Металл: громы и молнии

Путин включил “ручное управление” ценами

31.05.2010 в 20:40, просмотров: 5796
Металл: громы и молнии
“Вызов доктора” двухлетней давности к металлургам повторился: вчера в Белом доме Владимир Путин, услышав призывы автопрома и других отраслей, разбирался с ростом цен на металл. Подорожание в 20—30% не поддается экономической логике, пенял премьер. “Попали” не только металлурги, но и некоторые другие “виновники” роста цен.

Скорее всего ситуация с ростом цен на металл не получила бы такого резонанса, если бы не трагедия на шахтах. В результате на рынке образовался дефицит угля, который и стал одной из причин роста цен на металл. Одновременно с углем из-за восстановления спроса подорожали руда, энергоносители, тарифы на перевозки и т.д. Этот ворох причин и привел к тому, что сталепроизводители взвинтили цены на свою продукцию — в частности, для автозаводов — на 25—30%.

Потребители металла, вспомнив, как два года назад Путин вызвал “доктора” к руководителю “Мечела” Игорю Зюзину, воззвали к госчиновникам. Автопроизводители написали коллективную жалобу вице-премьеру Игорю Сечину, грозя ростом цен на машины. Производители труб жаловаться на металлургов не стали, но цены уже подняли. Которые ударили по нефтяникам, и они настрочили жалобу в Федеральную антимонопольную службу.

В результате жалобщики достигли цели: письмо от автопроизводителей было показано Путину, выслушал он и главу ФАС. Г-н Артемьев доложил о первом подозреваемом — “Евразхолдинге”. Под прицел также попали “Северсталь” и ММК, которым может грозить штраф до 15% от оборота.

В общем, вызов “скорой помощи” требовался однозначно. Чтобы разобраться с ценами на металл, Владимир Путин собрал в Белом доме все заинтересованные стороны — производителей угля, металлургов и потребителей стали, энергетиков и поставщиков топлива, а также транспортников. Бизнесмены, ожидая Путина, дружно успокаивали друг друга: все помнили, как после “вызова доктора” к Зюзину (его пригласили и на этот раз) фондовый рынок потерял почти $60 млрд. За стол переговоров сели основные игроки рынка — Владимир Лисин (Новолипецкий меткомбинат), Виктор Рашников (Магнитогорский меткомбинат), Алексей Мордашов (“Северсталь”), Александр Абрамов (“Евраз групп”), Виктор Вексельберг (“Ренова”) и ряд других бизнесменов из списка Forbes. Путин говорил долго и жестко — в своей речи коснулся всех прямых и косвенных виновников роста цен (и не только на металл).

Резкие скачки цен и срыв поставок могут перечеркнуть достигнутый страной позитив, давил на совесть Путин, напомнив о самой низкой инфляции за последние 20 лет и прочих достижениях. “Просто не могли проскочить незамеченными планы металлургических компаний увеличить цены для потребителей. Серьезных оснований для этого не имеется” — после этой фразы премьера бизнесмены заметно побледнели. Но ничьи головы не полетели: премьер критиковал “в целом”. Он заявил, что все понимает про издержки и цены на мировом рынке. “Но одномоментный рост на 20—30% выходит за рамки экономической логики!” — метал молнии ВВП. Он обвинил производителей металла в попытке отыграть потери, понесенные из-за кризиса, не задумываясь при этом о потребителях — железнодорожниках, нефтяниках и т.п. Да и о государстве — оно тоже крупный покупатель металла, напомнил Путин.

Из всего этого вступления вытекало требование: производители и потребители металла должны вернуться к долгосрочным контрактам, чтобы исключить скачкообразный рост цен. При этом поставки на внутренний рынок металла, железной руды, кокса, по Путину, должны рассматриваться в качестве приоритета. Еще одно задание — устранять посредников, из-за которых происходят “накрутки” цен.

Федеральным ведомствам Путин поручил рассчитать обоснованные ориентиры цен на металл, а заодно и на другие базовые товары и услуги. Потом цены будут мониторить. А в случае отклонения от установленных ориентиров — реагировать.

Далеко не только металлурги, но и все те, от кого зависят цены на конечную продукцию, попали под огонь требований премьера.

— Мы считаем справедливым продолжить сдерживание роста тарифов, чтобы дать возможность экономике вздохнуть, не увеличивать нагрузку на граждан — одним словом, сдержать инфляцию, — объяснил свою позицию Путин.

Он потребовал от энергокомпаний с госучастием — “РусГидро” и “Росатома” — снизить внутренние издержки и неэффективные затраты: “Думаю, если поковыряться, мы их найдем”. Сдерживать цены и издержки должна будет и частная генерация.

Сдерживать цены придется и РЖД — рост ее тарифов в 2011 году, по словам Путина, вновь будет ниже, чем у других естественных монополий. Не обрадовал он и газовщиков: они не смогут зарабатывать на внутренних потребителях столько же, сколько на западных. Переход на равнодоходную формулу цены на газ для промышленных потребителей в 2011 году не состоится, объявил Путин: они будут платить не 100, а 55%.

Автопром нашел компромиссное решение с металлургами: цена на металл для этой отрасли будет увеличена на 22% (а не на 25—30%), сообщил после обсуждения в закрытом режиме гендиректор “Соллерс” Вадим Швецов.

А глава РЖД Владимир Якунин рассказал, что для роста их тарифов в 2011 году установлен предел — 8%. Как добавил замминистра экономики Андрей Клепач, стоимость тепла для населения в 2011 году повысится на 12—14%, а темп роста коммунальных платежей не превысит 15%. Для тарифов на газ тоже поставлено ограничение в 15%.