ФАБРИКА ГРЕЗ

8 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 249
  ВОЗМЕЩЕНИЕ УЩЕРБА
     (Collateral Damage)
     Когда на экраны выходит очередной фильм со Шварценеггером (слава богу, это бывает нечасто), возникает вопрос: зачем? Кому нужно это воспоминание о былом величии? Прежде всего продюсерам. Что ни говорите, а Арни — это давно уже не человек, это торговая марка. Уважаемая к тому же. Так получилось, что в течение десяти лет — с середины 80-х по середину 90-х — актер умудрялся сниматься исключительно в блокбастерах, так что за эти годы само его имя стало синонимом качественного, зрелищного кино. А подобный миф уничтожить так же трудно, как и создать, к тому же и сам Шварценеггер очень ответственно подходит к выбору картин. В этом, кстати, его коренное отличие от Сталлоне — несколько неудачных проектов, и о Слае все говорят теперь только с иронией. Об Арни же вспоминают исключительно с уважением, и это позволяет австроамериканцу требовать законные 25 миллионов за фильм. Отсюда и второй ответ — фильмы со Шварценеггером нужны самому Шварценеггеру, потому что семью кормить надо.
     Теперь собственно о фильме. Лос-анджелесский пожарный становится свидетелем взрыва небоскреба, в котором погибают его жена и маленький сын. Причем за несколько секунд до трагедии герой видит лицо колумбийского террориста, нажавшего на красную кнопку. Естественно, Арни требует расправы и, когда ЦРУ отказывается проводить операцию на территории врага, сам отправляется в Колумбию мстить за родных. Там за суперменом-самозванцем начинают охоту и полиция, и повстанческая армия, но для Шварца это орешки — он пробирается в самое логово террористов и взрывает все к едрене фене.
     Как видите, в завязке присутствует взорванный небоскреб, что после 11 сентября для американцев — соль на раны. Мало того, лента должна была выйти в штатовский прокат как раз в конце сентября, и по горячим следам это могло привести к самым непредсказуемым последствиям. Судя по всему, чиновники испугались, что после просмотра фильма родственники жертв реального теракта последовали бы примеру киногероя и собственноручно захотели бы расправиться с террористами. Сами понимаете, в этом случае операция в Афгане превратилась бы в фарс, а потому премьеру картины благополучно перенесли на полгода.
     Однако зря волновались государственные мужи, вряд ли Шварценеггер в своем нынешнем состоянии смог бы вдохновить кого-то на мщение. Супермену уже 55, у него больное сердце, и это видно невооруженным глазом — Арни временами все еще играет мускулами, но в немногочисленных моментах, где надо бежать или драться, сразу видно, как он постарел. Заметно сдал и режиссер Эндрю Дэвис (“В осаде”, “Идеальное убийство”) — в его работе уже не чувствуется былой легкости и иронии. Особенно это стало заметно после показа по ТВ главного хита режиссера — триллера “Беглец” с Харрисоном Фордом. Вроде бы тоже ничего особенного, а все два часа держит в напряжении, а от “Возмещения ущерба” так и веет пенсией.
     ИМЕНИННИЦА
     (Birthday Girl)
     Про этот фильм раструбили уже на каждом углу, еще бы — Николь Кидман играет русскую, такое бывает нечасто. Но не спешите радоваться, в нашем прокате лента идет с дубляжом, так что самую вкусную часть — русскую речь кинозвезды — нам услышать не удастся. Хотя, с другой стороны, невелика потеря — австралийка в фильме по большей части молчит, а когда все-таки открывает рот, говорит уже по-английски. Зато обидно за Венсана Касселя и Маттье Кассовица — эти парни специально учили, как говорить по-английски с русским акцентом.
     Сюжет вкратце такой: банковский клерк из маленького британского городка выписывает по Интернету невесту из России. Девушка оказывается миловидной и хозяйственной, но совершенно не понимает по-английски. Но это полбеды, проблемы начинаются, когда на день рождения к сестренке приезжает двоюродный братец с другом.
     Причем проблемы начинаются не только у героя картины, но и у нас — зрителей. Если до этого русские изображались хоть и с издевкой, но более-менее адекватно, то с появлением французов (почему-то именно их пригласили на роль “иванов”) начинаются водка из горла, кожаное пальто на голое тело и прочие прелести голливудских клише. Настроение сразу падает, и маленькие прелести, вроде перематывания шерсти с растопыренных рук, начисто стираются из памяти под напором праведного гнева. Все-таки после “Врага у ворот”, где Жан-Жак Анно изобразил русских хоть и не без перегибов, но по крайней мере с уважением, национальная гордость требует подобного отношения и от других режиссеров.
    


    Партнеры