сих пор есть все основания бояться за свою жизнь.

Каждый год в столицу приезжают тысячи мигрантов со всех концов бывшего СССР, чтобы заработать на жизнь. Татьяна из украинского города Раздельная была полна оптимизма, когда соседка-цыганка предложила ей поторговать на московском рынке вещами. Деньги могли бы решить все проблемы, которыми была переполнена жизнь этой женщины.

Муж и мать Татьяны умерли, сама она в 29 лет отморозила ноги. На время операции по ампутации маленькую дочку пришлось отправить в интернат — присматривать за малышкой было некому. Пока женщина лежала в больнице, отчим-алкоголик продал дом ее матери. Возвращаться Татьяне было уже некуда, поэтому ее поместили в местный дом престарелых. Она пыталась откладывать из инвалидной пенсии средства на собственный угол, мечтая забрать дочку из интерната. Но поняла, что на это целой жизни не хватит.

— В Москве зарабатывают совсем другие деньги, вот я и согласилась, — поясняет Татьяна. — Отпросилась из приюта на два месяца и поехала с соседкой. Мой паспорт она еще на вокзале забрала, сказала — для регистрации. Больше я его не видела…

Переночевав в съемной квартире, рано утром женщины отправились якобы на работу. Цыганка привезла Татьяну в метро, сунула в руки картонку с размашистой надписью “Поможите пожалуста” и приказала просить милостыню.

— Я в слезы, — вспоминая, плачет Таня. — Сроду не попрошайничала! А она как начала на меня кричать: и что я ей за дорогу в Москву должна и что, если не стану просить, сама буду искать здесь крышу над головой и деньги на обратный билет.

С того дня столичный метрополитен стал для Татьяны постоянным местом работы. К 8 утра цыганка привозила ее на станцию “Таганская” или “Новослободская”. Оставляла аккурат за колонной, где “нищенку” не могли засечь камеры видеонаблюдения. Таня ставила складной стульчик, отстегивала протезы и клала их рядом. Вместо таблички с абстрактным “поможите” цыгане выдали ей другую, где было написано: “У меня трое детей. Дайте на хлеб Христа ради!”. Некоторые, прежде чем бросить мятую десятку, спрашивали, удивляясь: “У тебя правда трое детей?”. Таня, сдерживая слезы, кивала.

— Если подавали плохо, Вера (так звали цыганку) заставляла меня кричать, просить что есть мочи, а сама стояла невдалеке и присматривала. Но чаще оставляла надсмотрщицу — бабушку, которая тоже просила милостыню недалеко от меня.

За день попрошайки, которых цыгане расставляли по всей Москве и на крупных железнодорожных станциях в области, зарабатывали в среднем от 5 до 7 тысяч рублей. По словам Татьяны, лучше всего ей подавали на Таганке. Особо щедрые бросали тысячные купюры. Но цыганка и ее родственники забирали все до копейки. “Кассу” снимали по нескольку раз в день.

— Могли тут же пойти накупить себе вещей, сходить в ресторан или кафе. Вера потом приходила и хвасталась, а мне всегда приносила только бутерброд и воду.

— Почему вы не обратились в милицию? — недоумеваю я.

— Цыгане пообещали нас из-под земли достать и убить, если мы что-нибудь расскажем, — вступает в разговор маленькая старушка Антонина Макаровна. — Это страшные люди. Да и не знали мы, к кому обратиться. Не каждый милиционер поможет. Меня вот в метро один (Коля его звали) привел в комнату милиции, говорит: давай, бабка, 300 рублей, тогда будешь дальше здесь работать.

Для Антонины Макаровны цыгане сочинили свою легенду. Устав перебиваться на нищенской пенсии с хлеба на воду, пожилая женщина ехала в Москву из Раздельной перебирать фасоль — именно такую работу ей пообещали “наниматели”. Когда малограмотную и доверчивую бабулю привели в подземный переход в Люберцах и приказали просить милостыню, та взбунтовалась. Ее отвезли в Красково, где в частном доме вместе с цыганами жили все остальные пленники, и избили. Сломленная и психологически, и физически, несчастная потом побиралась всеми возможными способами: и на коленях ползала, и земные поклоны отбивала, и жалобно кричала, прося подать “ради Христа”.

— Я только сейчас смогла нормально ходить, — причитает пенсионерка, показывая почерневшие от ран и синяков колени. — Пока ползала за милостыней, все в кровь стерла. А если жаловалась, Вера меня била так, что я тела не чувствовала.

Такую же “ломку” проходили все “работники” — и мужчины, и женщины. Забитые, запуганные, лишившиеся всякой надежды, они все жили в одной комнате. Спали на топчанах или прямо на полу, постелив верхнюю одежду. Страдальцев практически не кормили, ограничив их рацион парой бутербродов в день. За малейшее неповиновение или дерзкое слово били. Ни о какой медицинской помощи инвалидам не было и речи.

— От сидения на сквозняках у меня до такой степени начали опухать ноги, что я еле надевала протезы, — жалуется Татьяна. — Но сколько ни просила дать мне подлечиться, не давали.

Мучения несчастных закончились в июле этого года. К тому времени многие успели “отработать” у цыган по нескольку месяцев. Ранним утром в ходе спецоперации сотрудники УБОП ГУВД Московской области освободили 13 человек из злополучного дома. О преступном бизнесе оперативники узнали от одной из пленниц, которой удалось убежать.

Большинство бывших рабов милиционеры уже отправили домой, на Украину и в Молдову. Те, кто нуждается в медицинской и психологической помощи, находятся сейчас в реабилитационном центре Международной организации по миграции (МОМ). Но, к сожалению, освобождение не дало бывшим рабыням душевного спокойствия. У пострадавших есть дети и внуки. Страшно и за свою жизнь. Некоторые члены преступной группировки еще на свободе, и неизвестно, откажутся ли они от своих угроз о возмездии.

P.S. В настоящее время правоохранительные органы занимаются расследованием дела. Объявлен розыск членов преступной группировки. Имена пострадавших изменены по их просьбе.

Если вы знаете о случаях торговли людьми или вам нужна бесплатная юридическая консультация по миграционному и трудовому законодательству, звоните по телефону “горячей линии” проекта по предотвращению торговли людьми: 8-800-333-00-16 в будни с 8.30 до 18.30 (звонок бесплатный для абонента из любого региона РФ).

СПРАВКА "МК"

Реабилитационный центр МОМ в настоящее время является единственным учреждением в России, которое дает возможность пострадавшим от торговли людьми для временного безопасного проживания, а также оказывает им медицинскую и психологическую помощь. За период работы центра реабилитацию здесь прошли 260 освобожденных невольников. К сожалению, руководство медицинского учреждения, где расположен центр, приняло решение не продлевать договор на 2009 год. Следствием закрытия реабилитационного центра МОМ может стать прекращение оказания комплексной помощи жертвам работорговли.



Партнеры