Как Гайзер жил и правил в Коми: по следам арестованного губернатора

«Его квартира - №13”

23.09.2015 в 19:34, просмотров: 86955

Губернатор республики Коми Вячеслав Гайзер и Ко задержаны. Мы выехали в столицу Коми Сыктывкар, где на протяжении последних 10 лет развивались события, которые уже окрестили сериалом «Бригада».

Как отзываются о главе республики местные жители, как прикрывают Гайзера его подчиненные, что происходит в Администрации города и что скрывали от горожан высокопоставленные чиновники - в материале нашего специального корреспондента.

В списке подозреваемых - все ближнее окружение губернатора. Здесь и его заместитель Алексей Чернов, и зампред правительства РК Константин Ромаданов, председатель Госсовета Игорь Ковзель, пара крупных предпринимателей – бывший муж Лолиты Зарубин (его не арестовали пока, он в розыске) и некий Самойлов. Не пощадили следователи и помощников главы республики — всего в списке арестованных судом 15 человек.

Как Гайзер жил и правил в Коми: по следам арестованного губернатора

Разобраться, каким человеком был Гайзер, задача не из простых. Более противоречивых людей, чем сыктывкарцы, еще поискать надо. С одной стороны, жалоб у жителей города накопилось полна коробочка. У одних нет в доме газа, других не устраивают разбитые дороги, третьи недовольны мизерными пенсиями. И во всех проблемах люди сегодня обвиняют Гайзера. Действительно, кого же еще? «Закрыли его, значит, виноват» - только и разговоров в Сыктывкаре.

А копнешь глубже - мол, чем конкретно вас не устраивал Вячеслав Михайлович? - Пожимают плечами: «Вроде мужик он простой был, свой человек», «На работу пешком ходил», «Деткам-сиротам помогал», «Жил скромно, в обычном доме, не в коттедже».

А уж те, кому глава республики платил зарплату, за своего шефа стоят горой. И бьют себя в грудь со словами: «Город у нас маленький, все на виду. Если бы Гайзер жил на широкую руку, народ бы это заметил. Вы бы видели его – скромный интеллигентный чиновник, ничем от нас, рядовых не отличался».

Мы решили проверить, как жил Вячеслав Гайзер, у которого в московском офисе обнаружили коллекцию часов стоимостью в 1 млн долларов, золотую ручку и другие детали «скромной» жизни рядового чиновника.

Мэр пропал — ни слуху, ни духу

Администрация города Сыктывкар. Серое, покрытое толстым слоем пыли здание. Напротив – фонтан, представляющий из себя не менее убогое зрелище.

На входе меня встречают улыбчивые девушки в ярких бирюзовых рубашках. Рядом мужчина. Видимо, охрана.

- А из наших никого не закрыли, все на местах, - радостно докладывают собеседники.

- Никто из списка Гайзера в здании администрации не имел своего кабинета? – удивляюсь я.

- Нет, они все на главной площади сидели. У нас только мэр. Но он не причастен к этой истории.

- С мэром можно поговорить?

- Он в отпуске. Ушел сразу после скандала. Но вроде у него был запланированный отпуск.

История с исчезновением мэра Сыктывкара Ивана Поздеева за последние несколько дней обросла массой слухов.

Вроде в понедельник утром его еще видели на работе. Днем – как корова языком слизала. Ни слуху ни духу. Пропал человек.

А в понедельник вечером на одном из телеканалов промелькнула информационная строка: «Мэр Сыктывкара арестован». Правда, позже новость все-таки опровергли. Так же поговаривают, что вместе с отпуском Позднеев на всякий случай подписал заявление об увольнении по собственному желанию. Официально это тоже не комментируют.

Собственно, во властных структурах Республики Коми сейчас не комментируют ничего. Все выбрали выжидательную позицию.

Вот и председатель правительства Владимир Тукмаков, который усидел в своем кресле и сейчас остался за главного на хозяйстве, на недавнем брифинге ни словом не обмолвился о ЧП в республике. Жизнь продолжается?

Прохожу в редакцию местной газеты. Офис располагается прямо в правом крыле администрации. Понятное дело, издание – подконтрольное мэру. Меня встречает директор редакции Антонина.

- Мне и сказать-то нечего по этому громкому делу. В шоке мы все. Вячеслава Гайзера я много раз видал интеллигентный человек, наговаривают на него сейчас, - улыбается женщина.

- Вы что-то писали в своем издании про случившейся скандал?

- Мы? Нет. Зачем? В одном номере лишь маленькую новость дали по этому поводу, и все. И мы не станем продолжать эту тему, расследовать. Даже комментарии ни у кого брать не будем. Решили вообще не обращать внимания. У нас в городе много других проблем.

- А ваш мэр действительно уволился по собственному желанию. Он ведь тоже человек Гайзера?

- Первый раз слышу. Он ушел в отпуск.

- Надолго?

- До конца сентября точно. А там посмотрим.

Пустыня в Желтом доме

Следующим пунктом моей программы было здание, откуда еще недавно правил республикой Вячеслав Гайзер и те, кто в минувшие выходные оказался за решеткой. Желтый дом – так в народе прозвали штаб-квартиру главы Коми. Видимо, по аналогии с Белым домом.

Пресловутый Желтый дом.

Здание и правда, желтого цвета. Выглядит гораздо более презентабельно, нежели соседнее, административное. Прохожу внутрь. И снова приветливые охранники на входе. Только если в горадминистрации наблюдалась какое-то движение, здесь – оглушающая тишина. Гардеробщица за день обслужила троих человек. Одна из них – я.

Следом за мной в дверях появляется женщина. Обгоняет меня. Бежит к охраннику.

- Миленький, что же мне теперь делать? Гайзера посадили. Кто же мне поможет решить проблему, - складывает руки на груди. – ДТП, сын сбил человека, квартиру отняли, жить негде. Когда приходить?

Мужчина пожимает плечами.

Дождавшись своей очереди, я задала вопрос, на который, как мне казалось, точно знала ответ - «нет».

- Можно мне посмотреть кабинет вашего начальника и его подчиненных, тех, кто сейчас в СИЗО?

Собеседник ничуть не удивился. Документы не спросил. И каково же было мое удивление, когда через 10 минут ко мне спустился руководитель пресс-службы Роман Квашнев и провел мне экскурсию по святая святых.

Здание больше напоминает советскую элитную поликлинику, где обследовались генсеки, нежели правительственное учреждение. В холле и на этажах – притоптанные ковровые дорожки в узорах – ковры с таким рисунком висели на стене в каждой квартире на заре 80-х. На потолке – десяток дешевых люстр под хрусталь. Двери в кабинеты – явно не дубовые. Вместо гардин на окнах – скромные белые тюлевые занавесочки. Про такие места говорят – чистенько, но бедненько.

В коридорах Желтого дома - пустыня.

- Нам скрывать нечего, все покажем, все расскажем, - начинает диалог Квашнев. – Только вот о личной жизни нашего руководства никто распространяться не будет, про рабочие моменты тоже не спрашивайте.

Поднимаемся на второй этаж. В коридорах – ни души.

- Тихо у вас так. Все в отпусках после произошедшего? Или уволены? – интересуют.

- У нас здесь всегда так тихо. Мы же в конце концов, не спортобъект, где стоит постоянный шум, - парирует Роман.

Проходим в кабинет Гайзера.

- Проход – не дальше приемной. Там, где секретарь сидит, - предупреждает меня собеседник.

Нас встречает женщина средних лет.

В приемной губернатора сидит дама, наложившая эмбарго на комментарии.

Я не успеваю открыть рот, как слышу: «Я никаких комментариев давать не стану. У меня ни о чем не спрашивать. Таких полномочий мне никто не давал. Все вопросы ко мне – исключены. Можете посмотреть приемную, и на этом мы распрощаемся».

Приемная Гайзера.

В приемной Гайзера роскошью и не пахнет. На окнах – двадцать горшочков с комнатными цветами.

- Видите, цветочки совсем не дорогие, дешевые, - прерывает эмбарго секретарша.

- А вот картины висят. Это, наверное, дорогостоящие полотна? – спрашиваю.

- Этим картинам уже сто лет в обед. Здесь обстановка не менялась с 80-х годов. Только косметический ремонт лет 10 назад делали. Так что никаких дорогостоящих вещей у нас нет. Ручку, можете мою сфотографировать. Обычная, не золотая.

- Обыск в кабинете Гайзера проводили?

- Здесь вроде ничего не нашли. Все эти ручки, часы – все в Москве.

Проходим вглубь коридора, туда, где проходили совещания главы республики с подчиненными.

Пресс-секретарь указывает мне на центральное место с колокольчиком – здесь сидел Гайзер, видимо, звонил в колокол, когда объявлял о начале заседания или прерывал чью-то речь.

Этим колокольчиком Гайзер призывал коллег к порядку.

Интересуюсь, кто же сидел по правую и левую руку от губернатора.

- По правую Тукманов, затем Ромаданов. По левую – Чернов, затем – Ковзель, - вспоминает Квашнев.

В Басманном суде, где проходил арест, друзья-товарищи сидели порознь. Лишь глава правительства Тукманов теперь пересел на место своего босса.

- У нас в принципе ничего не изменилось, работа не встала, - невозмутимо утверждает собеседник. – Правительство в полном составе осталось, кроме одного человека. Так что, как работали, так и работаем.

Спрашиваю, где изволили чаевничать глава республики и его замы.

- Есть у нас столовая. Работает четко по часам – чай можно попить с 9.45 до 10.30. Обед с 13.00 до 14.00. Но цены там достаточно высокие. В той же администрации и в Верховном суде, в столовой ценник более гуманный. Поэтому я, например, с собой приношу еду. Так же, как большинство госслужащих.

- Ну Гайзер, наверное, мог себе позволить, обед в вашей столовой?

- Я не знаю, ходил он туда или нет.

Тем временем, Роман провожает меня в приемную, где принимают жалобы от населения. Женщина навытяжку тут же докладывает:

- Мы сегодня первый день, как приступили к работе после случившегося. Пока еще ни одного человека не было, посмотрим, кто придет и с какими проблемами.

- Лично к Гайзеру много людей хотел попасть на прием?

- Может, кто-то и хотел, но обычно мы все сами решаем. Да и проблемы у народа какие? Все больше по ЖКХ – тепла в доме нет, воды. Ничего серьезного.

На мою просьбу показать кабинеты остальных сидельцев пресс-секретарь разводит руками:

- К сожалению, это невозможно. Кабинеты Чернова и Ромаданова закрыты.

- А где же их секретари?

- Секретари либо ушли в отпуск, либо их отправили к другим людям. Вы сходите в соседнее здание Госсовета, там председательствовал Игорь Ковзев, тоже один из задержанных.

«Фото задержанного оставим в музее для истории»

Здание Государственного Совета республики Коми – в двух шагах от Желтого дома, на той же центральной площади. По пути обращаю внимание на парковку, где стоят автомобили, принадлежащие высоким чиновникам края. Из более менее приличного - скромные «Тойоты», подержанные «Ниссаны», видавшие виды «Дэу», «Субару». Ни одного Мерседеса, БМВ, Лексуса. Автомобилей с мигалками тоже не замечаю.

У здания Госсовета Коми припаркованы даже "девятки".

Подхожу к водителям.

- Это парковка тех, кто работает в правительстве республики?

- Да. Вас что-то смущает? Машины, говорите, старые? У нас в Сыктывкаре других не держат. С автомобилями беда. А наши чиновники – самые скромные чиновники, никто не выпендривается, в отличие от Москвы, - будто заранее заготовили текст мужчины.

- С мигалками тоже никто не катается по городу?

- Отродясь в городе ни у кого мигалок не было.

- А на какой машине ездил Гайзер?

Тишина.

- Мне говорили, что на «Шкоде»?

- Да, «Шкода», точно, - радостно закивали собеседники. – А вон, видите, здесь установили парковку для велосипедов. Наше правительство теперь на велосипеды пересело.

Парковку я заметила.

Велосипед – один.

На парковке для чиновников всего один велик.

Позже мне удалось узнать, на каких автомобилях передвигались Гайзер, Чернов и другие. И получить ответ на вопрос – почему же даже водители не желают раскрывать все карты.

В Госсовете меня встречает девушка Наталья – работница пресс-службы. Ее руководитель сейчас по странному стечению обстоятельств, тоже в отпуске.

- Выборы провели и выдохнули. После них, все планировали уйти в отпуск, кто же знал, что такое случится, - как бы оправдывается собеседница за начальницу.

Прогуливаемся по гигантскому зданию. По дороге Наталья вспоминает историю, которую, возможно, рассказывает всем приезжим журналистам: «Вячеслав Гайзер – на редкость простой человек. Помнится, к нам на одно мероприятие приезжал актер Михаил Галустян. Мы тогда удивлялись, сколько понтов у человека. Например, он запросил к трапу самолета «Мерседес». Гайзер тогда с ним должен был лететь. И у него поинтересовались: «Вячеслав Михайлович, вы тоже ВИП, вам тоже к трапу «Мерседес» подать?», он засмеялся: «Погода хорошая, я пешком дойду».

Подходим к кабинету Игоря Ковзева.

- Табличку уже сняли, - немного смущается Наталья. – Вроде как не вернется он уже сюда.

Тем не менее фотографии задержанного все еще украшают стены Госсовета. Вот, например на стенде «Парламентские хроники» - пара-тройка карточек с Ковзевым. Также висит его портрет под стеклом в местном музее.

Эту стену тоже украшает Ковзель (вверху справа).

- Теперь, наверное, отовсюду удалите имя этого человека?

- Нет, в музее решили оставить. Как историю.

Портрет Ковзеля оставили "для истории".

Перед выходом из здания, слышу громкий голос кого-то из работников: «Итак, начинаем готовиться к очередной сессии Госсовета. С новым правительством, с новыми людьми».

Квартира № 13

Рассказ о том, что Вячеслав Гайзер жил рядом с работой и пешком ходил до дома, перепечатали все местные и федеральные СМИ.

Далее следовало: «Жил скромно в простой пятиэтажке, в маленькой квартирке» и т.д. и т.п. Мы решили проверить, в какой квартире на самом деле жил глава республики и каким автопарком владел чиновник.

Улица Куратова, дом 77.

Дом Гайзера.

Дорогу к дому Гайзера знает любой местный житель.

Преодолеваю путь, который проходил от работы до дома Вячеслав Гайзер. Дорога лежит мимо Следственного отдела Сыктывкара, цветочной лавки, кондитерской, универмага Сыктывкар, управления автодорожного надзора и ресторана «Лаунж». Кстати, именно в этом ресторане проходили «закулисные» переговоры политиков и бизнесменов.

В ресторане "Лаунж" первые лица республики проводили переговоры.

Внутри полумрак. На окнах – плотные черно-красные шторы. Диваны, подушки, шторки. Лиц посетителей не разглядеть. Все сделано для того чтобы создать атмосферу абсолютного уединения.

Меню – богатое, если не сказать больше. Здесь представлены самые изысканные блюда европейской, итальянской, русской кухни, что для Сыктывкара – редкость. Цены, правда, тоже явно, не для рядового горожанина.

- Часто у вас сидели те, кто сейчас за решеткой? – спрашиваю официантку.

- Да это наши постоянные гости. Ресторан считается одним из лучших в городе. Иногда для них даже закрывали заведение.

Дом, где жил Вячеслав Гайзер, в пяти минутах ходьбы от злачного местечка. Конечно, это не скромная пятиэтажка, а добротный многоэтажный одноподъездный дом с собственными гаражными местами.

Глава республики занимал квартиру № 13.

Словоохотливые обитатели дома решили поделиться некоторыми деталями из жизни знаменитого соседа.

- Вы сейчас не смотрите на нашу парковку, - машет рукой одна из женщин. – Здесь всего две машины, несерьезные какие-то, стоят. Наверное, кто-то случайно остановился. Обычно у нас здесь не меньше пятнадцати авто собирается. Все очень дорогие. В основном «Альфа Ромео». Много стоит неизвестных мне моделей, на танки похожие, бронированные. В автомобилях всегда водители сидят и личная охрана. Однажды водители как-то разговорились и признались: «Мы возим бандитов». Все помнят историю, как эти товарищи из правительства республики огородили себе самое грибное место в крае, построили там деревянные домики якобы для переговоров, взяли деньги из бюджета. Потом все сгорело. Домики сравняли с землей. А про деньги все благополучно забыли.

Парковка, некогда полная дорогих авто, опустела.

- А около Желтого дома, где заседает ваше правительство, скромный автопарк?

- Чиновники все свои машины во дворах Желтого дома прячут. Например, у зама Гайзера, Чернова, машина очень серьезная, и очень дорогая. Он ведь тоже здесь живет, на втором этаже.

Раньше с нами по соседству обитал и Зарубин, муж Лолиты. Потом он эту квартиру переписал на вроде на тещу, но никто ее здесь никогда не видел. На третьем этаже живет бизнесмен Николай Семенюк, он лесом занимается. Тоже дружит со всей этой компанией. Поглядите на их нравы. Семенюк подарил сыну на 18-летие шикарный «Лексус», а парень умудрился его утопить в реке. У самого Николая огромный джип, ценой в 7-8 млн рублей.

- Кого из тех, кто сейчас за решеткой вы часто видели здесь?

- Чаще всего к Чернову приезжали серьезные люди на серьезных машинах. Задержанный бизнесмен Валерий Веселов часто гостил.

- Не простой дом у вас дом, выходит?

- Дому лет 20. Гайзер сюда заселился в 1997 году.

Смотрите фоторепортаж по теме: Гайзер жил в Коми, как Корейко
22 фото

- У Чернова есть жена, дети?

- Мы никогда не видели его с женщиной. Он ведь все время с пятницы по понедельник находился в Питере. С ними здесь только охранник был. Зарубин тоже жил здесь без жены. Он всегда хорошо выглядел, одевался с иголочки, манерный очень. В квартире у него постоянно убирался какой-то парень. Также охранник и водитель всегда при нем были. На велосипедах они где-то катались. До сих пор на лестничной клетке стоят.

В подъезде - чей-то одинокий велосипед.

- Бывшего председателя правительства РК Ромаданова не видели здесь?

- Его не видели, но видели его шикарный дом в Сосновом береге. Таких домов мы ни у кого здесь не видели. Дом спрятан за высоким забором, охраняется. Ромаданов очень богатый человек. Не постеснялся однажды признаться, что у него зарплата в 30 раз больше, чем у Гайзера.

- Как вам сам Вячеслав Гайзер?

- В отличие от остальных, он производил впечатление интеллигентного, приятного мужчины, всегда здоровался. В магазин всегда сам спускался с пакетиком, без охраны. Приятная жена у него Наташа, внимательная женщина. Его младший сын учится в лицее, играет на гитаре. Дочка уехала учиться вроде в Москву. Семья спокойная.

- Говорят, он живет в малогабаритной «двушке»?

- Бросьте вы, у него четырехкомнатная квартира с огромным холлом. 180 квадратов. Сейчас таких домов в Сыктывкаре не строят. Добротный, с отличной планировкой, просторные комнаты.

- Вы с Гайзером общались?

- Нет, только здоровались. Видели, как он с собачкой-болонкой каждое утро гулял. У его семьи два гаража, которые он сам закрывал-открывал, хотя машину не водил. На служебной с водителем ездил.

- Служебная - «Шкода»?

- Вы смеетесь? Никакой «Шкоды» там близко не было. Там более серьезная машина. А жене своей он незадолго до ареста новую красную «Альфа Ромео» купил.

- Правда, что Гайзер на работу пешком ходил без охраны?

- То, что он пешком ходил – это правда. И без охраны.

- А люди к нему не подходили на улице?

- Все привыкли. Если и подбегали к нему, он со всеми здоровался.

- Чем его жена занимается?

- В архивах Госнаркоконтроля работает. Должность ей дали подполковник. Это, конечно смешно.

- Сейчас она здесь?

- Нет, она в Москву уехала.

- Кто такой бизнесмен Самойлов, который сейчас пошел на сделку со следствием и сдает своих же?

- Самойлов мстит всем им, - присоединяется к разговору мужчина - Его отстранили от общих дел. Он был не в обойме. Обиделся. Теперь всех сдаст. Думаем, по такому же пути пойдет Бондаренко.

- Что говорят в городе – кто главный во всей это схеме?

- Известно, что Зарубин и Чернов привели во власть Гайзера. И после уже закрутилась машина, которую было не остановить.

На что тратили деньги высокопоставленные чиновники в Коми, почему по делу Гайзера проходит инвалид, за что местные жители держат зло на главу республики, и как оппозиция пыталась бороться с республиканской властью – в продолжении репортажа "Дело Гайзера крупным планом: кто и как грабил Коми".

Об обвинениях, предъявленных Гайзеру, читайте в статьях «Глобальная чистка или сведение счетов?» и «Как работал счетчик Гайзера».

Читайте материал "МК" по теме: "До задержания мэр Сыктывкара тайно находился под домашним арестом"

Сыктывкар