УДАРНИКИ “ПЕРКУСЬОННОГО” ТРУДА

  Опровергая расхожее мнение о том, что понедельник — день тяжелый, театральная олимпиада представила жаждущей чуда публике музыкантов из Франции — ансамбль ударных инструментов “Перкусьон де Страсбург”. Шестеро людей в черном заполнили зал “Новой оперы” ритмами и звуками ксилофонов, маримбафонов, колоколов и прочих гонгов.

     Ансамбль “Перкусьон де Страсбург” очень хорошо известен в Европе. Он был создан еще в 1962 году с подачи французского композитора-авангардиста Пьера Булеза. Это произошло на волне радикального авангарда, выбросившего на берег музыкального искусства новые композиторские техники, в том числе додекафонную систему. Молодые музыканты заявили о себе как исполнители самой новаторской музыки, воспринимавшейся тогда как откровение. Все это роднило музыкантов с композиторами того времени, которые сразу стали друзьями ансамбля. Мессиан, Штокхаузен, Кейдж, Ксенакис — вот далеко не полный перечень имен великих ниспровергателей традиций, которые стали посвящать артистам ансамбля свои программные произведения.

     “Перкусьон де Страсбург” исполняет только специально написанную для него музыку. Вот и в программу московского концерта они включили “Плеяды” Ксенакиса — развернутую сложнейшую композицию 1979 года, в которой “великолепная шестерка” — пять мужчин и одна женщина — блеснула техническим мастерством игры. Сценическое поведение исполнителей кажется магическим ритуалом: музыканты неслышно переходят, перебегают от инструмента к инструменту, меняя палочки на молоточки и задавая друг другу непрерывный ритм. Страсбуржцы не гонятся за дешевой театрализацией — они играют в строгой академической манере, но сам характер музыки, специфика тембров перкуссии и черные одежды превращают их в адептов магии. Но не черной, а самой что ни на есть белой и радостной.

     Разумеется, новые песни придумала жизнь. И музыкальный стиль, к которому продолжают тяготеть музыканты, уже утратил свою новизну. Особенно явно это ощущалось, когда они исполнили современное сочинение — “Die Runde Zah!” Д’Адамо — эдакий пламенный привет от вышеупомянутого Ксенакиса, который был не только композитором, но и архитектором, а также создателем Центра математических и автоматических исследований в области музыки. Однако эстетическая верность достижениям авангарда шестидесятников, помноженная на исполнительское мастерство французских артистов, встретила восторженный прием московской публики. Тем более что на закуску “Перкусьон де Страсбург” приготовил потрясный “бис” — безумно смешную вокально-ритмическую композицию. В ней музыканты обошлись без всяких инструментов и поставили публику на уши лишь при помощи голоса, хлопков, движения и мимики. Блистательный номер привел зрителей к убеждению, что от этих страсбуржцев можно ждать чего угодно.