Тут вам не аргентина

1 января 2002 в 00:00, просмотров: 219

Итоги года российской промышленности определили противоречивые факторы. Высокие цены на нефть к прошлой осени сменились их падением, еще раньше снизилась выгодность металлургического экспорта, а ведь эти две экспортные, валютодобывающие отрасли делают «погоду» российской экономики. Но в целом год вышел с небольшим плюсом – к великой радости премьера Михаила Касьянова и его замов. Сдержанный оптимизм у правительства и по поводу российской индустрии-2002. Впрочем, в нашей экономике, как у Гидрометцентра, – может быть все, что угодно.

Аргентинский кризис в конце прошлого года напугал лишь несведущих. Но Александр Лебедь, еще будучи секретарем Совбеза, сказал о России крылатую фразу: «Мы вам не Аргентина какая-нибудь». И хотя тогда уже через полчаса из далекой южноамериканской страны последовала нота протеста, он все же абсолютно прав. Мы – не Аргентина, у нас все другое, и климат, и менталитет, и нефти с газом больше, и людей, и территории.
Но, с другой стороны, как и Аргентина, мы набрали кучу долгов и кредитов, сильно привязались к доллару, так что опасения кризиса и дефолта теоретически есть. Директор Института финансовых исследований Андрей Вавилов, например, считает, что ситуация с золотовалютными резервами может быстро перемениться, как произошло в 1998 году, так что все-таки надо быть осторожными. Зато директор Экспертного института Евгений Ясин считает, что на Россию события в Аргентине вообще никакого влияния не окажут, разве что мы сможем извлечь уроки из чужой беды.
Советник президента по экономическим вопросам Андрей Илларионов выделил три особенности российской экономики: уже не такую, как раньше, значительность и мощность по мировым меркам, открытость рынка – высокую долю экспорта и импорта, а также ее сырьевой характер. Экономическое благополучие России до сих пор зависит почти полностью от цены на нефть. Снижение стоимости барреля (равного 163 литрам) на $1 ведет к потерям бюджета почти на $1 млрд. в год.
Осеннее торможение
«ДЛ» в своих прогнозах и аналитических статьях не раз отмечали, что зависимость российской экономики от экспорта (прежде всего продукции металлургии, деревообрабатывающей промышленности, мощного нефтегазового сектора), ее экспортная ориентация могут сыграть злую шутку при изменении мировой экономической конъюнктуры. Так, спад после 11 сентября в экономке США и общая рецессия мировой экономики последнего времени самым естественным образом повлияли на российскую промышленность. Но, с другой стороны, мы еще не достаточно глобализованная страна, чтобы быть в такой зависимости. Хорошо это или плохо, покажет время, но пока, порой, это на руку России.
При этом внутренний российский рынок рос, как росли показатели заводов и фабрик, до сих пор пользующихся выгодами дефолта 1998 года, когда импорт стал почти невыгоден и отечественные товары начали пользоваться спросом. Правда, в 2001-м было лишь девять месяцев интенсивного роста, а потом стабилизация, топтание на месте и даже спад. Торможение началось еще в ноябре. По данным Института экономики переходного периода, именно тогда прекратился рост платежеспособного спроса и снизилась инвестиционная активность. Одновременно резко замедлился рост цен производителей, но даже это не помогло предприятиям избавиться от излишков готовой продукции. Впрочем, это не стало сюрпризом для аналитиков, которые, согласно Марксу, все увереннее говорят о завершении очередной фазы промышленного подъема и будут ждать расширения инвестиционного спроса.
Основные российские инвесторы (нефтяники и металлурги) из-за ухудшения мировой конъюнктуры еще летом стали вкладывать в экономику страны меньше средств. В течение года цены на нефть снизились на 8–10%, причем снижение началось еще до терактов в США. Теперь надежды на возобновление роста связаны в первую очередь с ослаблением рубля и инвестициями монополистов – энергетиков, «Газпрома» и МПС. Кстати, как заявил первый заместитель председателя правления «Газпрома» Виталий Савельев, в следующем году «Газпром» планирует привлечь кредиты на сумму 175 млрд. руб. для инвестиций в производство. Однако, по мнению директора фонда «Бюро экономического анализа» Евгения Гавриленкова, чтобы инвестиции пошли во всю промышленность, нужна развитая финансовая система или хотя бы какие-то действенные шаги по ее реформированию.

За ценой не постоим
Компенсируя падение экспортных цен в условиях общей рецессии мировой экономики, наши экспортеры наращивали объемы производства. И хотя это экстенсивный неэффективный путь развития, все же он сыграл свою роль в удержании результатов.
Правда, с другой стороны, рост внутренних цен в электроэнергетике, газовой промышленности и на грузоперевозки привел ряд предприятий на грань убыточности. Так, по расчетам Минэкономразвития, за год тарифы на электроэнергию выросли на 30%, на газ – на 18%, на железнодорожные перевозки – на 34,5%. В итоге естественные монополисты увеличили затраты промышленников на 3,3%. Однако по оценке, например, производителей алюминия, затраты в этой отрасли только из-за роста железнодорожных тарифов выросли на все 4%. К тому же для экспортных отраслей рост монопольных цен не так страшен, как для несырьевых, большинство из которых работает на внутренний рынок, где повышение тарифов грозит снижением конкурентоспособности.
Интересно, что поскольку российская экономика не росла с начала осени, Минэкономразвития снизило свой прогноз роста ВВП в 2001 году с 5,7% до 5–5,5%. Кроме того, по данным Минэкономразвития, российский экспорт в прошлом году снизился и экспортеры недополучат примерно $3,5 млрд.

Экспортная ориентация
Зато одним из примечательных событий прошлого года в индустрии было внедрение алюминиевого холдинга «Русал» в автопром и электроэнергетику, а «Интерроса» в пищевую промышленность и сельское хозяйство. Таким образом, крупнейшие российские компании становятся все более диверсифицированными концернами по южнокорейскому образцу, транснациональными же они стали давно, поскольку работают на экспорт и имеют зарубежные производства. Зато «Интеррос» избавился от оборонных активов, продав свою 50-процентную долю в компании Бориса Кузыка «Новые программы и концепции». Кстати, оборонка за год увеличила объемы на 15%, а «Рособоронэкспорт» перевыполнил годовой план, заработав $3,6 млрд. на поставках русского оружия в Китай, Индию, Кипр, Алжир, Грецию и другие страны.
А в автопроме, развитие которого сдерживалось низкой покупательной способностью россиян, основной производитель – ВАЗ выпустил около 750 тыс. машин. Дальнейшее развитие отрасли будет зависеть от реализации нескольких проектов: запуска «АвтоВАЗом» в серийное производство автомобиля «Калина» и совместно с General Motors нового внедорожника, а у ГАЗа – от постановки на конвейер новой «Волги» ГАЗ-3111. Помогут автозаводам и заградительные пошлины, которые вводятся на старые иномарки.
Лидером по росту производства в 2001 году была пищевая промышленность, хорошо развивались машиностроение и металлообработка, топливная, химическая и нефтехимическая промышленность, цветная металлургия, электроэнергетика, а вот черная металлургия росла слабо. Успехами правительства в прошлом году называют начавшиеся реформы естественных монополий и принятие пакета законов о пенсионной реформе, а также снижение доли теневой экономики в России до 18% (с 25% в 90-е годы). Интересно, что по правительственной версии осеннее падение роста промышленности было связано именно с сокращением теневой экономики. То есть в этом году «теневики» с «заданием» не справились, что повлияло на общие российские показатели. Кстати, сокращение «тени» правительство объясняет улучшением налогового климата и увеличением прозрачности денежных потоков.
Подводя итоги года в финансово-экономической сфере, вице-премьер- министр финансов РФ Алексей Кудрин заметил, что удалось осуществить прорыв в налогообложении – была установлена плоская шкала подоходного налога на уровне 13%. С начала 2002 года налог на прибыль снижен с 35% до 24%, что является существенной поддержкой для промышленности. А вводимый налог на полезные ископаемые таков, что теперь фирмы не смогут уводить свои доходы в офшоры и государство будет контролировать использование природных богатств.
Вместе с тем руководитель Центра экономических реформ при Правительстве РФ Владимир Мау считает, что экономика, основанная на валютных поступлениях от экспорта, лишает промышленность всякого стимула к развитию. Высокие цены на нефть, как и дешевые иностранные кредиты, расслабляют правительство и промышленников. Возникает желание ничего не менять, а распределять приходящие в страну нефтедоллары. По-прежнему заметно отставание России в высокотехнологичных областях, развитии телекоммуникаций, точного машиностроения или туризма, способного приносить огромные доходы. Что касается компьютерно-программного и электронного сектора, то, по мнению президента корпорации «Парус» Александра Корпачева, помимо прочего его развитию мешали различные законодательные препоны.

Новый поворот,
что он нам несет
Надежды на прошлый год возлагались куда большие, но осень все испортила. Советник президента Андрей Илларионов даже назвал прошедший год – годом утраченных иллюзий, поскольку итоговые темпы роста оказались слишком малы.
А каким будет год Лошади для нашей индустрии?
Аналитики считают, что экономическая ситуация скорее всего будет развиваться по аналогичному для 2001 года сценарию. Большинство отраслей-экспортеров в ответ на ухудшение мировой ценовой конъюнктуры будет пытаться наращивать производство. В отраслях, ориентированных на внутренний спрос, все будет зависеть от инфляции, роста тарифов естественных монополий и доходов населения.
По мнению первого замминистра финансов Алексея Улюкаева, в нынешнем году рубль будет дешеветь. Но это только повысит доходы экспортеров и уменьшит рост импорта. По оценкам экспертов, к концу года курс подойдет к отметке 33 руб./$, поскольку цены на российскую нефть снизятся до $18–19 за баррель и приток валюты в страну снизится. При этом не надо забывать, что России надо расплачиваться по кредитам и долгам.
Однако некоторые эксперты считают, что цены на нефть стабилизируются уже к середине 2002 года. Правительство также рассчитывает, что нефтяные цены удержатся и с долгами можно будет расплачиваться в плановом порядке. Как заявил Алексей Кудрин, прирост ВВП в 2002 году составит 4,3%. Он отметил, что экономическая ситуация в стране была успешной на фоне снижения темпов в ведущих странах мира, в частности, в США экономический рост в 2002 году планируется менее 1%. Таким образом, запас прочности отечественной экономики противостоит негативным тенденциям мирового экономического развития. При этом вице-премьер подчеркнул, что доходы бюджета и социальные обязательства будут выполняться.

Все будет ничего
«Россия на подъеме, – также уверен директор Экспертного института Евгений Ясин. – А в мировой экономике спад, и, по мнению многих специалистов, он может быть длительным. Россия долгое время находилась в кризисном состоянии, но теперь ситуация поменялась. В России растет производительность труда и инвестиционный спрос». По мнению Евгения Ясина, первая волна промышленного роста в России была связана с импортозамещением, поскольку девальвация рубля в 1998 году позволила потеснить импортные товары. Вторая волна роста началась с середины 1999 года, когда выросли цены на нефть и другие экспортные товары, увеличилась валютная выручка. А в начале 2001 года произошел рост внутреннего потребительского спроса, который положительно повлиял на экономику. «Но многое вызывает тревогу, – считает Евгений Ясин. – Например, плохая трансформация сбережений в инвестиции. Причина – слабость финансовой и банковской системы, кредиты являются роскошью, предприятия обходятся собственными средствами, а банковские средства привлечь очень сложно или невыгодно».
А вот заместитель председателя Комитета ГД по кредитным организациям и финансовым рынкам Игорь Артемьев полагает, что те позитивные тенденции в экономике, которые в основном были связаны с эффектом девальвации 1998 года, будут затухать. Если не произойдет реальной реформы банковского сектора, который сдерживает развитие нашей экономики, то промышленный рост не превысит 2% и нужно будет искать новые резервы развития экономики.
Рассматривая сценарии развития экономики, президент фонда «Новая экономическая перспектива» Сергей Алексеев отметил, что следующий год имеет достаточно оснований называться особым. Во-первых, одновременно начинается целый ряд реформ: естественных монополий (тарифы), военной (сокращение кадров), судебной, жилищно-коммунальной (тарифы), образования, банковской, налоговой, пенсионной, земельной, административной. Готова ли к этому страна? «Российская экономика на фоне общей рецессии в нынешнем году будет выглядеть неплохо, – таков прогноз члена совета директоров «Газпрома» Бориса Федорова. – Единственная проблема – затухающая реформаторская активность правительства. Так что в естественных монополиях особых реформ не будет».
Приход Миллера в «Газпром» и новогодняя отставка главы МПС Аксененко, конечно, привнесли интригу в дальнейшее развитие этих монополий. Грядет ли отставка в новом году третьего монополиста – Анатолия Чубайса? Впрочем, это вопрос скорее политический, чем деловой, поскольку менеджерские способности Анатолия Борисовича хорошо известны, а от механической смены начальника в РАО «ЕЭС России» может ничего хорошего не получиться.
«Во многом рост российской экономики в 2001 году был по-прежнему обусловлен влиянием конъюнктурных факторов, – считает вице-президент ИК «Тройка Диалог» бывший первый зам. министра финансов Олег Вьюгин, – остаточным девальвационным эффектом и высокими ценами на нефть. В следующем году влияние этих факторов будет уменьшаться и темпы роста могут снизиться. Скорее всего, они будут находиться в диапазоне 2–4%. Но замедления темпов не нужно бояться, если они будут сопровождаться структурными изменениями российской экономики, прежде всего развитием ее несырьевого сектора».
Ни шатко ни валко – такой прогноз динамики российской экономики на 2002 год уже не плох, если вспомнить кризисы, дефолты и прочие потрясения последнего десятилетия.



Партнеры