Лазурный берег остался без скандала

Спецкоры “МК” передают с Каннского кинофестиваля

25.05.2009 в 18:42, просмотров: 2891
Кажется, невозможно было вынести более взвешенного и справедливого решения. Изабель Юппер, председатель жюри 62-го Каннского кинофестиваля, подвела итоги самого многообещающего и, увы, не оправдавшего надежд киносмотра. В белом платье от Chanel она отдала “Золотую пальмовую ветвь” Михаэлю Ханеке и его драме “Белая лента”.

Мало найдется смельчаков, которые не согласятся с ее решением. Гораздо больше будет тех, кто скажет, что ничего нового в своем фильме Ханеке не сказал. Его задачей в “Белой ленте” было рассказать нам, откуда взялся фашизм. Да, от детей, сверстников, и калечащих их души взрослых. Но и эти, будучи детьми, в свою очередь, были замучены холодной жестокостью взрослых и их ханжеской моралью, которая господствовала в Германии накануне Первой мировой. Замечательно, что фильм, получивший главную каннскую награду, ее достоин, и ужасно, что лента, которая должна стать в некотором роде результатом поиска нового кино, столь старомодна и предсказуема. Так же старомодна и криминальная драма Жака Одияра “Пророк”, получившая самый высокий балл у критики и Гран-при фестиваля.  

Ларс фон Триер, о которого к финалу фестиваля не вытер ноги только ленивый, не получил ничего. Лишь невероятные страдания Шарлотты Гинсбур были оплачены актерским призом. Квентин Тарантино, также оставшийся без наград, вывел на первый план австрийского актера Кристофа Вальца — ему за роль германского полковника Ланца в “Бесславных ублюдках” достался мужской приз. Впрочем, Тарантино грех жаловаться: в Каннах он не прохлаждался на пляже и вечеринках, а смотрел кино. Так же, как и все предыдущие годы, кстати. И его фаворит — радикальная драма “Резня” филиппинца Бриллианте Мендозы, сеющая в зрительских душах ужас почище триеровского “Антихриста” и также занявшая самое последнее место в списке предпочтения критики, получила приз за лучшую режиссуру.

 Пожалуй, это решение да еще приз жюри корейцу Пак Чан Вуку можно назвать радикальными и интересными. Ведь что ни говори, а именно Канны обещают ежегодно новые открытия и кинооткровения.  

Вопреки ожиданиям открытий не состоялось. Не состоялось и скандала. “Золотая пальма” триеровскому “Антихристу” могла бы всколыхнуть народные массы не хуже, чем решение председателя жюри 2004 года Квентина Тарантино, отдавшего главную награду Майклу Муру и его “Фаренгейту”. Все же “Антихрист” — кино, и кино, замечательно сделанное. Уж он бы заставил говорить о фестивале не как о самом провальном, а как о самом спорном и впечатляющем — да каком угодно, только не скучном. Правда, несмотря на общее недовольство, очереди на просмотры были так же устрашающи, а желающие попасть на вечерний показ занимали свои места перед фестивальным дворцом уже утром.  

Впрочем, кризис все же сказался на фестивале. Уже в субботу, на следующий день после закрытия кинорынка, каннские улицы заметно опустели, а участники кинорынка не стали дожидаться итогов фестиваля и покинули свои скромные и неоправданно дорогие гостиничные номера, экономя средства. Средства экономили и богатые — знаменитый благотворительный аукцион amfAR, основанный Элизабет Тейлор, собрал в этом году 3,2 миллиона евро — в два раза меньше прошлогоднего. Шэрон Стоун, в черном платье от Dior, и ее коллега по выбиванию миллионов Билл Клинтон (а именно он помогал Шэрон избавляться от дорогостоящих лотов в этом году) сделали все, что могли. Они продали стол и собственную компанию за этим столом за 10 тысяч евро, а прочие столы в отеле du Cap, где проходил аукцион, за 4 тысячи евро. Урок Моники Селеш — за 35 тысяч долларов, фото с автографом  Настасьи Кински — за 100 тысяч евро. Приглашение на дефиле в Милане в первом ряду — за 140 тысяч евро. Поездку на яхте на Галапагосские острова — за миллион. Фотографии с автографом Мадонны — за 35 тысяч евро. Даже за саксофон Билла Клинтона не удалось выручить больше 130 тысяч. Да и звезд в этом году на знаменитом светском мероприятии было немного: Элизабет Херли, Донателла Версаче, Клаудиа Шиффер, Ева Герцигова да парочка Дольче и Габбана, и все. Остается лишь надеяться, что следующий год не окажется еще хуже нынешнего.

Мария ДАВТЯН,  Татьяна ПИНСКАЯ, Канны.

ШЭРОН СТОУН

Настоящая дива! Вкус и чувство меры не подвели мисс Стоун и в этот раз. Ничего лишнего: гладкая прическа, в меру украшений. Зато и ноги показала, и этикет соблюла. Такую-то фигуру грех скрывать под длинными юбками. Одно огорчает — повальное увлечение кинозвезд на фестивале черным цветом. Шэрон, где ваши красные платья? Мы по ним скучаем!

ШАРЛОТТА ГИНСБУР

Фаворитка Канн проигнорировала дресс-код или забыла переодеться к вечернему мероприятию? Ни тебе платья в пол, ни украшений, ни укладки. На лице ноль косметики, простенькое коктейльное платье с металлической фурнитурой да тоненькая цепочка на шее. Модницу в Шарлотте выдают только актуальные туфли. Звезду кинофестиваля не выдает ничего. Даже школьницы на последний звонок одеваются более изысканно.

ИЗАБЕЛЬ АДЖАНИ

Изабель, увольте своего стилиста, он явно сам этого хочет! Иначе зачем ему предлагать звезде наряд, который подчеркивает недостатки и скрывает достоинства? Черный прозрачный верх не сужает верхнюю часть, а делает более массивной за счет выреза до плеч. Контраст черного верха и светлого низа разбивает фигуру на две части, делая ее короче. А драпировка на талии зрительно увеличивает живот и бедра. Даже миниатюрную и изящную фигурку актрисы платье сделало громоздкой и аляповатой. Распущенные волосы и крупные украшения еще больше утяжелили образ.

Марина ВЕЛИКАНОВА.