ВАРЕЖКА В КАМИНЕ

24 декабря 2000 в 00:00, просмотров: 303

  Вот оно, 25-е. На носу. Утром, чуть свет, вся Европа побежит к каминам — там, у душистой елки, в подвешенных красно-зеленых носках, Санта-Клаус (он же Пер Ноэль, он же Дед Мороз) оставит домашним подарки. А для самых дотошных и недоверчивых еще и варежку обронит в камине. Ведь всем известно, что Санта в рождественскую ночь приходит в дом через дымоход.

    

     А как этого ждала Европа! Еще в ноябре начались торжественные приготовления. Сначала на ТВ — в виде яркой рекламы: снег, елки, олени, Дед Мороз. Потом на улицах — елки, огни, неоновые вывески. А потом все так быстро закрутилось, что уследить было невозможно. Магазины объявили рождественские скидки. Дети завалили почтовые отделения письмами Санта-Клаусу (европейский Санта должен отвечать на любое письмо, брошенное в ящик почтового отделения, лишь бы обратный адрес был указан). Стоит ли говорить про гимн Рождества “Джингл беллс”?

     Конечно, наплыв туристов в Европу стал ощутим с конца ноября. Как только витрины магазинов начали прихорашиваться и прохожие стали обмениваться вопросами: “Вы где думаете Рождество встречать?” Вот тогда и почувствовал европеец неродную речь на улицах своего города. Ладно бы японцы и русские (те, у кого Рождество или то, что его напоминает, приходится на другой месяц года), нет, сами европейцы начали активно передвигаться внутри того же “Шенгена”. Париж, так тот вообще туристический сезон открыл — удивляться не стоит: во-первых, этот город совсем особенный на Рождество, а во-вторых, парижский рождественский шопинг способен оценить даже самый ярый противник походов по магазинам.

     Видели бы вы авеню Опера. Елисейские поля. Вандомскую площадь. Все дышит зимней феерией — хотя снега в Париже нет (термометр до последнего держался на плюс 16, а потом начались дожди). Но это досадное погодное недоразумение совершенно не чувствуется во Франции. Париж усажен рождественскими елками и уляпан неоновыми вывесками. Каждый магазин почел за честь прибрать себя и близлежащее уличное пространство по-праздничному. Легендарный “Галери Лафайет” каждый год извращается с помощью известных дизайнеров. В этом году его оформлял Жан-Шарль де Кастельбажак. Весь рождественско-новогодний дизайн — от бумажных пакетов с оленями, куда складывались покупки, до огромной елки на здании — продуман знаменитым кутюрье до мелочей. Но никто отставать не хочет: в витринах соседних крупнейших парижских универмагов куклы танцуют канкан, едут на оленях Перы Ноэли, упаковывают в коробки рождественские подарки странные существа. Все переливается огнями, зазывая сделать хоть пустячную, но покупку. В последний уик-энд перед Рождеством все магазины работали нон-стоп. А для самых ленивых в срочном порядке открыли двери виртуальные магазины: реклама этих самых магазинов и поныне висит по всей Европе — “Подарок в последнюю минуту? Без проблем!” Что и говорить, подарок под елкой в рождественскую ночь — это очень важно. Подарок и праздничный стол.

     Так уж повелось, что Рождество в Европе — семейный праздник. Утром католики идут в церковь. Потом возвращаются домой, а после обеда, едва намечаются сумерки, вновь высыпают на улицы. В каждом городе, в каждой деревне устраивается праздник. Более всего он ощутим в Альпах, где снег, чистый воздух, яркие звезды и крохотные деревянные избушки-шале. Где с неба спускается Санта-Клаус (с вертолета, с подъемника или просто с парашютом). Где детям разбрасывают конфеты. Где взрослым разливают из огромных кастрюль глинтвейн. Где во всех долинах звучит сказочная музыка “Щелкунчика” Чайковского. А из каждого шале тянется дымок и волшебный запах: застолье — неотъемлемая часть Рождества, и всякая хозяйка готовится к нему тщательнейшим образом. Как только закончится сочельник на улице, он непременно продолжится дома, и хозяйки ждут шумного возвращения домашних.

     Если уж и говорить о кухне, то только о французской. Утка с яблоками, привычная в любой стране на Рождество, для Франции просто бледное подобие того, что должно быть на столе. Француз начинает с аперитива. Фуа-гра и черная икра с шампанским — типично рождественский набор закусок. Затем идут устрицы с белым вином. Многочисленные окорока и ветчины — с красным. Потом наступает время главного блюда — дикий кабан под клюквенным соусом с жареными яблоками, например. Или лососина, запеченная с авокадо. Мясо ягненка. Затем следует зеленый салат с соусом винегрет. После — сыры. А за сырами наступает время десерта. Специального, рождественского. Он хорошо известен в России как торт “Полено”. Только французы украшают его всякими кремовыми фигурками. Тем, кто остался в живых, преподносится чай-кофе. А заканчивается все дижестивом: выдержанным французским коньяком.

     Наутро француженки повально садятся на диету.

     А дети наперегонки бегут к камину или к елке — проверять развешанные красно-зеленые носки, в которые Санта-Клаус (он же Пер Ноэль, он же Дед Мороз) в рождественскую ночь спрятал подарки.

    




Партнеры