“Ан-24” разбился об Обь

Эксперты “МК”: посадка на воду спасла большинство пассажиров

11.07.2011 в 19:05, просмотров: 13583

Еще не закончились поиски пилота вертолета “Robinson R-44”, затонувшего в воскресенье утром в Енисее, а журналистам уже приходится выяснять детали новых трагедий, по какой-то мистической закономерности также связанных с водой, — катастрофы теплохода “Булгария” на Волге и жесткой посадки на Оби пассажирского самолета “Ан-24”. Количество жертв этих трагедий с каждым часом растет.

“Ан-24” разбился об Обь

Что касается самолета “Ан-24”, приводнившегося в русле Оби, на момент подписания номера было известно о пятерых погибших и четырех госпитализированных в тяжелом состоянии. Всего, по данным Росавиации, на борту находились 37 человек. ЧП произошло утром в понедельник на границе Ханты-Мансийского автономного округа и Томской области. В 63 км от Нижневартовска экипаж доложил о пожаре в левом двигателе. Летчики приняли решение сажать “Ан-24” на воду.

По данным Томского областного МЧС, самолет частично разрушен и находится на косе, у берега реки. Организована эвакуация выживших и раненых пассажиров с места происшествия. Как сообщили в Западно-Сибирском следственном управлении на транспорте, по факту аварийной посадки “Ан-24” возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 263 УК РФ (“нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц”).

00:43

Некоторые подробности случившегося “МК” рассказал глава Росавиации Александр Нерадько:

— Примерно через 1 час 38 минут полета на высоте около 6000 метров произошло внутреннее разрушение левого двигателя, сопровождавшееся возникновением пожара. Экипаж использовал бортовые средства пожаротушения, но пожар не прекратился, и летчики приняли решение об экстренном снижении и посадке вне аэродрома. Она была совершена на акваторию реки Обь примерно в 15 км от города Стрижевой. На фотографиях, которые появились в Интернете, видно, что левый двигатель практически отсутствует — он весь обгорел. При посадке самолет частично разрушился и затонул недалеко от берега. Данные о погибших пока уточняются, так как спасать людей начали те, кто находился в том момент возле места происшествия: рыбаки, речники… Скольких удалось достать из воды — никто тогда не считал. Например, сразу вытащили маленького ребенка. Затем спасательные работы организовывал уже сам экипаж, который остался жив.

Оценкой действия пилотов предстоит заняться следствию, но “МК” все же попросил авиационных экспертов прокомментировать предварительную информацию о случившемся.

Пилот гражданской авиации, кандидат технических наук Владимир Герасимов:

— Существует три системы пожаротушения. Первые две срабатывают автоматически, третья — если не сработали первые две — приводится в действие уже вручную. Если не удалось погасить огонь и с помощью этой системы, то дело плохо. Самолет горит всего минут пять, при этом разрушаясь. Поэтому летчики правильно решили, что надо срочно садиться вне аэродрома. Но где? Если они летят над тайгой, то садиться на лес — это значит убить всех. Они выбрали воду и сделали абсолютно правильно. Приводняться с убранными шасси в данной ситуации — самое верное решение. Правда, далее сразу возникает вопрос: как экипаж предупредил людей об экстренной посадке, да тем более на воду?

Источник “МК” в Росавиации:

— При расследовании необходимо будет оценить, правильно ли действовал экипаж в тех условиях. Будет проведена также проверка авиакомпании, которой принадлежит самолет. Это небольшая региональная компания, базируется она в Иркутске. В ней эксплуатируются 9 вертолетов и 8 самолетов типа “Ан-24”, “Ан-26” и “Ан-2”. На данный момент никаких существенных замечаний к этой авиакомпании пока не предъявлялось.

Заслуженный пилот СССР Олег Смирнов:

— Я один из первых, кто осваивал “Ан-24” в 1960-х годах. В его конструкцию заложено то, что даже на одном двигателе это работоспособный летательный аппарат. При отказе одного движка даже нет оснований садиться.

Однако в летном деле есть неукоснительное правило: если у тебя загорелся двигатель либо что-то еще и работа системы пожаротушения не привела к успеху, единственное, что остается, — это камнем к земле на вынужденную посадку, где бы ты ни был. Тем более у “Ан-24” двигатель расположен на крыле, а это значит: горит двигатель, затем крыло, потом оно отваливается и далее — фатальный конец. Поэтому командир корабля принял грамотнейшее решение — произвести посадку на воду.

Но я бы не стал связывать это с возрастом самолета, так же, как и недавнюю трагедию с “Ту-134”. Ни там, ни тут нет вины самолета. Если самолет имеет сертификат технической годности и обслуживается как положено, у него регулярно меняются все детали, выработавшие ресурс, включая двигатели, то какая разница, сколько ему лет?

Тут скорее можно предъявить претензии к структуре системы поддержания летной годности воздушных судов, сложившейся у нас в стране. Авиакомпании сложно обнаружить в двигателе какие-то недоработки, заложенные при его строительстве или капитальном ремонте, — а мы, кстати, еще не знаем, стоял ли там новый двигатель или после капремонта. В любом случае этим занимается не авиакомпания, а авиапром — самолетостроители, двигателисты. А здесь, как вы знаете, у нас системные проблемы.

Материалы по теме: Горящий Ан-24 посадили на воду